Живые и мертвые

№ 06 (588) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Строительство очередного городского кладбища в окрестностях Вологды может обойтись в полмиллиарда рублей. Если бы эти деньги вкладывались в живых, а не в усопших, уровень смертности среди вологжан мог бы существенно сократиться.

Пока трудно представить, что через несколько лет здесь разместится новое муниципальное кладбище. Фото с сайта veteranpvo.narod.ru

Пожалуй, ни один микрорайон нашей областной столицы по темпам роста не сравнится с действующими кладбищами. Ежедневно здесь находят последний приют 10-15 горожан (наихудшие показатели выпадают на периоды самой холодной и самой жаркой погоды).
Казалось бы, совсем недавно появились первые захоронения близ пригородной деревни Козицино. Но уже сегодня кладбище Козицино-1 почти исчерпало свой «похоронный» ресурс, а число захоронений на кладбище Козицино-2 превысило 10 тысяч. При этом демографические тенденции таковы, что дальше будет только хуже: население Вологды стареет…
Понятно, что строительство очередного городского кладбища нельзя откладывать в долгий ящик (извините за нечаянный каламбур). Иной вопрос, что в условиях бюджетного дефицита, когда денег не хватает здравоохранению, образованию и культуре, когда строительство жизненно важного третьего моста через реку Вологду откладывается из года в год, когда некоторые городские улицы требуют срочного капитального ремонта, – в этой ситуации расходы на обустройство «города мертвых» не должны быть более расточительными, чем затраты на содержание города живых. Тем более что невозможно спорить с древним пророком Экклезиастом, который справедливо отметил, что по ту сторону жизни царь и нищий, умный и глупый, праведник и нечестивец – все равны и никому не надо лишнего.
Конечно, «оптимизировать» могилу как таковую затруднительно: тут уж три куба земли, как говорится, вынь да положь. Но определить оптимальное место под новое кладбище можно и нужно. И в этом смысле заявленный участок земли близ деревни Кичигино не кажется мне безупречным вариантом.
Начнем с логистики. Более 20 километров от Вологды – это не такой пустяк, как может показаться. Дорога на кладбище – последний путь только для самого покойного, но не для его родни. Даже сегодня, когда действующие муниципальные кладбища находятся практически в черте города, в редакционной почте «НВ» регулярно встречаются письма с жалобами на то, как трудно бывает пожилым и нездоровым людям добраться до могилы родного человека, особенно в непогожие дни. Если маршрут «Вологда-Кичигино» будет обеспечен общественным транспортом на таком же невзрачном уровне, как маршрут «Вологда-Козицино», то число жалоб вырастет в геометрической прогрессии. В Козицино худо-бедно, но можно добрести и на своих двоих. Отправиться пешком в Кичигино – это уже какой-то ритуальный экстрим, на который отважатся единицы.
Смежная, но не менее важная проблема – безопасность захоронений. В позапрошлом году местный суд рассматривал дело вологодского кладбищенского вора, который «по совместительству» оказался еще и вандалом: не удовольствовавшись кражей ценных элементов захоронения, мерзавец разбил мраморное надгробие. Нетрудно догадаться, что описанный случай далеко не единичен. И чем дальше находится погост от столбовых дорог цивилизации (а Кичигино в этом смысле сильно уступает ныне действующим городским кладбищам), тем меньше он защищен от грабителей и хулиганов. При этом ответственность за кладбищенский вандализм поражает прямо-таки беспрецедентной мягкостью: по ч. 1 ст. 244 УК РФ за осквернение могил, в том числе за надругательство над телами умерших, предусмотрено наказание в виде… денежного штрафа или исправительных работ сроком до одного года.
И еще одно серьезное обстоятельство. Строительство кладбища на руинах бывшего развернутого полка ПВО, оснащенного мощными по тем временам ракетами «земля-воздух», неизбежно приведет к дополнительным расходам, связанным с демонтажем оставшегося оборудования и сооружений, включая ликвидацию ракетных шахт. Это явно не удешевит работы…