Старые песни без главного

№ 36 (618) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Столетие комсомола: для кого-то просто летная погода, для кого-то - проводы любви.

— А ты, случайно, не из дворян?

День столетнего юбилея ленинского комсомола в Вологде выдался необычно солнечным. Этот бенефис яркого светила после непогожей недели мог показаться символичным для многих представителей моего поколения, незримой пуповиной связанного с ВЛКСМ: вот ведь, даже погода празднует вместе с нами! Однако я знаю немало своих сверстников, у которых комсомол оставил совсем другое «послевкусие»…
Будучи неотъемлемой частью официальной коммунистической доктрины, «молодежный резерв партии» внес существенный вклад во все, что происходило в нашей стране в те годы: и в хорошее, и в плохое.
Комсомольский актив был в первых рядах не только на многочисленных стройках индустриализации, но и во «всенародной поддержке» массовых репрессий против «врагов народа», включая сотни тысяч членов и кандидатов в члены ВЛКСМ.
Обладатели значка с профилем Ленина поражали не только примерами бескорыстия и самоотверженности, описанными в хрестоматийном романе «Как закалялась сталь», но и образцами криводушия и безудержного карьеризма.
Комсомольские секретари первыми вставали в атаку во время вой­ны, но поспешно и бестрепетно «конвертировали» свои идеалы в денежные знаки на заре кооперативного движения, когда сформировался, по меткому выражению поэта, «союз фальшивых вождей и настоящих воров»…
Вот почему «ремейк» давно ушедшей в никуда газеты «Вологодский комсомолец», брошенной на днях в мой почтовый ящик, вызвал весьма противоречивые чувства. С одной стороны, не хлебом единым жив местный бизнес, если находятся предприниматели, готовые профинансировать бесплатное печатное издание тиражом свыше 100 тысяч экземпляров. С другой стороны, сотни тысяч рублей, потраченных на подготовку, издание и распространение этой газеты, было бы, на мой взгляд, более благородно направить на адресную поддержку тех старых комсомольцев, кто пребывает сегодня в отчаянном человеческом одиночестве и жестокой материальной
нужде.
И все-таки главное, пожалуй, в другом. В советскую эпоху многомиллионный ленинский комсомол был слишком большой и внутренне неоднородной организацией, чтобы считать его единым целым. И судьбы людей, когда-то объединенных званием комсомольца, сложились диаметрально по-разному. Одни из них сегодня могут себе позволить отметить день комсомолии банкетом в престижном ресторане, а другим может не хватить и на бутылку пива.
Характерный пример из жизни. Недавно я участвовал во встрече старых сослуживцев. Само собой разумеется, все до единого прошли через комсомол: это было непременным условием карьеры военного политработника. И что интересно: былые комсомольские активисты, когда-то с праведным гневом обличавшие идейно незрелых и нравственно нестойких сотоварищей, в большинстве своем остались на нижних ступенях карьерной лестницы, когда не вписавшись в один из крутых жизненных виражей, когда подпав под влияние бога виноделия Бахуса. А былые «раздолбаи», увешанные строгими выговорами по комсомольской линии, как новогодняя елка, ныне преуспевают на административной, финансовой или масс-медийной ниве.
Такой вот, друзья мои, праздник получается…

Фото yandex.ru