Судьба вологодского вице-губернатора

№ 33 (573) Рубрика: Взгляд Автор: Павел Патраков

В списке из двух с половиной тысяч вологжан, лишенных избирательных прав, который областная газета «Красный Север» опубликовала в 1929 году, за № 958 значится Мономахов Николай Владимирович - бывший вологодский вице-губернатор. № 959 - Мономахова София Михайловна, жена этого крупного чиновника дореволюционной эпохи.

Пролетарская революция в действии…

Сотни тысяч «бывших» безвестно сгинули в годы сталинских репрессий, но на примере нашего земляка Николая Мономахова мы можем хотя бы примерно представить, КАК и ЗА ЧТО уничтожали интеллектуальную элиту России.
Немного из биографии нашего героя. Мономахов Николай Владимирович, 1863 г. р.,
уроженец села Никольское Сердобского уезда Саратовской губернии. Потомственный дворянин, ведущий свой род с XIV века, когда византийский полководец Владимир Мономах выехал на Русь. Закончил военное артиллерийское училище и поступил на службу в полк, но вскоре вышел в отставку и служил по гражданской части мировым судьей.
С 1883 по 1896 год был чиновником низшего, 14-го класса (коллежский регистратор), на следующей ступеньке чиновничьей иерархии застрял еще на восемь лет. Вырастил и воспитал восьмерых детей.

Пролетарская революция в действии…

Только в 1905 году, когда Мономахову было уже за сорок лет, его заметил и оценил выдающийся российский реформатор Петр Столыпин. В ту пору Столыпин был губернатором Саратовской губернии, охваченной крестьянскими бунтами. Проезжая по разоренной бунтовщиками губернии, Петр Аркадьевич Столыпин неожиданно попал в настоящий оазис благополучия – усадьбу Мономахова.
Оказывается, вопреки знаменитой фразе Пушкина русский бунт был хотя и беспощадным, но далеко не бессмысленным. Крестьяне различали помещиков и разделяли их на две категории: рачительных хозяев и бесхозяйственных эксплуататоров крестьянского труда. Первых чаще всего почитали и ценили, вторых жгли, расхищая все самое ценное.
Вот тут и начался карьерный рост незаметного провинциального чиновника. В беспокойном 1905 году он не только стал чиновником 8-го класса, перешагнув сразу через несколько иерархических ступеней, но и получил хрестоматийно прославленную «Анну на шею» (орден Святой Анны). А год спустя, когда первая русская революция пошла на спад, Мономахова назначили исполняющим обязанности вице-губернатора Вологодской губернии с присвоением чина коллежского советника (6-й класс). Говоря на языке военной субординации, всего за два года Николай Владимирович продвинулся из старших лейтенантов в полковники!
Но в Вологде он в ту пору не задержался. Столыпин, которому позарез понадобился дельный управленец на дальней окраине Российской империи, хлопочет перед императором о переводе Мономахова во Владивосток, где требуется вице-губернатор Приморской области. Указ о переводе последовал 6 июля 1910 года. Наконец 25 марта 1912 года он за отличие переводится в действительные статские советники (чин 4-го класса, генеральский) и назначается губернатором Камчатской области – это была вершина его карьеры.
В 1909 году по закону «Об административном переустройстве Приморской области и Сахалина» из ряда уездов Приморской области была образована Камчатская область. Главное управление областью принадлежало Приамурскому генерал-губернатору, а местное – губернатору. Характерная деталь: в 1913 году губернатор Камчатки предпринимает путешествие на Чукотку для обследования золотоносных месторождений. Вот как описывал это журналист Арцышевский: «Н. В. Мономахов проехал большую часть пути на собаках и только в некоторых местах – верхом на лошади, сделав туда и обратно более 2000 верст».
В конце 1916 года губернатору Мономахову позволяют уехать на материк в шестимесячный отпуск, но из этого отпуска на Камчатку он уже не вернулся: грянула Февральская революция 1917 года.
Отречение самодержца от престола застало Мономаховых в Петрограде. Губернаторской должности Николай Владимирович, естественно, лишился. Все имущество семьи, оставшееся в Петропавловске, было продано на аукционе городскими властями.
Но и в Питере семье бывшего царского сановника было несладко. После установления «пролетарской диктатуры» из Петрограда сбежало не менее миллиона человек из трех миллионов населения. Десятки тысяч горожан умерли от голода и холода в своих заледеневших квартирах. В городе не работала канализация, политический террор сопровождался уголовным…
В тихой провинциальной Вологде было относительно благополучно, и Мономаховы вернулись сюда. Причем, судя по всему, пытались если не сродниться, то сработаться с новой властью. Сын бывшего вице-губернатора был принят телеграфистом в 6-ю армию, дочь там же служила машинисткой при штабарме.
И все-таки в 1929 году Вологодский совет лишил Мономахова избирательного права, а значит, и права на минимальный паек. Кому помешал старик под 70 лет? Нет ответа…
Спасаясь от голодной смерти, Николай Владимирович с супругой Софией Михайловной уехали в Ленинград, где в то время работал их сын. А дальше события развивались по хорошо известному из истории сценарию. Действительный статский советник, бывший вице-губернатор Вологодской губернии, бывший губернатор Камчатской области был арестован 9 марта 1935 г. Особым совещанием при НКВД СССР 17 марта 1935 г. осужден как «социально опасный элемент» на пять лет ссылки. Отбывал срок в городе Урицке Кустанайской области. Повторно арестован 19 ноября 1937 г. УНКВД Кустанайской области, 2 декабря 1937 г. приговорен к высшей мере наказания и расстрелян без суда и следствия решением «тройки».
Его сын Михаил также был осужден, отбывал срок в БАМлаге; жена, сноха, внучка – все были высланы в 1935 г. Им повезло: всего через год разрешили вернуться. Но воспользовались они этим правом или предпочли спрятаться подальше, затаиться, изменить фамилию и переписать биографию, как делали в ту пору очень многие представители этого сословия, доподлинно неизвестно…