В душегубке

№ 35 (575) Рубрика: Служба инфо Автор: Ирина Тихонова

Одинокая мама двоих детей Светлана Казеннова уже 15 лет борется за право своей семьи жить в безопасных для здоровья условиях.

Добро пожаловать в ад…

Проклятие «общаги»

Светлана с детьми занимают две комнаты общей площадью 30 «квадратов» в бывшем общежитии на улице Пугачева.
– Раньше мы ютились в маленькой комнатушке в общежитии на Чехова и стояли в очереди на улучшение жилищных условий, – рассказывает Светлана корреспонденту «НВ». – Но в 2000 году нам предложили переехать в две комнаты на Пугачева. Здесь был сделан косметический ремонт. Внешне вроде чисто, просторно. Времени на раздумье не было, и мы согласились.
Это была роковая ошибка Светланы. Как оказалось, за стеной их нового жилища находилась постирочная, а прямо над ними располагалась общая душевая комната. Неудивительно, что в семье, которая жила в этой «душегубке» до Казенновых, ребенок приобрел тяжелую форму астмы.
Старшему сыну, Руслану, на тот момент было около четырех. От природы здоровый мальчишка стал чахнуть на глазах. Не прекращался кашель, переходивший в удушье, началась аллергия. В 2001 году врачи диагностировали у Руслана бронхиальную астму.
«По результатам анализа крови ребенка выявлена повышенная чувствительность к плесени, ставшая причиной рецидивов бронхиальной астмы. Учитывая, что мальчик проживает в условиях постоянной повышенной влажности, прогноз для здоровья неблагоприятный», – недвусмысленно сказано в заключении врача.
Буквально за полтора года здоровый ребенок остался инвалидом на всю жизнь. Забегая вперед, скажу, что сегодня Руслану 21 год, и у него бессрочная группа инвалидности…
– Как только я поняла, какое жилье нам досталось, начала бить тревогу, ведь мне надо было спасать своих детей, – со слезами на глазах рассказывает Светлана Казеннова. – Кроме Руслана, у меня есть младшая дочь Вика, и ее здоровье тоже под угрозой. Начиная с 2003 года я обращалась к депутатам Гордумы и Заксобрания области, в администрацию города, в Роспотребнадзор, Жилищную инспекцию, областной департамент здравоохранения и департамент соцзащиты населения, к уполномоченному по правам ребенка. Просила предоставить хотя бы комнату в маневренном фонде до решения нашего вопроса, но все мои усилия ни к чему не привели.

КОЕ-что убийственное

Пять лет назад «Наша Вологда» уже писала об истории этой семьи. Несложно догадаться, что за прошедшее время условия проживания в бывшем общежитии стали еще невыносимее. Характерный запах плесени теперь бьет в нос уже на входе в здание. На стенах – огромные подтеки и следы все той же расползающейся по стенам плесени…
Здесь практически никогда не было нормального хозяина. За годы своего существования бывшее общежитие сменило более десятка управляющих компаний, но порядка не стало больше ни на грош, чего не скажешь о плате за проживание, которая абсолютно не соответствует низкому качеству услуг, предоставляемых жильцам.
Нельзя сказать, что компетентные органы полностью устранились от решения этой проблемы. Еще несколько лет назад специалисты Роспотребнадзора провели забор проб воздуха в жилом помещении Казенновых на предмет наличия плесневого грибка. Результат исследования более чем красноречив: 104 КОЕ на метр кубический, хотя в идеале этот показатель должен равняться нулю.
Понятно, что при такой концентрации опасного патогена бронхиальную астму вслед за Русланом приобрела и его сестра Вика, у которой сейчас вторая группа инвалидности. Бронхиальную астму средней степени тяжести в 2012 году выявили и у самой Светланы.
– Совершенно ясно, что это помещение просто убивает всю мою семью, – не скрывает слез несчастная женщина. – Но деваться нам некуда. Нас никто и нигде не ждет…

Как быть?

Светлана Казеннова: жизнь среди лекарств.

Желая любыми способами переехать из злополучного жилья, вологжанка несколько лет назад неосмотрительно приватизировала свои комнаты: она надеялась продать их хотя бы за небольшие деньги, чтобы получить возможность улучшить жилищные условия. Но это предложение не заинтересовало ни одного покупателя.
– Мы в тупике, – безрадостно констатирует Светлана. – Новое жилье нам не приобрести. Доход семьи совсем небольшой – пенсии по инвалидности, пособие по уходу. Я вынуждена постоянно ухаживать за детьми. Уже около 17 лет мы стоим в городской очереди на получение субсидий: на данный момент наш номер – 81.
Но и здесь нас грозятся снять с очереди. Я обращалась в городскую комиссию для признания жилья непригодным для проживания. Но если следовать букве закона, то надо не отдельные помещения, а все здание признавать непригодным и переводить в нежилое, раз оно выедено грибком, но это властям невыгодно. У меня больше нет сил воевать против этой непробиваемой системы…
Несмотря на то что проблема существует без малого два десятилетия, Светлана Казеннова годами не может пробиться на прием в вышестоящие органы. В официальных отписках ответ один: «В случае если в обращении содержится вопрос, на который гражданину давались письменные ответы по существу в связи с ранее направляемым сообщением, при этом в обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства, руководители органов вправе принять решение о прекращении переписки по данному вопросу».
То обстоятельство, что за это время серьезно ухудшилось здоровье членов семьи и психологически люди доведены до полного отчаяния, бюрократы в расчет не берут…