За что?!

№ 24 (564) Рубрика: Постфактум Автор: Инна Тимошина

Газовики вынудили 89-летнюю вологжанку заплатить за услуги, которые, по ее утверждению, не были реально оказаны.

Римма Константиновна – человек законопослушный. Ветеран тыла Великой Отечественной войны, ветеран труда, со своей пенсии она первым делом оплачивает коммунальные счета.
Пожилая женщина старается быть в курсе всех изменений. Когда к ней постучался молодой человек из газоснабжающей организации и предложил заключить договор о техническом обслуживании и ремонте внутриквартирного газового оборудования, Римма Константиновна, естественно, поинтересовалась, в чем суть этой услуги.
– Документ большой, написан мелким шрифтом, как я его в моем возрасте прочитаю с начала до конца? – рассказывает моя собеседница. – Молодой человек объяснил, что договор меня в принципе ни к чему не обязывает. Где-то раз в три года к нам будет наведываться сотрудник газовой службы и проверять состояние газовой плиты и колонки. Мне четыре года назад бесплатно поменяли газовое оборудование, как ветерану труда, поэтому я еще удивилась: зачем же новое оборудование проверять? Правда, спросила у парня, как менять батарейки в газовой колонке. Специалист все-таки. Он показал, как это делается. И все. Потом выдал мне договор и какой-то акт, которые я подписала, не читая…
Позже выяснилось, что пенсионерка должна в общей сложности заплатить за «услугу» больше тысячи рублей. Основная часть этой суммы, как значится в акте выполненных работ, полагается за техническое обслуживание колонки, чуть меньше – за техобслуживание газовой плиты. Когда пришли квитанции, она даже не могла понять, за что с нее требуют деньги.
– Хочется, чтобы господа газовики мне растолковали, какое именно техобслуживание провел их сотрудник? – возмущается Римма Константиновна. – Он ведь толком не осмотрел оборудование! Даже если считать услугой, что он показал, где у колонки батарейки находятся, то неужели это стоит таких денег? В общем, я сочла все это недоразумением и оплачивать квитанции не стала. И тогда мне начали присылать письменные предупреждения о необходимости заплатить. Представьте себе, много ли надо женщине под 90 лет, чтобы вывести ее из душевного равновесия? Чтобы не портить себе последние нервы, я оплатила счет. Но вопрос: «За что?» никуда не исчез!
Корреспондент «НВ» связался со специалистами службы единого окна компании «Газпром газораспределение Вологда». Они проинформировали, что заключение договора о техобслуживании является обязательным согласно постановлению Правительства РФ «О мерах по обеспечению безопасности… газового оборудования».
– Сам договор предоставляется бесплатно, – пояснила сотрудница «ГГВ». – А вот техническое обслуживание оборудования – услуга платная, – пояснила оператор службы. – Если срок эксплуатации газовой плиты до 15 лет, ее техобслуживание производится раз в три года. И стоимость услуги составляет 565 рублей. Оплата производится по факту обслуживания, то есть мастер попал в квартиру, обслужил, и только тогда выставляется плата. Стоимость технического обслуживания водонагревателя производится раз в год и составляет 810 рублей.

На вопрос, что конкретно входит в понятие «техобслуживание»», в компании пояснили, что это может быть и… визуальный осмотр. Зашел, стало быть, гражданин в спецовке на кухню, посмотрел орлиным взором на колонку – и тыща рублей в бюджет «ГГВ» как с куста. Легкая жизнь у наших газораспределителей, нечего сказать…
Впрочем, не станем считать деньги в чужих карманах, тем более что в наших собственных карманах от этого не прибавится. Возвращаясь к этой невеселой истории, можно предположить с высокой степенью вероятности: если бы представитель газовой компании доступно разъяснил Римме Константиновне все условия договора, включая стоимость работ, конфликтной ситуации удалось бы избежать.
С одной стороны, существует закон, обязывающий граждан заключать договоры, и от этого факта невозможно отмахнуться, как от назойливого комара. С другой стороны, господа монополисты ведут себя, как вельможи, не считая нужным опускаться до разъяснений. Именно это, как мне кажется, и должно оцениваться как монополистическое поведение на рынке услуг. И соответствующим образом наказываться…