Во саду ли, в огороде

№ 17 (599) Рубрика: Житейская история

Встретить счастье можно там, где совсем не ждешь. И место, полное негативных ассоциаций, внезапно озаряется светом и любовью.

Больше всего на свете Аня не любила дачу. Поездка на дачу в деревушку под Вологдой была обязательной трудовой повинностью, спасти от которой могли только болезнь или экзамены. В мае Аня могла еще отговариваться общественной нагрузкой, потому что участвовала в различных студенческих мероприятиях, ходила на праздничные демонстрации и парады. В июне начиналась сессия и практика, так что по субботам можно было через щелку в одеяле наблюдать, как родители собирают сумки, пакеты и коробки, отправляясь на дачу до вечера завтрашнего дня. Наблюдать и тихо радоваться собственному везению. Но в июле везение кончалось.
«Завтра едем на дачу, – безапелляционно заявляла мама. – Хватит лодырничать». Крыть было нечем…
На даче ее раздражало все. И веселенький розовый цвет, в который пару лет назад папа покрасил дом, и пьяные песни, каждый субботний вечер доносящиеся из-за забора с соседнего участка, и мелкая грязная речка, купание в которой не доставляло ни капли удовольствия, ни отсутствие сверстников, которые оказывались более ловкими и умело уклонялись от дачных выходных.
Толстые соседки в разномастных купальниках, влажная духота теплицы с огурцами и помидорами, тонкая струйка воды из железного бака, под которой нужно умудриться вымыть посуду, звенящая ночная тишина, нарушаемая только скрипом дивана, на котором спали родители, да даже сама необходимость ночевать с ними в одной комнате – все эти бытовые неудобства вызывали у Ани бессильный зубной скрежет, и она с облегчением выдыхала только тогда, когда приходило время уезжать домой, в город.
Впрочем, иногда родители злоупотребляли своей властью и, ссылаясь на каникулы, отправляли Аню на дачу еще и на неделе.
«Грядки нужно полить, – говорила мама, – мы с отцом до вечера на работе, а ты целый день ничего не делаешь. Тебе нетрудно. Подумаешь, полчаса туда, полчаса обратно, час там».
Аня маминого оптимизма не разделяла, но и отказать не могла. Если папа поедет на дачу вечером, после работы, то домой вернется не раньше десяти, а он и так устает. А она, Аня, молодая и здоровая. И ей действительно нетрудно, хоть и не хочется.

Внезапная иллюзия
В тот день она проснулась утром в немой надежде, что ночью прошел сильный дождь, и сформулированные с вечера мамой планы о поливке можно будет отменить. Но чуда не произошло. Солнце светило вовсю, термометр уже в девять утра показывал двадцать шесть градусов, и Аня уныло поняла, что придется собираться на дачу.
Особо ни на что не надеясь, она набрала номер подружки. Та иногда составляла ей компанию, а вдвоем было немного веселее. Но сегодня Ане не повезло, подруга уезжала на загородную турбазу, и Аня снова почувствовала горечь от того, как несправедливо устроена жизнь.
Третье на сегодня невезение поджидало ее в автобусе. Несмотря на будний день, все сидячие места были заняты, поэтому пришлось трястись стоя, повиснув на поручне и страдая от жары и духоты. Как на зло, все пассажиры сидели, кроме нее и еще одного горемыки – молодого человека в шортах и просторной футболке с непонятной надписью, которую Аня никак не могла прочитать.
Впрочем, пялиться на незнакомого парня было неудобно, хорошо еще, что он не обращал на Аню никакого внимания, а ехал, уткнувшись в книжку, видимо, читал что-то интересное. Аня даже изловчилась и посмотрела, что именно: Ричард Докинз, «Бог как иллюзия». Ни фамилия автора, ни название книги ни о чем ей не говорили.
Впрочем, особо размышлять над этим было некогда. Автобус, пыхтя, добрался до конечной остановки. «Дачи» – было написано на ней. Толпа, состоящая в основном из пенсионеров, высыпала на улицу, разбрелась по своим участкам, переговариваясь. Аня, забыв про молодого человека и его книжку, заторопилась к своему дому, чтобы побыстрее сделать ненавистную работу и вернуться в город.
На их «улочке» было тихо, что в разгар рабочей недели было неудивительно. Только на одном из огородов копалась бабушка Шура, живущая на даче все лето.
– Привет, Анютка, – весело прокричала она и замахала рукой, – заходи ближе к обеду, окрошкой накормлю.
– Я, наверное, раньше уеду, баб Шур, – прокричала в ответ Аня. Ни минутки лишней не хотела она проводить на ненавистной даче. Даже ради окрошки, которую любила.

Внезапный душ
Полив грядок и теплицы много времени не занял. Насос, опущенный в колодец, исправно качал воду. Ее брызги жарким летним днем доставляли даже некоторое удовольствие. Анна, напевая что-то под нос, переходила от грядки к грядке, с удовлетворением отмечая, что их становится все меньше.
– Привет, – вдруг услышала она и от неожиданности выронила шланг. Тот извернулся ловкой змеей, и холодная струя воды облила Аню с ног до головы. Она взвизгнула, и тут же из-за забора раздался веселый смех.
Смеялись на участке нелюбимых соседей, тех самых, пьющих по вечерам, галдящих по полночи песни и отборно ругающихся матом. Ничего хорошего из-за этого забора Аня не ждала.
Она сердито повернулась и озадаченно закрыла рот, из которого готовы были вылететь гневные слова. На соседском участке стоял и хохотал тот самый парень, из автобуса.
– Ты кто? – невежливо спросила Аня. – Ты что, к Дымовым приехал?
– Приехал я к себе, – весело сообщил он. – Дымовы продали дачу моим родителям, но те изволили отбыть в отпуск на юга, поэтому мне поручено провести тут ревизию, чего и как. Вот, приехал на природу, поваляться в гамаке и почитать книжку под яблонями. Давно мечтал.
– О чем мечтал? – с подозрением спросила Аня. – Провести время на даче?
– Ну да. В городе пыль, грязь, машины, людей полно. А тут трава зеленая, можно босиком ходить, пахнет хорошо, на речку можно сбегать, хотя ты вон и без речки вся мокрая.
Только сейчас Аня осознала, что вода из лежащего на земле шланга продолжает течь, заливая все вокруг.
Она метнулась к насосу, выключая его, в душе кляня нового соседа на чем свет стоит.
– Пойдем купаться, – предложил он, словно не замечая ее насупленного лица. – Меня, кстати, Денисом зовут. А тебя?
– Я Аня, – представилась девушка и неожиданно для самой себя спросила: – А какую книжку ты читал? Там, в автобусе. Я даже не знала о таком писателе.
– Ричард Докинз – известный ученый. В своих книгах он пытается поднять темы, о которых сегодня говорить не принято. О вере, о религии и о том, чего больше религия принесла с собой человечеству – добра или зла. Если коротко, то умный человек написал мужественную и честную книгу для людей с широким горизонтом восприятия иного, готовых подвергнуть сомнению даже сакральные истины. Книга – не бесспорная, но заслуживающая прочтения.
Аня посмотрела на него с уважением. Парень был хоть и странный, но интересный.
– На речку-то пойдешь? – спросил он.
– Ага, – кивнула она. – Сейчас с грядками закончу и можно идти. А потом к бабе Шуре на окрошку. Она приглашала.
– Замечательно, – сказал Денис, и непонятно, к чему именно относилось это слово – к окрошке, бабе Шуре или возможности провести время с Аней.

Ягода малина
С этого дня Аня зачастила на дачу. Родители не могли нарадоваться ее активному желанию поливать огород, пропалывать грядки, собирать ягоды с кустов.
«Взрослеет девка, становится серьезнее», – так объяснил неожиданные перемены папа. Аня только смеялась, потому что причина ее внезапного изменения имела имя. Денис. Незаметно пролетело это лето. И речка на даче оказалась глубокой и чистой, а главное – теплой. И малина в этом году казалась слаще обычной, наверное, оттого, что сладкими были поцелуи, которыми обменивались они между ягодами. И соседи, от которых приходилось прятаться, чтобы не застукали, вызывали не раздражение, а веселый смех. И время на даче тянулось не медленно и скучно, как пересахаренное варенье, а было быстрым, легким, веселым, звонким. А к следующему лету Денис и Аня уже были мужем и женой.
Сегодня, спустя девять лет, дачу, на которой живет их большая и дружная семья, не узнать. После того, как Денису удалось раскрутить свой бизнес, он объединил родительские участки, снес старые дома и выстроил один большой трехэтажный особняк, в котором теперь никто не должен спать в одной общей комнате.
И искусственный пруд, и шезлонги, и возможность не стоять «кверху попой» на грядке, а читать книжку на свежем воздухе есть теперь у Ани. Всю неделю она с нетерпением ждет пятницы, чтобы поехать на дачу, самое любимое место в мире, подарившее ей семью и счастье.
Алиса Веденеева