Вспомнить всё

№ 03 (543) Рубрика: История и современность Автор: Павел Патраков

Я часто задумывался, почему в свободолюбивой Вологде
не было ни одного мятежа против советской власти.
Объяснение есть: жестокий террор по отношению
к противникам нового режима.

Дом на набережной VI Армфии, в котором Кедров жил в годы вологодской ссылки.

Организатором «красного террора» в Вологде был Михаил Кедров, командующий Северным фронтом большевиков. Через полтора месяца после назначения он был снят за «перегибы», но вскоре вернулся в функции уже не армейского командира, а начальника Особого отдела ВЧК. И все, что задумал, выполнил…
В наше время в доме № 141 по набережной VI Армии расположился психдиспансер.Когда-то, в 1904 году, будучи в ссылке, здесь жил Кедров.
Совпадение? Даже не знаю, что сказать. «Крыша» у Миши поехала давно, и это не осталось незамеченным. Историк Сергей Мельгунов так описывает странности в поведении этого товарища: «Доктор по образованию и политэмигрант по призванию, Кедров в Париже занялся «наукой». Мне говорили, что он решил изучить глотательный процесс в человеческом организме. Часами проводил время в созерцании собственного глотательного процесса, поглощая несметное количество конфет. Над детьми своими д-р Кедров проделывал иной эксперимент. Высчитав потребное им количество «калорий», он морил их голодом, не дозволяя выходить из установленной нормы. Кедров был настоящим маньяком».
Увы, он не был одинок…
Пламенный ленинец Сергей Киров несколько раз самолично разоблачал «заговоры» в собственном окружении, причем каждый раз в их составе оказывались молодые и красивые женщины, которых он изобретательно «допрашивал», а затем непременно присутствовал на расстрелах.
Комендант Киевской ГубЧК Петр Михайлов, по свидетельству одного из посвященных, «в лунные летние ночи выгонял арестованных голыми в сад и с револьвером в руках охотился за ними». Выбирал он для таких забав красивых дам и девушек, иногда – юношей гимназического возраста.
Другой видный чекист Глеб Бокий организовал «дачную коммуну» под своим руководством. Сюда его приближенные должны были приезжать на выходные вместе с женами, причем мужчины и женщины обязывались ходить голыми, что именовалось «культом приближения к природе».
Так стоит ли удивляться психической болезни Михаила Кедрова?
Итак, Кедров, сын нотариуса, в 1904 году был сослан в Вологду, бежал. Занимался снабжением повстанцев оружием. Посидел в тюрьме, подружился с Лениным в Швейцарии, учился на врача…
С ноября 1917-го – член коллегии Наркомата по военным делам РСФСР, комиссар по демобилизации русской армии.
И вот тут назначают его начальником специальной комиссии под названием «Советская Ревизия», в задачу которой официально входило «производство ревизии всего военного хозяйства» на Севере России, а фактически – организованное разграбление оставшегося от царской армии военного имущества. Дела у Кедрова шли успешно: помимо боеприпасов, шинелей и продовольствия он сумел заполучить в свои руки порядка 70 миллионов рублей золотом и деньгами, которые по ходу дела «реквизировал» у «буржуев».
Главком Красной Армии тов. Троцкий оценил способности Кедрова и в июне 1918 года назначил его командующим Северным фронтом. На этой должности впервые и обнаружился главный талант Кедрова, сделавший его впоследствии «красным героем». Как и все подобные «командующие», Кедров считал, что успехи на фронте могут быть обеспечены только при проведении крупномасштабного террора в тылу против «контр­революционеров» и «саботажников».
Поэтому уже летом 1918 года, еще до официального объявления «красного террора», на Севере начались массовые казни и расправы. Точное количество уничтоженных по приказам Кедрова людей в июле-августе 1918 года осталось неизвестно, но речь идет о тысячах, может быть, десятках тысяч людей.
Известный русский социолог Питирим Сорокин впоследствии писал, что «большевистский комиссар Кедров казнил людей без колебаний. Свои жертвы коммунисты расстреливали, топили или забивали до смерти». Сорокин знал эту тему, как никто другой: он сам несколько тягостных недель просидел в тюрьме, дожидаясь расстрела и видя, как каждый день ведут в последний путь крестьян, бывших царских чиновников, военных.
Сам Михаил Кедров особую слабость питал к расстрелу несовершеннолетних. Достоверно зафиксированы многократные случаи казней Кедровым «шпионов» детского и подросткового возраста, гимназистов и гимназисток 10–16 лет. Причем гимназистов определяли на глазок – по прическе и характерному следу от гимназической фуражки…