«Волшебные соблазны барокко»

№ 07 (589) Рубрика: Культурная столица Автор: Евгения Лапцова

В Вологодской филармонии выступил один из ведущих в мире исполнителей старинной музыки на аутентичных инструментах – клавесинист, органист, пианист, лауреат множества престижных международных конкурсов - Цви Меникер (Израиль-Германия).

Цви Меникер с Камерным оркестром Вологодской филармонии.

Цви Меникер родился в Москве, в 7 лет репатриировался с родителями в Израиль. На Родине музыкант обучался игре на фортепиано и органе. С отличием окончил Зальцбургский «Моцартеум» и Академию музыки Цюриха, где обучался в классах легендарных Николауса Арнонкура и Йохана Зонляйтнера. Свое образование музыкант продолжил у Малкома Билсона в Корнельском университете США.
В настоящее время Цви Меникер занимает должность профессора Высшей школы музыки в Ганновере, где преподает теорию и практику исполнения по классам клавесина и фортепиано. Он также является приглашенным профессором училища им. Бухмана-Меты при тель-авивском университете. 
С Цви Вадимовичем побеседовала пресс-секретарь Вологодской филармонии Евгения Лапцова:
– Большую часть программы вашего концерта составляет музыка Баха. Каково ваше отношение к творчеству и личности этого композитора?
– Бах – один из великих композиторов, много написавший для клавесина. Бранденбургский концерт – это первое произведение, созданное для клавишного инструмента с оркестром. О личности Баха известно немного, но то малое, что мы знаем из достоверных источников, позволяет говорить о нем как о серьезном человеке, который во время игры мог и пошутить. Такие сведения влияют и на мое исполнение, я тоже могу позволить себе некоторые импровизации.
– В чем вы видите специфику клавесина как старинного инструмента?
– Есть публичные инструменты, к которым относится орган, например, его использовали в местах больших скоплений народа. Клавесин же раньше был инструментом так называемой домашней музыки «house music». На нем играли в домах для знатоков и любителей, музыка считалась более сложной и утонченной.
– На ваш взгляд, насколько старинная музыка актуальна сегодня?
– Во времена Баха и даже Моцарта и Бетховена произведение, которому было порядка десяти-двадцати лет, считалось устаревшим. В XIX и XX веках композиторы начинают писать для потомков с заделом на будущее. Это означает, что они несколько пренебрегали настоящей публикой. Бах же и все барочные композиторы писали для своих современников. Я думаю, из-за этого старинная музыка сегодня особенно любима.
– Вы ведете масштабную преподавательскую деятельность. Как вы определяете способности студентов к обучению?
– Успех исполнителя зависит не только от способностей, но и от труда, времени, посвященного занятиям. Главное – чувствовать музыку, это очень расширяет кругозор и в интеллектуальном, и в эмоциональном смысле. Важно найти «своего» учителя, который сможет привить любовь к музыке. Я вижу некоторую проблему в современной педагогике: с самого начала учителя пытаются вырастить профессионала, работая над техникой. В результате появляются музыканты, которые с легкостью играют произведения Листа, а сонату Моцарта исполнить не могут. Я хотел бы, чтобы было наоборот. Желаю всем найти таких педагогов, которые смогут показать эмоциональную силу музыки.