Судьба и песни фантазера

№ 12 (594) Рубрика: Гости города Автор: Михаил Скляр

Несколько лет назад судьба подарила мне встречу с человеком, чьи душевные качества под стать музыкальному таланту, а биография могла бы стать сюжетом для романа. И до и после мне приходилось общаться со многими представителями творческой богемы, но вечер с Ярославом Евдокимовым остался одним из самых памятных.

Ярослав Евдокимов с автором материала. Вологда, 2010 год.

Деятели искусства нередко признаются, что считают своей родиной всю планету. У Евдокимова размах поскромнее. Дитя трех братских народов, он ощущает себя на родине только в трех странах: на Украине, в Белоруссии и России. Правда, официальным титулом «народный артист» Евдокимова удостоили только белорусы, но переполненный зал на недавнем концерте в Вологде – лучшее свидетельство того, что «народность» артиста определяют не чиновники, а зрители.
Так вот, до своего разговора с Ярославом Евдокимовым я воспринимал его как баловня судьбы – красивого мужика с бархатным голосом, мирно поющего про колодец и калины куст. Его исповедь о своей жизни стала для меня настоящим открытием. Оказалось, что Ярослав родился… в тюрьме, где его репрессированная мать отбывала срок по какой-то политической статье. И помотала его судьба так, что сердца не хватит рассказать обо всем.
После школы-восьмилетки работал на стройке простым каменщиком, дорос до прораба. Служил на Северном флоте, в поселке Видяево, и стал старшиной 1-й статьи. После увольнения в запас вернулся на родину, в город Днепропетровск, устроился на шинный завод. Словом, классическая «пролетарская» карьера.
Он и запел, в общем-то, случайно: в ресторане, на свадьбе друга. И не только сорвал бурные аплодисменты гостей, но и получил приглашение от директора заведения солировать в ресторанном оркестре. Так вот оно и пошло, поехало…
И в творческом смысле он вовсе не так прост, как может показаться. Да, концерты Евдокимова редко обходятся без русско-украинско-белорусского фольклора: «Ой, мороз, мороз», «Пидманула-пидвела», «Кветка шчасця». Но в его репертуаре столь же органичны драматические песни на стихи Пушкина, Вертинского, Гамзатова, Рубцова, Казаковой. И самые знаменитые композиторы не обходили его вниманием: от Соловьева-Седого до Пахмутовой, от Френкеля до Фрадкина…
– Знаешь, обо мне ходило много слухов, – с улыбкой признался мне тогда Евдокимов. – Самый невинный слух: я женюсь на Софии Ротару (которая тогда была замужем за другим человеком). Но я не обижался: значит, я все еще интересен зрителю. Расстроился только однажды: когда меня пригласили на радиопередачу «Забытая звезда». Забвение – вот худший приговор для артиста…