Таинственность искренности

№ 29 (569) Рубрика: В начале было слово

Казалось бы, два непримиримых понятия – таинственность и искренность. Но в творчестве претендентки на областную литературную премию «В начале было слово» Ольги Лавровой эти свойства не просто мирно уживаются – они органично дополняют друг друга. Ее стихи, искренние по форме, таят в себе какую-то загадку невысказанности. Впрочем, может ли быть иначе, когда за перо берется Ее Величество Женщина?! Дв

Уроженка Тотемского района Ольга Лаврова начала писать стихи еще в школьные годы. Но свои детские произведения она самокритично оценивает как «несерьезные попытки рифмовать что-то на заданную тему».
Позднее, в пору студенчества, произошел переход количественных изменений в качественные. Ольга писала взахлеб, не делая перерывов даже по случаю рождения детей – сына и дочери.
Тематика ее стихотворений универсальна. Переживания, любовь, потери, философия жизни, быт – в стихах Лавровой можно найти все. При этом ее муза лишена самонадеянного снобизма: Ольга не считает зазорным учиться у классиков и современников.
Предлагаемая подборка – далеко не единственная публикация лидера литературного объединения «Тотьмяне» Ольги Лавровой. Ее произведения не раз публиковались в местной прессе – газетах «Уездные новости» и «Тотемские вести», а также в коллективных сборниках тотемских авторов. У поэтессы есть своя страничка на сайте СТИХИ.РУ. Два года назад вышла из печати первая собственная книжка стихов Ольги Лавровой «Птичь песня».

Фронтовой поцелуй

В палатке серой медсанбата
Средь раненых лежал боец.
Осколочное от гранаты…
Вздыхает кто-то: «Не жилец!»
Ему всего-то восемнадцать,
Не видел в жизни ничего.
Как все, на фронт ушел сражаться –
За землю, мамку, отчий дом…

Среди бинтов, средь хрипов, стонов,
Не зная отдыха и сна,
То к одному, а то к другому
Снует меж коек медсестра.
Кому-то – сделать перевязку,
Кому-то – пить, кому-то – встать,
И уговором, женской лаской
Отвлечь от ран и боль унять.

И над парнишкой, как голубка,
Порхала белая рука.
Протягивая ему кружку,
Сестра шептала, чуть дыша:
«Солдатик, миленький, ты сможешь!
Но не сдавайся! Не сейчас!»
Слезами окропляя ложе,
Молила смерть уйти, отстать!
Потом, нагнувшись, поцелуем
Скрепила бледные уста…
Под утро вновь – на огневую
Средь боя раненых искать…

А парень выжил! Еще долго
Он помнил этот дивный сон:
Молитву, что шептал негромко
Девичий тонкий голосок.
И губы теплые, родные,
От слез соленые совсем,
Глаза – цветочки полевые,
Как васильки во всей красе.

Уж далеко за горизонтом
Гремел орудиями бой…
И там, в кровавой бане фронта,
В палатке части полевой
Слезами снова умывает
Сестричка раненых солдат
И вновь молитвой возвращает
Их с того света, словно мать.

Двое

Моему деду Александру Михайловичу ЛАВРОВУ,
командиру разведроты, посвящается.
В лесу глухом, где не найти огня,
У поседевшей в лихолетье ели
Два партизана на траву осели,
Болотом прокружив почти полдня…

«Санек, дай покурить, пока живой», –
У друга попросил один цигарку,
И сучковатую на миг отставил палку,
Закрыв ранение трясущейся рукой.

Привычно самокрутку тот сложил
И подал, сделав первую затяжку.
Казалось, в целой жизни не было так тяжко:
Не верилось, что будут дальше жить…

Прокрались скрытно до знакомой хаты,
Да нарвались: была засада там.
Казалось, из-за каждого куста
Плюют свинцом горячим автоматы.

К опушке только двое прорвались
Из четверых. А следом, словно волки,
Шли псы, почти два метра в холке,
Догнать от смерти ускользающую
жизнь.

Пришлось кружить, запутывая след,
Когда б еще хотя бы две гранаты –
Осталось бы на свете меньше гадов,
Что рыскают не по своей земле.

Но шла облава верно по следам –
Псы лаяли, почуяв зов охоты,
А впереди – трясинное болото,
Холодная зыбучая вода.

Почти ушли… Но пуля догнала
От обозленного беспомощного «ганса»,
Который счел своим последним шансом
Вослед им весточку отправить из ствола.

Скользя по мху и грязи, прижимая
Рукой простреленной свой автомат
к груди,
Шатаясь, брел по лесу командир.
То падая, то снова поднимаясь.

Он на себе товарища тащил.
А тот, хрипя, цедил за словом слово:
«Недотяну… Санек… Оставь меня…»,
Но снова брел, пока хватало сил…

…С тех пор прошло уже немало лет.
Где тот Санек, где тот его товарищ?
Не сгинули в огне лихих пожарищ –
Я знаю, что не бросил друга дед!

Нежность

Не всегда есть любимые рядом,
Не бывает, чтоб вечно вдвоем.
Прикоснись ко мне – словом и взглядом,
Телефонным звонком и письмом.

Часто быт, превращаясь в рутину,
Отнимает друг друга у нас.
Но прошу тебя здесь и отныне –
Не давай им и крошечный шанс.

Будут хлопоты, мирные споры –
Все обычный и нужный пустяк.
Только вдруг посреди разговора
Обними ты меня просто так…

Даже руку мою согревая,
Ты мне многое скажешь без слов.
Прикоснись ко мне, не прикасаясь,
Взглядом тоже даруют любовь.

Цветные сны

Я так хочу, чтоб сны цветные жили
И разлетались красками вокруг.
Я так хочу, чтоб птицами кружили
Цветные радости, и не было бы вьюг.

Мечтай, живи, восходом наслаждайся,
Не умирай, не становись, как тень,
А просто человеком оставайся,
Чтоб был полезным каждый новый день.

Тогда цветные сны затмят печали,
Закрасят серость бесконечных дней.
Ах, если бы почаще мы мечтали,
Быть может, мир стал радостней, светлей!

Поэты

Мы – судьбы сумасшедшие странники,
Трубадуры эмоций печальных,
Сердце – вдребезги, души – рваные,
Все поем о хороших и разных.

Мы питаемся мыслями грешными,
Собираем святые крупицы,
Чтоб потом вечерами неспешными
Их коктейлями вусмерть упиться.

Собираем слезинки и радости,
Чтобы страждущим дать утешение,
А кому-то отдать сострадание,
Ну а прочим – посеять сомнение.

Через время и через пространства мы
Тянем важное, самое главное…
Мы певцы ваших судеб печальные:
Сердце – вдребезги, души – рваные..

Стихи рождаются от боли

Не от мечты и не от счастья,
Не от любви, не от покоя,
Стихи приходят не от страсти –
Они рождаются от боли!

Нет вдохновенья у поэтов.
У них рождаются поэмы,
Когда тоскливые рассветы,
Когда тяжелые дилеммы…

Стихи приходят вместе с криком,
Беззвучным, страшным и тоскливым,
Когда душа совсем поникнет
Под безразличьем молчаливым.

И вот тогда, тогда из битой,
Из выжженной души, из сердца –
Стихи рождаются молитвой,
Они спешат к единоверцам.
И несмотря на то, что светел
Мотив стиха, прекрасен, строен,
Не вдохновеньем он излеплен –
Стихи рождаются от боли!..

Я болею тобой…

Я болею тобой, болею…
Мне диагноз поставило время.
Я люблю тебя, как умею,
Слишком сладкое это бремя.
Не лечи меня, я – простужена,
Заболеешь и ты, наверное.
Мне лекарство простое не нужно,
Есть получше, самое верное:
Обогрей меня ласковым словом,
Страсти дай и объятий крепких,
Поцелуев нежных уколы
Делай чаще, любимый лекарь.

Случай мой уже стал клиническим:
Навсегда заболела тобою.
Чувством этим почти вулканическим
Нас накроет вдвоем, накроет…

Если я хоть что-нибудь значу,
В сердце место не зря занимаю,
Успокой ты мою горячку,
Я болею тобой, понимаешь?

Ночной дозор

Ночь шальная выпита до дна.
Сердце не стучит, как заводное.
Почему же глупая луна
Растревожила его собою?

Я теряю радость и покой,
Тянутся минуты, дни, недели…
Нет! Оставить надо за спиной
Всё. Пусть поглотят тоску метели.

А рассвет венчает новый день.
Может, он несет с собой надежду?
Ночь ушла, за ней – печаль и тень…
«Не грусти, мой друг: звездою нежной
В этот раз удача заблестит», –
Шелест ветра успокоил тихо…
А иначе и не может быть:
Нет такого, чтоб все время лихо…

Вскачь несутся дни, недели… Но
Где-то я не там с пути свернула.
Непогода за моим окном,
Мысли в голове – пчелиный улей…

На стекле холодном капель строй
Прочертил неровные дорожки…
Рвутся нити прошлого: «Не ной!» –
К новой жизни следуй осторожно.

Первый снег

Первый снег в легком танце кружится,
Сплел деревьям в саду кружева.
Изумрудною влагой искрится
Под холодным покровом трава.
Так и вспомнились вдруг почему-то
Те сады, что цветут по весне
И упавшими вниз лепестками
Землю красят, как выпавший снег.

Ночное свидание

Этот снег, эта ночь… Фонари, фонари…
Тишина и тепло – аж до самой зари…
Помолчим… А зачем что-то нам
говорить?
Ты же смог эту ночь мне одной
подарить.
Нет уж звезд, снегопад и сердца –
в унисон…
Я не знаю, наверное, все это сон…
Помолчим, ведь слова – пустота,
просто звук…
Не одна! Не одна!!
Снег и счастье вокруг…