В Европу прорубив окно…

№ 23 (563) Рубрика: Взгляд Автор: Павел Патраков

На старинной карте Вологда обозначена
в виде недвусмысленного графического символа - открытых ворот. Разумеется, неспроста…

Картина Всеволода Иванова «Заброшенный волок» (2005 г.).

Вологда действительно была воротами в Европу: через Сухону и Северную Двину проходил торговый путь из России в Голландию, Францию, Англию. По рекам Леже и Монзе проходил еще один торговый путь: используя волок в верховьях этих рек, люди и грузы перетаскивали за 325 верст с Волги в Северо-Двинский бассейн.
Трасса волока существовала не сама по себе: в сезон сюда устремлялись на заработки крестьяне из Вологды и Вологодского уезда. Эти мужики – крепостные и свободные – сотнями, а порой тысячами приходили сюда на сезонные заработки.
Надобно сказать, что у наших современников сложилось какое-то дикое представление о волоке. Дескать, на колесах и на катках таскали наши глупые пращуры корабли от одной речки до другой.
Но учитывая, сколь велики были бы при этом экономические затраты, логика исчезает в никуда. Ведь речной транспорт был популярен именно потому, что в то время при передвижении не по суше, а по воде издержки резко снижались. Если на суше лошадь способна тащить за собой на телеге 250 кг груза, то идущая по берегу лошадь тянула судно с несколькими тоннами груза на борту. На одного бурлака приходилось около 5 тонн груза, а если бы он вез ношу в тачке по земле, то и от ста килограммов упрел бы через десяток верст.
И все же кабинетными историками живо описывалось, как через волоки перетаскивались целые корабли. Больше того, вплоть до последнего времени производились экспериментальные попытки повторить эти средневековые подвиги.
В 1987 году экспедиция реконструкторов, укомплектованная курсантами морского училища, совершила за один летний сезон байдарочный переход из Выборга в Одессу с использованием волоков. Прошли из конца в конец, но большую часть сухопутного участка маршрута – тот самый волок – смогли преодолеть только с помощью… тяжелых армейских вездеходов, на которых везли суда от озера к озеру. И это с учетом, что современные шестивесельные ялы длиной в 6 метров и массой около 600 килограммов намного компактнее и легче кораблей, на которых везли свой товар купцы.
А вот еще одна известная реконструкция. 1994 год. Шведская экспедиция на старинном судне от реки Ловать, что между Псковом и Великим Новгородом, до судоходных верховьев Днепра. На ряде участков корабль перевозили не по обычному волоку – по полям и перелескам, холмам и низинам, – а по шоссейной дороге от Смоленска до села Каспля. При этом небольшое девятиметровое суденышко 12 участников перехода катили на деревянном лафете, через каждые двадцать минут делая остановку на отдых. Таким образом за день команда преодолевала не больше 25 километров.
А вот теперь вернемся к нам, на Лежский волок, который проходил по водоразделу Волги (Каспийского моря) и Северной Двины (Белое море).
По Волге курсировали в те времена каспийские бусы: огромные суда с водоизмещением до 2 тысяч тонн и длиной по палубе до 60 метров. А на Севере, в Холмогорах, строились кочи – океанские суда с килем, палубой, фальшбортом, двумя мачтами и длиной до 20 метров от кормы до носа. Для сравнения: ни одна из каравелл Христофора Колумба, доплывших до Америки, не имела водоизмещения больше 270 тонн и по размерам даже рядом не стояла с каспийским бусом!
Ясное дело, что не то что по волоку, но даже по небольшой реке такое судно не пройдет. Поэтому наши хитроумные предки поступали так: товары с бусов и кочей они перегружали на суда поменьше, соразмерные водной артерии.
С этой целью даже сформировалась особая транспортная отрасль. На месте впадения одних рек в другие жили судопромышленники, снабжавшие купцов судами.
А еще каждый год по весне в Устье Вологодское из Вологды пригоняли грузовые суда, которые поднимались вверх по Леже и Вохтоге – сколь это было возможно. В то же время на телегах по лесной дороге подвозили сюда грузы из Монзы, их помещали в дощаники – одноразовые большие корабли, – на которых по Сухоне и Северной Двине доставляли к морю, где перегружали на морские корабли. А выполнившие свою миссию дощаники попросту разбирали на дрова…
Были и другие варианты. Когда первопроходец Ермак со своей ватагой впервые шел в Сибирь, то на водоразделе удальцы оставили свои лодки, сделали небольшие плоты и сплавились на сотни километров по мелким речкам. О дальнейшем живописно рассказано в старой казачьей песне: «…и так выплыли на Тагиль-реку, и снов делали лодки-коломенки, чтобы можно было прочь убратися».