Хрен редьки не слаще…

№ 30 (612) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

В состязании концепций нового раздела России на экономические макрорегионы Минэкономразвития страны готово пойти еще дальше, чем бескомпромиссный реформатор Алексей Кудрин.

Кудринский проект экономической «дезинтеграции» нашего государства был обнародован прошлым летом. Центр стратегических разработок, возглавляемый в то время бывшим министром финансов России, предложил оказывать первоочередную государственную поддержку 20 городским агломерациям, включающим 15 городов-«миллионеров» и пять городов, население которых приближается к миллиону человек.
По замыслу авторов далеко идущей идеи, именно эти урбанистические мега-конструкции должны превратиться в эффективные точки роста, которые будут распространять позитивную экономическую динамику по всем соседним регионам: наподобие того, как брошенный в воду камень создает вокруг себя равномерную волну.
Успешную реализацию своей концепции эксперты Центра стратегических разработок предполагали (цитирую) «через меры поддержки (со стороны государства. – Прим. автора) в части полномочий, финансов и налогов, транспортных коммуникаций». И сколь бы благообразными мотивами ни сопровождалась эта программа, по факту выходило так: на карте гигантской страны будет выделено несколько пятнышек относительного экономического благополучия, которые будут окружены океаном беспросветной нужды…
Понятно, что глобализация «по Кудрину» не пришлась по вкусу в регионах, не упомянутых в проекте, в том числе в Вологодской области. Будь эта программа принята в качестве руководства к действию, наш областной бюджет мог утратить даже те скудные федеральные дотации и субвенции, которыми он располагает сегодня.
Однако в мае нынешнего года Алексею Леонидовичу Кудрину было сделано предложение, от которого нельзя отказаться: он возглавил Счетную палату РФ. После этого кадрового назначения дискуссия вокруг проекта ЦСР стала понемногу угасать, и могло показаться, что со временем она полностью сойдет на нет.
Но рукописи, как известно, не горят, а идеи не исчезают бесследно. Недавно стало известно, что Минэкономразвития выступило с предложением, которое подозрительно напоминает концепцию Центра Кудрина. Министерская «Стратегия пространственного развития», которая должна быть рассмотрена на высшем уровне уже в сентябре, также предусматривает «передел» единого экономического пространства Российской Федерации. Причем названное ведомство готово пойти еще дальше Кудрина: если Алексей Леонидович предлагал сформировать 20 экономических макрорегионов, то Минэкономразвития готово ограничиться всего 14. При этом ключевой «кудринский» принцип формирования макрорегионов сохранен неизменным: в основе этого территориального новообразования должен находиться мегаполис из топ-14 российских городов, который и станет главным бенефициаром господдержки. И если сегодня финансовые потоки распределяются по схеме «федеральный центр – регион», то новый экономический порядок пополнит схему новым звеном: «федеральный центр – центр экономического макрорегиона – административный регион».
Нетрудно догадаться, что подобная реформа стала бы истинным триумфом российской бюрократии! И хотя в проекте Минэкономразвития особо отмечено, что вновь образованные макрорегионы не будут административными единицами, по сути это мало что меняет.
Если бы, скажем, границы экономических макрорегионов совпадали с границами федеральных округов, то можно было бы рассчитывать, что аппарат того или иного федерального округа просто получит дополнительные полномочия, связанные с «функционалом» макрорегиона. Но этого не может быть по определению, поскольку Российская Федерация разбита на восемь федеральных округов, а экономических регионов предполагается 14. Выходит, для контроля за федеральными ресурсами, которые будут осваиваться в макрорегионах, придется создавать новые административные структуры, расширяя и без того немалые штаты «столоначальников».
Но это бы еще полбеды: свойство бюрократии размножаться при любой административной реформе неистребимо. На самом деле последствия планируемой реорганизации могут быть гораздо драматичнее. Перераспределяя внутренние финансовые потоки таким образом, чтобы богатые становились еще богаче, а бедные – еще беднее, государство «де-факто» поставит крест на будущем российской провинции. Ведь в нынешних условиях малые города и сельские населенные пункты не могут существовать без государственного субсидирования. Экономика за пределами крупных городов живо напоминает «феодальный хозрасчет»: что произвели, то и съели. Поддержание на плаву социальной инфраструктуры, строительство дорог, защита экологической среды просто невозможны без централизованной финансовой поддержки. Поэтому самым вероятным исходом подобной «модернизации» экономики станет отчаянное бегство еще оставшихся трудовых ресурсов с «периферии» в крупные города.
И какую же Россию мы оставим в таком случае грядущим поколениям? Огромную безлюдную пустыню с редкими оазисами жизни? Какая незавидная участь…