Восторг – дело тонкое

№ 14 (554) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Скляр

Последние месяцы прошлого года были отмечены легким головокружением от успехов отечественной экономики. Индекс промышленного производства впервые за несколько лет оказался в плюсе на 1,1 %, сельское хозяйство выросло на беспрецедентные 5 %, а годовая инфляция упала до рекордно низких 4 %. Однако 2017 год избавляет нас от преждевременной эйфории.

Индикаторов, сигнализирующих о состоянии экономики, довольно много. Здесь и темпы инфляции (то есть рост цен за определенный период времени), и динамика безработицы, и курс национальной валюты по отношению к валютам других государств, и такие сложные для обыденного сознания показатели, как «отношение товарно-материальных запасов продукции к объему ее реализации» (в переводе на доступный язык: какая часть произведенной продукции продается, а какая оседает на складах в виде «товарно-материальных запасов»).
Но если речь идет не о профессиональном экономическом анализе, а о повседневных интересах простых людей, то число индикаторов сужается до 2-3, включая такой основополагающий, как уровень личных доходов граждан. И в этом смысле уже студеный месяц январь принес нам глубокие разочарования.
К примеру, в декабре 2016 года статистика насчитала вологжанам 34,7 тысячи рублей среднемесячной зарплаты. Не бог весть сколько, особенно если сравнивать с Москвой или регионами нефтедобычи, но более высокой номинальной зарплаты наши земляки еще никогда не получали. Однако данные за первый месяц наступившего года поставили все на свои места: среднемесячная январская зарплата в Вологодской области упала более чем на 20 % – до 28,1 тысячи рублей.
Вероятно, расчет покажется некорректным, поскольку декабрь – время всякого рода премиальных, а январь – время затяжных рождественских каникул, когда экономика живет в режиме «полуплакал–полуспал». Что ж,
не будем настаивать на своем и используем другой принцип сравнения: январь 2017-го по отношению к январю 2016-го.
Увы, и здесь мы не видим ничего, что могло бы вызвать восторг! Номинальная зарплата вологжан за год выросла на 3,5 %, но с учетом инфляции обесценилась более чем на один процент.
Или это был какой-то «неправильный» год? Хорошо, сдвинем точку отсчета еще на двенадцать месяцев назад, в январь 2015-го, – уже вполне себе кризисное времечко, когда биржевые котировки евро штурмовали уровень 90 рублей, а доллар нацеливался на 80. Но нет: даже по отношению к этому «мертвому сезону» сегодняшний уровень реальной зарплаты вологжан упал на 2,5 %!
Цифры – вещь упрямая. Но что за ними стоит? И почему, скажем, средние доходы вологжан, в отличие от средней зарплаты, увеличиваются – и не только в номинальном, но и в реальном исчислении? Причем темпы роста впечатляют. Всего за один год, с января 2016-го по январь 2017-го, реальные денежные доходы жителей области в пересчете на душу населения выросли на 8 %.
Что за незадача: зарплата сокращается, а доходы растут! Ошибка в расчетах? Банальная опечатка? Да нет, все правильно. Среднедушевые доходы – это весь массив денежных средств, получаемых разными категориями населения. Сюда входят не только наемные работники, заработки которых, как мы уже выяснили, в общей массе не растут, а падают. Сюда входят и чиновники крупного ранга, доходы которых будут расти даже в том случае, если весь мир полетит вверх тормашками. Сюда входят и крупные буржуа, умеющие извлекать прибыль из любого кризиса. Сюда входят и пенсионеры, доходы которых худо-бедно, но все-таки регулярно индексируются.
Вывод неутешителен. Советское социалистическое государство, возникшее ровно 100 лет назад, никуда не исчезло. Потому что главным его отличием были отнюдь не красные флаги, украшенные серпом и молотом, а система тотального перераспределения доходов. Отобрать у тех, кто создает материальные ценности, и отдать тем, кто их только потребляет, – вот главный принцип социализма. Который, собственно, и привел его к всемирно-исторической катастрофе…