Тимуров день

№ 26 (608) Рубрика: Момент истины Автор: Мария Дмитриева

Новые версии смерти актера ТЮЗа Тимура Миргалимова обсуждали в минувшие выходные на концерте, посвященном его памяти. Обсуждали негромко, не со сцены, кулуарно. Но всех его друзей, коллег и поклонников волновал вопрос: если это было не самоубийство, то что?

Известный в Вологде человек, артист, музыкант и поэт, которого друзья обычно звали «Тим»… 31 июля ему бы исполнилось 44 года. В конце мая смерть этого талантливого человека потрясла город.
12 августа на концерт его памяти «Тимуров день» собралась самая разная публика – от уличных музыкантов до ценителей театра. У всех в памяти Тимур Миргалимов остался разным: для кого-то – беспечный «панк», для кого-то – отзывчивый друг или блестящий, тонкий композитор. Даже насчет версий его смерти, как выяснилось, нет полного единства мнений. По официальной версии, Тимур сам свел счеты с жизнью, но самые близкие друзья уверены: это мог быть несчастный случай.

Фатальная ошибка?
Тимур Миргалимов внезапно пропал 31 мая этого года – не пришел в театр на репетицию, не отвечал на звонки. 3 июня, когда жена Ольга Юганова вместе с друзьями пришла к дверям комнаты в общежитии на улице Планерной и снова набрала номер мужа, внутри запертой комнаты раздалась трель телефона.
Друзья помогли высадить дверь – Тимур сидел в кресле, голова упала на грудь, в первый момент всем показалось, что он просто спит, но потом вошедшие увидели петлю на шее…
Позже станет известно, что актер погиб, вероятно, еще в день своего исчезновения – 31 мая. Последний статус на страничке в соцсетях: «Смысла Нет…»
Одной из последних, с кем Тимур общался при жизни, была его казанская знакомая Зинаида Фейгина. 12 августа Зина, которая знала Тима еще по Казанскому театральному училищу с середины 90-х и пела в его музыкальном проекте «Вещий сон», приехала в Вологду, чтобы отдать своеобразную музыкальную дань памяти погибшему товарищу.
– Он звонил мне по «скайпу» 28 мая, незадолго до того, как пропал. И сказал, что хочет все поменять – профессию, город, круг общения, вообще все, – вспоминает Зинаида. – В Казанском училище он считался одним из самых перспективных, подающих надежды, и в Вологде у него были большие планы на театр. Мне кажется, очень тяжело осознать, что менять – хочется, а сил уже нет, надо отрываться от корней, отказываться от всего, что любишь.
Зинаида считает, что Тимура разочаровывало его положение артиста второго плана в ТЮЗе, несмотря на три десятка сыгранных ролей. Впрочем, по ее словам, вряд ли это вина режиссера (по одной из версий, ходивших в театральной среде, «в петлю» актера мог толкнуть конфликт с худруком).
– У режиссера свое видение, и обвинять его в том, что случилось, – мягко говоря, неумно. Режиссер не должен быть хорошим и добреньким, он делает то, что считает нужным: мне нравится вот этот актер, этот и этот, остальные на подхвате. Скорее вопрос в том, почему у Тимура, при всех его многочисленных друзьях, поклонниках, не оказалось рядом человека, который мог бы сказать: все это ерунда, просто «не твой» театр и не твоя жизнь, – говорит Зинаида. – А Тим – он очень категоричный, предельно честный. Если с ним хорошо – он относится так же, если плохо – сразу отрефлексирует. Он и из жизни ушел именно так.
Коллега Тимура по сцене, вологодский актер Игорь Рудинский, признается, что у него до сих пор осталось чувство вины за произошедшее.
– У меня было плохое предчувствие, когда он пропал, очень плохое. Хотя я надеялся, что все обойдется. Тимуру надо было немного потерпеть, подождать – у него были прекрасные перспективы. Когда он погиб, я был на больничном – мы хотели поговорить о его ролях, карьере, когда возобновятся репетиции, но не успели. Он очень тонко все чувствовал и сильно переживал, хотя на людях скрывал это под маской бравады, служившей ему своего рода щитом, – рассказывает Рудинский.

Денис Романенко.

А вот самые близкие друзья Тимура – из числа тех, кто нашел его мертвым в общежитии, и тех, кто постоянно был на связи и следил за поисками, – уверены, что актер мог и не желать добровольно расстаться с жизнью. Один из организаторов памятного концерта 12 августа Денис Романенко, директор Объединенной творческой корпорации, считает, что речь идет о несчастном случае. По его словам, есть несколько причин, опровергающих версию о самоубийстве.
– Во-первых, голова, склоненная на грудь. У человека, который повесился, ломаются шейные позвонки, голова повернута набок. Во-вторых, веревка не была оборвана. Мне кажется, Тимур мог просто уснуть, «отключиться» и задохнуться в петле, которую он демонстративно надел на шею и которая случайно затянулась. Такая выходка на грани дозволенного – это в его духе, а вот в суицид я не верю, – утверждает Денис.
Кстати, если эта версия верна, нельзя не обратить внимание на жуткое совпадение: в 2009 году, когда Тимур жил в Соколе, точно так же погибла его первая жена. Как вспоминает Зина Фейгина, девушка хотела напугать возлюбленного, изобразив свое «повешение», в итоге все закончилось трагически.

«Маньяк» с гитарой
По словам всех друзей, знакомых и поклонников, в характере Тимура было одно качество, редкое в наше время: щедрость при абсолютном отсутствии пафосности и напыщенности. Зинаиде Фейгиной он подарил флейту, на которой девушка затем играла в «Вещем сне». Молодому актеру ТЮЗа Василию Лимонову Тим не пожалел собственную гитару – музыканты знают, как ценен этот инструмент для каждого исполнителя, не случайно в их среде ходит поговорка: «Женщину и гитару не отдавай никому».

Василий Лимонов (на заднем плане)
и Егор Машьянов исполняют зарисовку Тимура из жизни ТЮЗа.

– Я пришел в театр в 2011 году, наши с Тимуром гримерные столики оказались рядом, – вспоминает Василий Лимонов. – Первое, о чем он меня спросил: «Играешь на гитаре?» Я говорю: «Играю». – «О! Ну все, ты попал». И через некоторое время подарил мне свою гитару – хорошую, со звуко­снимателем. Сказал, что сам хочет купить новую, но не будет этого делать, пока старую не отдаст. Новую, кстати, он действительно купил, но только месяца через полтора-два.
Василию Тимур запомнился своей почти маниакальной страстью к творчеству. Вдвоем со старшим товарищем они безвылазно просиживали часов по восемь, придумывая новые мелодии, сочиняя тексты, импровизируя. Часть этих зарисовок была посвящена театральной жизни (одну из них Лимонов исполнил на памятном концерте – ироническая песенка была придумана напарниками в честь премьеры спектакля о Сирано де Бержераке). Много песен Тимур написал на стихи своих любимых средневековых авторов, особенно высоко он ценил французского поэта и барда XV века Франсуа Вийона.
– У Тима очень оригинальная манера игры. Иногда возьмет аккорд, который, кажется, не вписывается в гармонию, – но как звучит! Некоторые его аккорды я вообще не смог подобрать на гитаре – он их, наверно, придумывал сам. Что касается личности… Внешне он всегда был позитивным. Хотя и проскакивали у него словечки, вроде «жизнь г…но, смысла нет», но было полное ощущение, что он просто шутит, что это не всерьез, – говорит Василий.
По словам вологодского музыканта Алексея Сизова, с которым Тимур играл в группе «ЭNск» в 2009-2010 годах, любимой фразой Тима на людях было выражение: «Че, не панки, что ли?»
– Он тогда был самым старшим из нас, таким дядькой-наставником. Хотя под этим внешним позитивом угадывалась его закрытость. Какие-то откровенные вещи из него клещами не вытянешь – отшутится, сменит тему, но ничего не расскажет. Импульсивный и немного обидчивый, мне кажется, он вообще всегда жил по принципу «да или нет», «нравится – не нравится». Но при этом хороший товарищ, верный друг, отзывчивый и абсолютно не злопамятный, что очень нравилось, – делится Алексей.

За пультом — звукорежиссер Вологодского драмтеатра Дмитрий Белов. На сцене — Зинаида Фейгина
(Казань, вокал, флейта), аккомпанирует Алексей Сизов.

Вся жизнь – театр
Директор Дома актера Ирина Горожанова знала его таким, каким, возможно, не знали многие друзья и знакомые. В учреждение, которое сами артисты ласково называют «Домиком», Тим приходил, чтобы воплотить собственные творческие задумки, не нашедшие применения в ТЮЗе.
– В отличие от образа, который он создавал на людях, на меня он произвел впечатление человека доброго, заботливого, в каком-то смысле даже «детского». Может быть, дело в том, что у нас он играл в камерной обстановке, делал то, что хотел, – у него было очень трепетное отношение к материалу, – вспоминает Ирина Горожанова. – Это и замечательный спектакль «Сильные и слабые», и его сольная программа «Четыре маски», которую мы, слава Богу, успели записать на видео. Все это он готовил, что называется, «из себя». Заменить его невозможно: смотрю афишу, а там буквально ни одного вечера нет, где не был бы занят он сам или не звучала бы написанная им музыка.
Еще одно общее впечатление: при всей многогранности и неоднозначности Тимура нравиться он умел буквально всем, даже в том случае, если играл в спектаклях отрицательных персонажей.
– У меня самое яркое воспоминание о Тимуре – конечно, «Алые паруса», где он играл Мэннерса-младшего, соперника Грея (за этот образ Миргалимов был номинирован на премию Вологодского отделения Союза театральных деятелей – «Лучшая мужская роль второго плана». – Прим. авт.) И еще забавный случай, который случился со мной после премьеры этого мюзикла в ТЮЗе. Я возвращался домой по Горбатому мосту и случайно услышал разговор молодых девушек, которые, видимо, тоже шли из театра. И там прозвучала фраза: «Ну какая же дура эта Ассоль, что выбрала Грея!» – рассказал вологодский музыкант, поэт и звукорежиссер Никита Воскобойников, участвовавший в создании спектакля.
***
Концерт памяти Тимура в Доме актера закончился неожиданным происшествием: как только отзвучали все песни и организаторы попрощались с публикой, налетел шквальный ветер, ударили молнии и хлынул дождь. Что интересно, аппаратура, которую еще не успели отключить, каким-то чудом уцелела. Алексей Сизов увидел в этом почти мистический знак:
– Знаете, а ведь это вполне в духе «приколов» Тимура. Ничего портить или мешать зрителям он бы не стал, но о себе непременно бы напомнил. Может, он таким образом попрощался с нами, чтобы не грустили?

В таком образе Тимура видели друзья. Коллаж Олега Гурьянова.

Сейчас, после памятного вечера, друзья Тимура Миргалимова намерены начать новую акцию – объявить конкурс проектов на лучший памятник актеру. Деньги на эту задумку начнут собирать ближе к Новому году, а поставить его на могиле (вернее, месте захоронения – тело Тимура кремировали) хотят в 2019 году, в годовщину гибели
актера.
Мария Дмитриева

Фото автора и из личного архива