Вихри враждебные

№ 29 (569) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Скляр

Ежегодно общая мусорная свалка Вологодской области прирастает на 15 миллионов тонн.

азванная цифра показалась мне несообразно большой. Не поверив своим ушам, я попросил собеседника уточнить, не оговорился ли он. Но известный вологодский эколог, кандидат экономических наук Николай Калина без тени сомнения подтвердил: да, вологодская экономика и население нашего региона ежегодно производят на свет свыше 15 миллионов тонн промышленных, сельскохозяйственных, бытовых и прочих отходов.
– Было бы несправедливо утверждать, что руководство Вологодской области не видит этой проблемы и не пытается ее решить, – заметил Николай Алексеевич. – За последние пятнадцать лет затраты местных бюджетов и субъектов экономики на природоохранные мероприятия выросли почти пятикратно. В 2016 году совокупные расходы области на экологические нужды достигли 4 миллиардов рублей – это абсолютный исторический рекорд!
Деньги большие, спору нет. Но не стоит напоминать, как талантливо наши сограждане умеют «освоить» казенные миллиарды. Вроде бы работа бьет ключом, конференциям и «круглым столам» несть числа, доклады о проделанном складываются в многотомные собрания сочинений, а на выходе – все та же знакомая комбинация из трех пальцев. И интернет-портал Topkin.ru несмотря на существенный рост профильных ассигнований на экологию включает город Вологду в список неблагополучных со следующей мотивировкой:
«В городе большое число загрязнений из-за транспортного потока… нехватка и повышенная загрязненность водных ресурсов».
И при этом столица Вологодчины вполне заслуженно считается оазисом чистоты. Скажем, по общему объему «вихрей враждебных», то бишь выбросов в атмосферу, Вологда уступает своему единоутробному брату Череповцу почти в 50 раз!
Не лучше обстоят дела и с областными водоемами. Согласно докладу департамента природных ресурсов и защиты окружающей среды Вологодской области из 20 тысяч рек, речушек и ручьев, протекающих в административных границах нашего региона, почти 70% отнесены к категории «грязных и очень грязных», в том числе 6% – к категории «экстремально грязных»: худшей в действующей классификации.
А как обстоят дела с лесами – главным природным богатством вологжан? По данным из вышеупомянутого доклада, в 2015 году в Вологодской об­ласти были проведены комплексные исследования на площади 16,8 тысячи гектаров лесных угодий. Результат оказался шокирующим. В силу разных причин, в том числе безответственной хозяйственной деятельности людей, более половины исследованного леса было бы точнее назвать кладбищем леса. Для его воспроизводства потребуются десятилетия, а может быть, и столетия…
Словом, ситуация не радует. Ни финансовые ресурсы, которые затрачивают государственные органы и субъекты экономической деятельности, ни ужесточение карательных мер за ущерб экологии – ничто не обеспечивает существенного прогресса в этой сфере.
– Мне кажется, главная причина в том, что затраты на экологию по старинке воспринимаются как обуза, – говорит Николай Алексеевич Калина. – Это справедливо, если, допустим, речь идет об уничтожении отходов. Но это в корне неверно, если речь идет о вторичном использовании. А ведь в передовых странах само слово «мусор» исчезло из лексикона. Отходы – это тот же товар, из которого можно и нужно извлекать прибыль. Уже сегодня в Германии, Швейцарии, Австрии, Нидерландах переработанные отходы активно используются в дорожном и жилищном строительстве, сельском хозяйстве и производстве топлива…
И это только начало. Рамочная директива, принятая в ЕЭС, обязывает производителей и муниципалитеты уже к 2020 году обеспечивать переработку не менее 50% твердых отходов, а к 2030-му процент вторичного использования должен вырасти до феноменальных 90%. По сути, речь идет о новом этапе технологической революции, о создании высокоэффективной экономики замкнутого цикла.
– В российских условиях все это кажется утопией, – сетует Николай Калина. – Обладая беспримерными природными богатствами, мы попросту разучились их экономить и в силу этого стали все больше и больше отставать от Запада в технологическом смысле. Так наше богатство превратилось в наше проклятие…