Воздвигнуть памятник нерукотворный…

№ 21 (561) Рубрика: В начале было слово

Сегодня в гостях «НВ» – первый претендент на региональную литературную премию «В начале было слово», которая учреждена депутатом Государственной Думы Евгением Шулеповым.

Екатерина Ласточкина (на снимке) – уроженка Санкт-Петербурга с глубокими вологодскими корнями. Выпускница МГУ, кандидат филологических наук, молодой ученый, в какой-то момент она поняла, что литература влечет ее сильнее, чем литературоведение. И не просто литература, а литература для детей.
– Писать для детей – дело благородное и трудное, – рассказывает Екатерина Ласточкина корреспонденту нашего еженедельника. – Благородное, потому что очень ответственное, ведь ребенок в равной степени восприимчив к высокому и низменному. А трудное, потому что автор должен рассказывать о самых сложных явлениях самым простым и доходчивым языком…
Цикл стихов «Пушистые басни» знакомит детей с некоторыми свойствами человеческой натуры, которые воплощаются в образах зверей. Например, с леностью («Заяц-тунеядец»), высокомерием («Носорог-отец встревожен»), настойчивостью («Малыш енот»).
– Ирония – неотъемлемая часть моей творческой жизни, – продолжает Екатерина Ласточкина. – Не только в детских произведениях, но и в произведениях для взрослых я стараюсь использовать легкую и как бы немного несерьезную стилистику, избавленную от претенциозности и снобизма…

Малыш енот

Малыш енот
Не знает нот
И ходит задом наперед.
Пушистый хвостик у енота
Лиловой лентой перемотан,
На задней лапе – босоножка,
Вверху дырявая немножко,
И в косы сплетены усы,
На них – кусочки колбасы.

Зачем же маленький енот
Наперекор всему живет?
Да потому, что без борьбы
Не быть хозяином судьбы!

Пожилой сердитый еж

Пожилой сердитый еж
На собратьев не похож:
Не играет с малышами,
Песни не поет с мышами,
Разговоров сторонится
И не думает жениться.
Колкий, что ни говори,
Еж снаружи и внутри.

У ежа простые цели:
Спрятать шишки между елей,
Устелить листвой кровать,
Чтобы было мягче спать,
Приструнить хорька-соседа,
Что шумит после обеда.
Интересна для ежа
Лишь ежовая душа!

Существуя в одиночку,
Ставит ежик в жизни точку:
Без умения дружить
В коллективе не прожить!

Звериный быт

У всех зверей без исключения
Есть на земле предназначение:
Змея ползет, енот полощет,
Барсук крадет еду у тещи,
Лисица зайца вспоминает,
А он от этого икает;
Ежиха тащит гриб в нору,
Косуля млеет на ветру,
Медведь рыбачит, мышь таится,
Мангуст гоняется за птицей,
Бобер-трудяга строит хату,
Над ней летает шмель мохнатый…

Природа-мать предусмотрела,
Чтоб каждый делал свое дело,
Ведь нет страшнее наказания –
Трудиться вопреки призванию.

Носорог-отец встревожен

Носорог-отец встревожен:
– Сын родился тонкокожим!
Где же рожки, где броня?
Знать, детеныш не в меня!

Говорили носорогу
И комар-пискун трехногий,
И улитка, и жираф:
– Ты нам друг, но ты не прав!

А супруга носорога
Заявила мужу строго:
– Ты дитя не обижай,
Лучше к доктору езжай!

Несуразный носорожек,
Спавший в сене без одежек, 
Даже не предполагал,
Что вокруг него скандал.

Он дремал четыре ночи,
Рос во сне что было мочи
До тех пор, пока рожок
Его нос не пересек.

Обезумев от восторга,
Носорог ногой задергал!
Завизжали тесть и теща,
Распугав животных в роще!

Так в семейство носорожье
Благодать вернулась божья.
Через год у носорожка
Родилась сестрица-крошка…

На тропинке

На тропинке между липок
Кто-то ягоды рассыпал.
Как же рад голодный лось:
– Пообедать довелось!

И сова совсем не против
Свежих ягодок в компоте,
Только ей который день
С дерева спускаться лень.

Ну, а белка – юркий хвост,
Несмотря на скромный рост,
Нанесла к себе в дупло
Ягод целое кило!

Вот так повезло зверятам,
Что лесник подслеповатый,
Отвлеченный дикой кошкой,
Уронил свое лукошко…

У совы – несносный муж

У совы – несносный муж,
Он сварлив и неуклюж,
Но рагу из сельдерея
Мужа делает добрее,
А оладушки с сиропом,
Как показывает опыт,
Успокаивают мужа,
Если он дроздом разбужен.

Под любое настроение
У совы есть угощение,
Ведь не просто так сову
Птицей мудрою зовут!

Нашел я друга по душе

Нашел я друга по душе.
Он не пугается мышей,
Не ест тайком чужую кашу,
Не тычет пальцем в простоквашу,
По пустякам со мной не спорит,
Не пишет мелом на заборе…
В своем роду такой один –
Комар по имени Вадим.

С Вадимом мы глядим на звезды,
А иногда – на птичьи гнезда,
Танцуем твист, читаем книжки,
Воруем мамины коврижки –
В делах серьезных и забавах
Всегда со мною друг писклявый,
Мой неизменный побратим –
Комар по имени Вадим.

И пусть комар не человек,
Ему не вырасти вовек,
Размеры друга не важны,
Коль вы поистине дружны!

Объелся крот

Объелся крот сырой морковью,
Не может встать: раздут живот,
В своей норе с ужасной болью
Лежит, кряхтит, врача зовет…

Зачем же наш герой рисковый
Полез в соседский огород?
Зачем он две гряды моркови
Сложил себе в кротовый рот?

Порой безмерный аппетит
Здоровью здорово вредит!

Заяц-тунеядец
Ранним утром в гуще леса
Все встают на зов прогресса!
Каждый зверь идет трудиться
И трудом своим гордится.

Две заботливые ласки
Вяжут детям водолазки;
Внуки старой кошки
Кормят бабку с ложки;
Пышнотелые бобры
Варят кашу из коры,
Муравьиная семья
Плед стирает у ручья,
Шустрые пиявки
Продают булавки,
Утка, сидя на яйце,
Стрижку делает овце,
А бельчата в дни каникул
Собирают землянику.

Только заяц-тунеядец

Лишь мотает ус на палец,
В холодке у пня лежит
И с презрением бубнит:
– Для труда я слишком гордый,
Пусть другие спину горбят!

Пробездельничал зайчишка
Лето все и осень с лишком.
Не сготовил лоботряс
Продовольствия запас,
Не нашел себе жилища…
А в лесу уж ветер свищет,
На деревья снег валит –
Заяц под кустом дрожит.
От суровой зимней стужи
У него свернулись уши,
Пальцы ног отяжелели,
Как пудовые гантели,
А пушистый белый хвост
Вмиг ледышками оброс.

Чуть не стал в природе дикой
Заяц навсегда заикой.
Благо, старая зайчиха
Приютила горемыку –
Отвела к себе в нору,
Что в серебряном бору,
Напоила медовухой
Для выносливости духа…
На велюровой перине
В круглой ивовой корзине
Заяц до весны проспал
Под десятком покрывал.
А когда проснулся он,
Захотел построить дом,
Столь же тихий и уютный,
С печью и ковром лоскутным
И с просторной кладовой,
Чтоб хранить мешки с мукой,
Семь сортов варенья,
Сено и коренья.

Ранним утром в гуще леса
Все встают на зов прогресса,
В том числе и заяц,
Бывший тунеядец,
А теперь – строитель,
Бревен покоритель,
Инженер и плотник,
Золотой работник!

Шкодное детство

В глухой деревне Кузино
Есть поле кукурузное,
Там кукурузки шкодные
Ежа росой холодною
Облили из ковша.

Промок он до иголочки,
Присел у первой елочки
И стал под песню тихую,
Что пели крот с кротихою,
Сушиться, не спеша.

И вспомнил еж, как в юности
Он тоже делал глупости:
В ужа бросался шишками,
Ловил стрекоз подмышками,
Резвился в камышах…

Всем детям очень нравится
Порою позабавиться,
Но у ребенка каждого
Есть свойство крайне важное –
Открытая душа.