Вспомнить всё

№ 24 (606) Рубрика: Только в "Нашей Вологде"

На «след братьев Стругацких» в Вологде вышли поисковики из Санкт-Петербурга.

Натан Стругацкий, его супруга Александра и маленький Аркадий. Ленинград, март 1930 года. Это семейное фото «Нашей Вологде» прислал лично Борис Стругацкий.

Власти и поисковики Санкт-Петербурга заинтересовались захоронениями блокадников-ленинградцев на Горбачевском кладбище в Вологде. Впервые ничем не отмеченные могилы были найдены «Нашей Вологдой» еще 10 лет назад, в одной из них может покоиться отец легендарных фантастов – братьев Стругацких. Сейчас активисты намерены добиться установки памятника на кладбище.

Выживали единицы
Трагическая история семьи Стругацких, тесно связанная с судьбой других жителей блокадного Ленинграда, развернулась в конце 1941 – начале 1942 года. Будущие всемирно знаменитые фантасты, Аркадий и Борис, до войны жили с родителями в Северной столице. Их отец Натан Залманович был известным искусствоведом, работал главным библиотекарем Ленинградской публичной библиотеки. Когда началась Великая Отечественная война, 49-летний Стругацкий-старший ушел добровольцем в армию, был назначен командиром роты в батальоне НКВД Куйбышевского района. Но в войсках Натан Залманович задержался недолго: дал о себе знать врожденный порок сердца.
20 декабря 1941 года Стругацкого комиссовали по состоянию здоровья, и он вернулся на прежнюю должность в библиотеке.
Дома Натана Стругацкого ждали все ужасы блокады. Как вспоминал в интервью 1992 года его сын Борис (ему во время блокады было 8 лет), в начале января 42-го умерла бабушка (мать Стругацкого-старшего), ее положили в саване в большую комнату, стекла в которой были выбиты взрывом. Семья ела бродячих кошек: Натан с 16-летним сыном Аркадием ловили их и разделывали в ванной. В конце января 1942 года семьи сотрудников Публичной библиотеки начали отправлять в эвакуацию, Стругацких хотели перевезти в город Мелекесс, ныне – Димитровград в Ульяновской области. На семейном совете было решено разделиться: супруга Александра с младшим сыном Борисом, который мог не вынести тягот дороги, остались в Ленинграде, Натан Залманович вместе с Аркадием отправились в путь.
Дорога в эвакуацию для большинства ленинградцев закончилась фатально. Изголодавшиеся люди жадно набрасывались на еду, которую им предлагали на полустанках местные жители, а затем умирали от резкого переедания. Выживших докашивал 30-градусный мороз. Когда вагон со Стругацкими 6 февраля 1942 года подошел к Вологде, уцелели в нем только Аркадий и его отец, ослабевший до крайности. Позже Аркадий, став знаменитым писателем, рассказывал, как они с отцом шли до Вологды пешком, в какой-то момент глава семейства упал и не мог подняться. Сын упрашивал его, умолял, плакал – все тщетно. Тогда, по воспоминаниям Аркадия, он начал ругать отца последними словами, угрожая бросить прямо здесь, у железной дороги, – и «шоковая терапия» сработала: Натан Залманович встал, они с сыном добрались до города. Обоих поместили в эвакуационный госпиталь, а на следующий день,
7 февраля, Аркадию сообщили: отец не выжил, будет похоронен в братской могиле. После этого след Натана Стругацкого теряется на долгие 66 лет.

66 лет спустя…
В 2008 году на упоминание о том, что Натан Стругацкий похоронен в Вологде, случайно наткнулся местный журналист и историк Алексей Сизов. Алексей объехал официальные мемориалы умерших во время войны (на Пошехонском и Введенском кладбищах), фамилия отца знаменитых фантастов нигде не значилась. Стало ясно, что Стругацкий-старший покоится в одной из неопознанных братских могил. Расследование, опубликованное в мае-июне 2008 года, вела редакция газеты «Наша Вологда».
– Нам удалось списаться с младшим из братьев, Борисом Натановичем, через официальный сайт, и узнать от него некоторые подробности трагедии. Сначала он рассказал, что его отец умер в пути, поэтому возникла версия, что Натан Залманович похоронен в безвестной могиле у железной дороги – по свидетельствам вологжан, эти захоронения находятся недалеко от собора Рождества Богородицы под «Горбатым» мостом. Но затем Борис Стругацкий уточнил, что отец умер все-таки в госпитале, и появилась надежда точно установить его последнее пристанище, – говорит Сизов.
Кроме того, редакция связалась с известным исследователем темы эвакуации, вологодским писателем Геннадием Акиньховым (умер в 2016 году. – Прим. авт.). Геннадий Александрович, в частности, указал возможные места погребения блокадников, скончавшихся в эвакуационных госпиталях: Горбачевское кладбище в парке Мира и район нынешнего льнокомбината. На Горбачевское кладбище отвозили умерших из эвакогоспиталя № 1, который находился на месте бывшей 1-й городской поликлиники на площади Возрождения, а также в помещениях областной филармонии на улице Лермонтова. Как рассказывала Акиньхову бывший комиссар госпиталя Нина Соломонова, покойников складывали на заднем дворе и везли в парк Мира на подводах с лошадьми, тщательно укрыв от посторонних глаз. На кладбище шла всего одна дорога, проехать зимой в поле было нереально, да и незачем, и тела либо зарывали недалеко от главной дорожки, либо, по воспоминаниям очевидцев, вываливали у кладбищенской ограды в снег.

Братские могилы блокадников могут находиться у железной дороги под «Горбатым» мостом. Здесь хоронили тех, кто умер в пути.

В 2008 году, как вспоминает Алексей Сизов, на Горбачевском кладбище еще работал собственный смотритель — женщину звали Валентина Масленникова (сейчас захоронениями заведует администрация Пошехонского кладбища). Когда журналист начал расспрашивать Валентину о могилах блокадников, она вспомнила примерный план кладбища и показала Алексею четыре места, где, с ее слов, покоятся погибшие ленинградцы. Места ничем не отмечены – просто заболоченные помойки без опознавательных знаков, однако они находятся рядом с главной дорожкой, что прекрасно согласуется с версией Акиньхова. Как пояснила Валентина Масленникова, даже если могила полностью заброшена, но значится на плане кладбища, в течение 80 лет хоронить больше никого нельзя – а этот срок со дня гибели Натана Стругацкого истекает только в 2022 году.
Но самое главное: «Нашей Вологде» тогда удалось найти документальное подтверждение захоронений. В Государственном архиве Вологодской области (ГАВО) на улице Мальцева обнаружился список блокадников, похороненных в парке Мира. В документе 1858 имен, и одно из них очень напоминает Натана Стругацкого.
– Под номером 1262 в списках значится: «Струрецкий Натол. Заиманович», возраст и дата смерти совпадают со Стругацким-старшим. Когда я увидел эту запись, сразу понял, что это наверняка он! Как мне пояснили в архиве, документ был перепечатан в 1960-х годах с рукописного оригинала сороковых годов, и неудивительно, что сложное имя исказилось на несколько букв, – говорит Алексей Сизов.

…и еще 10 лет после
Удивительно, но расследование в 2008 году осталось почти незамеченным. Последний из братьев-фантастов Стругацких, Борис Натанович, в то время уже серьезно болел. О могилах на Горбачевском кладбище вспомнили единственный раз – в 2012 году, когда он скончался. Несколько публикаций в местной прессе, а дальше – опять тишина. История получила продолжение только в мае 2018 года, когда на Алексея Сизова вышли представители питерских поисковиков из РОО «ИАЦ Помним всех поименно».
– Мне написал в соцсетях сотрудник информационно-аналитического центра, сказал, что они проводят ревизию всех захоронений блокадников, в том числе в Вологодской области, и натолкнулись на расследование 10-летней давности. Я вкратце рассказал всю историю, объяснил, где искать могилы, где лежат документы. После этого меня вывели на председателя движения Галину Савельеву, которая 30 июня вместе с коллегами приехала в Вологду, – рассказывает Алексей.

Макет памятника блокадникам.

Гости из Северной столицы в сопровождении вологжанина прошлись по территории кладбища и были потрясены тем, в насколько запущенном состоянии находятся предполагаемые места братских могил. Сразу же возникла идея поставить памятник или мемориальный знак, разработкой которого занялся петербургский архитектор Рафаэль Даянов.
– Это не монумент, а поминальный знак. Постепенно списки будут, наверное, как-то корректироваться, обновляться, и каждого мы попытаемся вспомнить поименно, – прокомментировал архитектор одному из петербургских телеканалов, где вышел репортаж о найденных в Вологде могилах ленинградцев.
Сейчас, как сообщила председатель «Помним всех поименно» Галина Савельева, готов акт об обнаружении братских захоронений: с ним поисковики намерены обратиться к Администрации Вологды, чтобы решить вопрос о будущем мемориале. Кроме того, в Госархив Вологодской области направлен запрос от депутата Заксобрания Петербурга Андрея Анохина с просьбой поднять уникальный документ о могилах на Горбачевском кладбище, который прольет свет на судьбу 1858 блокадников, умерших в Вологде во время эвакуации. Также к расследованию трагедии ленинградцев подключилось Вологодское объединение поисковиков.
– Наш профиль – воинские захоронения, поэтому хотели бы посмотреть по спискам, нет ли на Горбачевском кладбище умерших в госпиталях. Проведем работу в архивах и, конечно, в случае необходимости организуем субботник, поможем привести братские могилы в порядок, – пояснил председатель регионального отделения Поискового движения России Андрей Соловьев.
Мария Дмитриева