В огне брода нет

№ 21 (561) Рубрика: Взгляд Автор: Андрей Ястребов

«Из всего имущества две чугунные сковородки остались, бабушкины еще. Все остальное сгорело или пришло
в негодность», - рассказывает вологжанка Наталья.

Месяц назад женщина пережила страшный пожар, унесший жизни ее соседей – супружеской пары. Дом, в котором муж Натальи проживал с самого детства, был уничтожен огнем буквально за полчаса.
Сама Наталья в это время ходила в магазин за продуктами, муж был на работе, поэтому хотя бы одежда у них осталась. Меньше повезло сыну-студенту, который бросился спасать уснувших соседей в одних джинсах и тапочках на босу ногу. К сожалению, без­успешно: взломать металлическую дверь парню не удалось.
В одночасье оставшись без жилья, семья несколько недель была вынуждена «гостить» у родственников. Сначала у одних, затем пришлось переехать к другим. Временного жилья погорельцам городская администрация предоставить не смогла: в маневренном фонде свободных квартир не оказалось.
Единственно, в чем относительно повезло Наталье и ее семье, – сгоревший дом ранее был признан аварийным, и его собирались расселять. Так что в ближайшие недели она ожидает переезда в новостройку за Окружным шоссе. Подтверждение женщина получила во время подготовки этой публикации. Правда, перевозить в пустые стены абсолютно нечего. Сейчас у семьи нет ни мебели, ни посуды, ни бытовой техники. Одежду и обувь собирали по друзьям и просто знакомым людям.

«Веселые» соседи
Дом сгорел неспроста, считает Наталья: она подозревает поджог. Тем более, это было уже не первое возгорание. Здание горело полтора года назад и совсем недавно – в марте нынешнего года. Тогда чудом удалось обойтись без жертв и отстоять у огня имущество.
По словам героини этой истории, последние годы их семья жила, как на пороховой бочке: как они считают, территория под их деревянным пятиквартирным домом приглянулась одному из вологодских застройщиков.
– У нас две квартиры муниципальные, в том числе наша (теперь уже бывшая), остальные три приватизированы, – рассказывает Наталья. – Пять лет назад к нам пришли риел­-
торы и предложили продать муниципальные квартиры, а вопрос приватизации взялись сами «утрясти» с администрацией. Мы не согласились. Чуть позже пришел мужчина, представившийся Александром. Он начал настаивать на продаже наших квартир, а потом уже откровенно угрожать. Он прямо говорил: мы вам создадим такие условия для проживания, что вы сами к нам придете. С помощью такого грубого шантажа им удалось выкупить квартиры у двоих наших соседей…

С этого времени в проданных квартирах кто только не проживал. Сначала туда заселилась целая узбекская диаспора из 12 человек.
– Они постоянно водили к себе женщин, готовили пищу на открытом огне в котелке под деревянным навесом, – тяжело вздыхает Наталья. – У нас с мужем всегда наготове стояли ведра с водой на случай пожара. Жаловались в полицию, участковому, но все безрезультатно…
Следующими соседями, три года назад, стал настоящий цыганский табор.
– Они вели себя еще более неуправляемо, – вспоминает Наталья. – Постоянные песни, пляски, застолья с поножовщиной, устроили наркопритон. Даже не могу сказать, сколько точно их жило в соседней квартире, они все время менялись. Полицию мы вызывали постоянно, но те неохотно реагировали, услышав наш адрес. Боялись, наверное. Во время одной из драк пострадал сотрудник полиции, которого ударили дверью по голове. Мне самой не раз угрожали убийством…
По настоянию женщины, два года назад была организована комиссия с участием представителей УВД, но она сделала довольно неожиданный вывод: вологодская семья сама провоцирует цыган на агрессивное поведение!
Последние соседи – супружеская пара средних лет, заселившаяся в 2016 году, – сначала вселяли некоторый оптимизм.
– Это были порядочные люди, которые прибрали территорию во дворе, сделали ремонт, все покрасили, – продолжает свои невеселые воспоминания Наталья. – Но несколько месяцев назад их как будто подменили. Оба начали пить, устраивали гулянки с участием сомнительных гостей, зачастую все это сопровождалось мордобоем… Частыми визитерами у соседей стали окрестные бомжи, которые заходили к ним «погреться». Затем сюда зачастил бывший муж соседки, который регулярно скандалил с ее нынешним сожителем, что не мешало им совместно распивать алкоголь.
Так продолжалось до самой трагедии, которая произошла 12 мая.

Странный пожар
– Месяц назад вместе с бывшим мужем соседки появился у них какой-то хорошо одетый молодой человек, – описывает тот злополучный вечер Наталья. – Они делали шашлыки во дворе, пили. Другие соседи его тоже видели.
Около пяти часов вечера женщина пошла в магазин за продуктами: пикник во дворе у соседей к тому времени подошел к концу, и они отправились в дом отсыпаться.
Отсутствовала Наталья меньше получаса. А когда вернулась, дом был объят пламенем.
– Их квартира сгорела полностью, мужчина с женщиной погибли. У нас все, что не сгорело, оказалось испорчено: бытовая техника, одежда, мебель, кот наш погиб…
По тому, как быстро распространялся огонь, женщина заподозрила поджог. Заинтересовались странным пожаром с человеческими жертвами и в следственном комитете.
– Следственным отделом по городу Вологде областного СУ СКР по факту пожара, в результате которого погибли два человека, проводится доследственная проверка, – сообщили корреспонденту «НВ» в региональном управлении Следственного комитета. – В настоящее время следователями устанавливаются все обстоятельства произошедшего, выясняются причины возгорания, с помощью специалистов проводятся пожарно-технические исследования. По результатам проверки будет принято процессуальное решение.
– Самое интересное, что нас должны были и так до 1 июля расселить, – недоумевает Наталья. – Документы мы уже собрали и сдали в администрацию… и вот мы остались ни с чем! Говорят, что земля под нашим домом уже продана застройщику. Получается, он купил ее вместе с нами. И нас будет расселять уже не город, а этот застройщик…

Вы плохо выглядите…
Сейчас семья Натальи находится в бедственном положении. Мало того, что имущество погибло в огне, так еще наша собеседница потеряла работу: вышла из декретного отпуска сотрудница, которую она временно замещала. Наталья стоит на учете в центре занятости, но пока ей, экономисту и кадровику с большим стажем, не могут предложить подходящую вакансию.
Муж Натальи работает слесарем у частника – его доход напрямую зависит от заказов. Сын, студент-заочник Вологодского университета, и рад был бы помочь семье, но устроиться на работу с диагнозом «сахарный диабет» практически невозможно. Инвалидность с юноши сняли год назад, но болезнь осталась. И работодатели находят любые причины, чтобы отказать ему. Приходится за копейки разносить газеты, раздавать листовки, соглашаться на разовую подработку.
Материальная помощь в 10 тысяч рублей, которую получила Наталья и ее семья, несопоставима с причиненным ущербом, поэтому женщина попыталась выяснить, как можно получить хоть какую-то компенсацию. Знакомые, которые ранее оказались в подобной сложной ситуации, посоветовали ей обратиться в городской центр социального обслуживания.
– К сожалению, в этой организации вместо помощи или хотя бы сочувствия я выслушала целую нраво­учительную лекцию, – чуть не плачет Наталья. – Я была в шоке после пожара, не могла уснуть несколько суток, а сотрудница буквально издевалась надо мной. Говорила, что я плохо выгляжу, что к ним необходимо приходить аккуратно одетой. А где я возьму одежду, когда все вещи сгорели? Я вся в слезах от нее вышла…
Сейчас Наталья уже утратила иллюзии и больше не рассчитывает на помощь государства. Вся ее надежда на поддержку отзывчивых вологжан.
– Может быть, кто-то делает ремонт или переезжает и избавляется от старой мебели, собирается поменять холодильник, посуду или стиральную машину: мы будем рады любой помощи! – говорит женщина.

Контакты погорельцев можно получить в редакции еженедельника «Наша Вологда».