Светлый человек

№ 25 (607) Рубрика: В начале было слово

Вот уже больше десяти лет, как нет в этой жизни удивительного человека с открытой светлой душой – Владимира Евгеньевича Левагина.

Удивительного своей преданностью профессии, преданностью друзьям, которых не бывает много, преданностью поэзии… Стихи начали приходить к Володе, когда он учился в школе, да так и остались с ним на всю недолгую жизнь. В них все то, что он так сердечно любил: Родина, природа, друзья, работа… Поэт Сергей Чухин писал: «Владимир Левагин – хирург по профессии и поэт по душевному складу. Прежде всего в его стихотворениях подкупает верность поэтической интонации. В своих поэтических миниатюрах Владимир Левагин самораскрывается до предела, поэтому читатель верит ему безусловно и ответно дарит автору внимание и дружбу».
Он был хорошим, надежным другом. Родственную душу человек чувствует всегда. А рядом с ним было хорошо молчать, бродить по лесу, сидеть в мужской компании, когда он с неповторимым нижегородским говором увлеченно рассказывал, например, о том, каким будет дом на его дачном участке в деревне под Ермаковом (он его своими руками и построил); или, скажем, о поездке к знаменитому офтальмологу Федорову, о новых методах лечения… И, конечно, – обязательное чтение своих стихов. Это был человек, который сделал себя сам; человек, всей душой ненавидевший фальшь и интриги в любых проявлениях, а также никогда не признававший незаконченности в делах. В Володе многое восхищало: его профессионализм как врача, готовность в любую минуту прийти на помощь, его естественное умение быть незаметным и вместе с тем – незаменимым… Отличный детский хирург-офтальмолог, вернувший зрение тысячам маленьких вологжан почти за тридцать лет работы в своей профессии… И сегодня, верится, Володина светлая душа возвращается к нам в его стихах, чтобы и мы здесь, на земле, были еще «зрячее» ко всему прекрасному и настоящему, что так искренне любил Владимир Евгеньевич Левагин.

Что за емкое слово – Родина!
Нет, не слово, меня пойми.
Это что-то определенно твердое,
Устоявшееся в нашей крови.
А. Цыганов, Н. Осипов

Журавлиная тихая песня
Дайте руку!
Я ни зги не вижу.
Протяните руку
Кто-нибудь…
Я вас не обижу.
Не унижу,
Укажите только
Верный путь.

Прочитав немало
Честных книжек,
Вынес я из них
Все ту же суть –
Дайте руку!
Я ни зги не вижу.
Протяните руку
Кто-нибудь…

Белый снег
Белый снег,
Как твоя ладонь,
Обжигающе
Бледно-холодный.

Белый снег,
Как твоя ладонь.
Только тронь,
Только тронь!

Путь тернист.
Ну, а воздух чист –
Я боюсь сделать
Вдох и выдох.

Уходящие поезда,
Да негромкие голоса
Отдают
Расставания дымом.
Белый снег,
Как твоя ладонь…
Неподвижна ты
В белом наряде.

Белый снег,
Как твоя ладонь.
Только тронь.
Только тронь!

***
Сохрани свои тайны, любимая,
Понадежнее их сохрани.
Сохрани эти тайны ранимые,
Сокровенные тайны свои.
На пустынном сыром полустаночке,
В безысходной российской глуши,
О тебе мои думы запретные,
Эти грешные мысли мои.
В неуютном житейском пристанище,
Где слезой заменяется смех,
Никогда наши взгляды не встретятся.
Наши судьбы не скрестятся ввек.

***
Я и сам
Не горюю нисколько,
Всем доволен,
Что в жизни имею.
Всем доволен…
Но, знаете, только
Я еще бы пожить хотел…

Чужая рана
Покоя не дает чужая рана –
Осколок где-то в области плеча.
Перебинтованный тельняшкой рваной,
На бруствер выскочить пытаюсь сгоряча.

Запальное кольцо рванул зубами,
Бегу, кричу: «За Родину! Ура!»
И сталкиваемся как будто лбами
Фашистский пулеметчик тот и я.
Земля плывет… Проваливаюсь…
Рыхло…
И грохот боя исчезает, словно тень…
Неимоверной тишиною вспыхнул
Обыкновенный мирный день.

Жестоким сновиденьем ошарашен,
Я чувствую бескровно: горяча!
Забыться не дает чужая рана –
Осколок где-то в области плеча.

Осень
Скоро снова настанет осень:
На счастье или на беду?
Смотрите, как ветер носит
Пожелтевшие листья в саду!

Не звенит соловьиная песня,
И луга не шумят травой.
Берега в холодеющий омут
Опрокинулись вниз головой…

Первый знак уходящего лета –
Проплывающий клин журавлей,
Всплески детства, как всплески света,
Мамин дом… Нет его милей!

Журавлиная тихая песня
С босоногого детства знакома;
Потому-то меня вечерами
Тянет в холод из теплого дома.

***
Мы приходим в мир на краткий миг,
Вечным кажется он в беге будней,
Но к концу раздастся жалкий крик:
«До чего же краток век и скуден!»

Для чего же мы выходим в путь
Без порока, без греха, без святости?
Чтобы душу нашу распахнуть
Вечной боли или… светлой радости.