ВалютообмАнные операции

№ 13 (553) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Скляр

После «жесткой посадки» бывшего министра экономики Улюкаева могло показаться, что мы на какое-то время избавлены от сюрпризов федерального
экономического главка. Как бы не так…

На днях преемник Улюкаева 34-летний Максим Орешкин взбудоражил публику жутким прогнозом по курсу рубля. По мнению министра, в ближайшие месяцы стоимость российской валюты по отношению к американской упадет примерно на 15 % – до
62-63 рублей за доллар, а к концу года доллар может стоить уже 68 рублей. Причем сказано это было не с тревогой за судьбу рубля и не с желанием уберечь его от такой участи. Наоборот, господин Орешкин намекнул соотечественникам, что самое время бежать в обменные пункты и менять рубли на доллары.
Если бы это заявление принадлежало какому-то биржевому брокеру, то его можно было бы понять: спекуляции на курсовой разнице валют – один из источников брокерской прибыли. Но в нашем случае совет избавляться от рублей принадлежит министру экономики – официальному лицу, которое должно взвешивать не то что каждое слово, но даже каждую паузу между слов. И если после выступления Орешкина российский финансовый рынок, попривыкший к стабильному рублю, вновь вздрогнул, то так ли не прав был язвительный блогер, написавший по этому поводу: «Пулемет «максим» стреляет не думая»…
Понятно, что министр исходит из благих побуждений: чем дороже стоит доллар, тем больше рублей можно получить при продаже за границу российских нефти, газа, оружия и т. д. И тем, стало быть, проще сбалансировать госбюджет и обеспечить выполнение финансовых обязательств перед населением.
Все так. Но ведь это забота скорее Министерства финансов, чем Министерства экономики! Национальная экономика, интересы которой призваны отстаивать Орешкин и его ведомство, жаждет не спекулятивных игр в паре «доллар-рубль», а инвестиций в реальный сектор. Тех самых, которых остро не хватает целым отраслям и регионам…
Вологодская область – один из примеров. По данным облстата, за 2016 год объем инвестиций в нашем регионе показал прямо-таки сногсшибательный рост на 30 %. Но вопрос: куда конкретно ушли эти деньги?
Может быть, вологодская промышленность рванула вперед со спринтерской скоростью? Никак нет! Индекс промышленного производства по итогам года практически не изменился.
Может быть, вологодское село развернуло битву за рекордные урожаи? И снова нет. Кое-каких успехов наши аграрии добились, но в целом индекс сельхозпроизводства в области упал на 1 %.
Может быть, самая инвестиционно-емкая отрасль экономики – строительство – радует достижениями? Увы! Передо мной – статистические данные о вводе жилья на Вологодчине в январе-феврале 2017 года: они не превышают 34 % от уровня января-февраля прошлого года!
А может быть, инвестиции ушли на повышение уровня жизни вологжан? Если бы… Средняя зарплата в нашем регионе за минувший год выросла на 3,5 %, реальные доходы – чуть больше, но в обоих случаях инфляция превратила эту «добавку» в пшик.
Столь же выразительна и статистика потребления. За три последних года рост потребления в денежном выражении вырос на 10 %. Если вспомнить, насколько за этот период выросли цены, то ясно, что в физическом выражении уровень потребления не вырос, а упал. Так же, впрочем, как и уровень накопления капитала субъектами вологодской экономики: за пять лет, с 2012-го по 2016 год, он упал на 40 % – со 150 миллиардов до 90 миллиардов рублей…
Но куда же ушли инвестиции? Давайте подумаем. За 2016 год сводный индекс Московской межбанковской валютной биржи вырос аж на 20 %. Несложно понять, что инвесторы предпочитают не связываться с проблемным реальным сектором, а «играть в бумажки» финансовых операций, в том числе валютообменных. Тем более если сам министр экономики это рекомендует…