Птицы невысокого полета

Известная вологжанам своей продукцией Шекснинская птицефабрика в нынешнем году попала в очередной глубокий кризис – уже третий по счету за пять лет. Последние новости, впрочем, относительно обнадеживают: областные власти обещают, что фабрику спасет местный инвестор. «Наша Вологда» разбиралась в весьма запутанной подоплеке событий.
История падения
Плохие времена для птицефабрики в Шексне – к слову, единственного предприятия в области, которое производит не только яйца, но и мясо птицы, – начались еще в 2013 году. Предприятие входило в печально известный холдинг «Вологодский центр птицеводства» и попало под процедуру банкротства вместе с другими «профильными» фабриками – Вологодской, Климовской, Ермаковской.
В официальных релизах Правительства области ныне указывается, что с ноября 2016 года мощности фабрики использовало по договору хранения ООО «Паритет Вятка». Это правда, но не вся – пропущен еще один временный «слой»: в 2012 году возникло ООО «Шекснинский бройлер», которое и являлось первоначально преемником умирающей птицефабрики. Результат деятельности «Шекснинского бройлера» вышел аналогичным – в августе 2017 года (уже после передачи мощностей «Паритет Вятке») он был официально признан банкротом. При этом вплоть до начала 2017 года «бройлеры» входили в агрохолдинг бывшей супруги главы «Роснефти» Игоря Сечина – Марины, но затем этот проект благополучно сдулся.
Что касается непосредственного формального владельца «Шекснинского бройлера», то им еще в 2016 году стал бизнесмен Юрий Дудко, причем этот статус он совмещал с креслом директора ООО «Паритет Вятка». И – удивительное дело – именно «Паритет Вятка» в ноябре того же года перехватило мощности птицефабрики (по договору хранения), то есть, по сути, предпринимателю, доказавшему свою неэффективность в управлении предприятием, позволили «рулить» им дальше под вывеской другого юридического лица.
Заканчивая историю «Шекснинского бройлера», упомянем, что сейчас это несуществующее ООО фигурирует в уголовном деле о неправомерных действиях при банкротстве. К тому моменту, как все оборудование птицефабрики на бумаге перешло к ООО «Паритет Вятка», требования кредиторов к «бройлерам» перевалили за 100 млн рублей, в том числе предприятие начало копить крупные долги за газ – более 60 миллионов. Кроме того, ушли «в никуда» две бюджетные субсидии ООО на общую сумму порядка 120 миллионов рублей.
Но вернемся к «Паритет Вятке»: по данным на сентябрь этого года, его учредителем выступило московское ООО «Паритет» (то же самое, что и у «Шекснинского бройлера»), чей контрольный пакет акций когда-то принадлежал Марине Сечиной. Ныне, по версиям различных СМИ, «Паритет» связывают с одноименным холдингом на Украине (через того же Дудко) и даже с «солнцевской» бандитской группировкой в Москве.
На предприятии в Шексне, пережившем уже два банкротства, вновь запустили производственный процесс: до начала 2018 года на нем работало более 550 сотрудников, «родительское» стадо кур составляло 760 тысяч голов. Таким образом, поступление птицы в магазины райцентра, Вологды и Череповца на время возобновилось. Но долги при этом продолжали расти. К концу лета нынешнего года только задолженность за газ, доставшаяся в наследство от «Шекснинского бройлера», достигла 131 млн рублей.
Новый поворот
Тем временем в марте нынешнего года на сцену вышел новый московский «игрок» – компания «Онегафинанс­групп». При ближайшем рассмотрении оказалось, что эта фирма связана с семейным бизнесом крупного шекснинского предпринимателя Анатолия Юганова. К его же своеобразному картелю (различными фирмами руководят сам бизнесмен и сыновья) относятся, например, «Русский бисквит» в Череповце и «Шекснинский комбинат хлебопродуктов». Второе из предприятий надо отметить особо: кроме хлеба комбинат производит корма как раз для Шекснинской птицефабрики. В марте «Онегафинансгрупп» удалось выкупить на торгах с конкурсного производства все мощности предприятия.
ООО «Паритет Вятка» со сделкой не согласилось и оспорило ее в суде, а параллельно с этим процессом (в котором у Юрия Дудко и компании изначально было мало шансов на успех – все-таки собственник есть собственник) началось то, что областные чиновники позже назовут «бестолковым и неэффективным менедж­ментом». На самом же деле действия руководства «Паритет Вятки» больше походили на намеренный саботаж по принципу «так не доставайся же ты (фабрика. – Прим. ред.) никому».
Судите сами: сначала на предприятии прошли массовые сокращения сотрудников – «для разминки» уволили примерно полторы сотни человек, затем уведомления о сокращении получили еще 230. С июня полностью прекратилась выплата зарплат, в августе над птицефабрикой нависла угроза отключения газа – собственные котельные были остановлены, потом закончились корма, и стадо кур передохло почти целиком: от 760 тысяч осталось всего 77 тыс. На обращения работников руководство практически не реагировало, впрочем, как вспоминают сами шекснинцы, особой заботой оно не отличалось и ранее: в ответ на неудобные вопросы о зарплате Юрий Дудко предпочитал рассказывать о планах по созданию новых сортов яиц.
Когда ситуация стала критической, в дело вмешались органы государственной власти. 21 сентября этого года в Правительстве Вологодской области прошло собрание кредиторов Шекснинской птицефабрики, по итогам которого ООО «Паритет Вятка» лишили статуса хранителя имущества (официально договор расторгнут 5 октября). Остается риторическим вопрос, что мешало использовать юридическую зацепку с кредиторами гораздо раньше.
Привкус уголовщины
Уже тогда, 21 сентября, заместитель губернатора Михаил Глазков анонсировал приход на птицефабрику «местного инвестора». Логично, что под ним подразумевался Анатолий Юганов, – и действительно, в начале октября было объявлено о создании нового ООО «Шекснинская птицефабрика». Это название, как выяснилось, получил «югановский» комбинат хлебопродуктов, который, таким образом, слился с птицеводческим предприятием.
Как заявил 8 октября на оперативном совещании в Правительстве области замгубернатора Михаил Глазков, новый распорядитель активов примет на работу порядка 120 сотрудников и запустит производство. Следующая цель – выход на прежнюю мощность, восстановление родительского стада с постепенным ростом трудового коллектива до уровня 2017 года – порядка 550 человек. Вопрос о долгах за газ областные чиновники не прокомментировали, но, по данным наших источников в Шексне, такая договоренность достигнута: газовики и другие поставщики энергии готовы пойти на уступки при условии, что новый инвестор не будет копить задолженность.
Кроме того, как объявили в правительстве, вновь созданное ООО «Шекснинская птицефабрика» заключило договор купли-продажи с ООО «Паритет Вятка» на родительское стадо бройлеров и технологическое оборудование.
– За вырученные деньги ООО «Паритет Вятка» обязалось на днях рассчитаться с задолженностью по заработной плате перед коллективом птицефабрики за июнь-сентябрь 2018 года, – прокомментировал Михаил Глазков.
На деле, однако, все не так просто. Во-первых, стоит вопрос о стоимости активов, принадлежащих «Паритет Вятке». Дело в том, что фирма не только использовала мощности птицефабрики, но и модернизировала их и, по идее, может рассчитывать на компенсацию (по разным данным, от 20 до 50 млн рублей). Во-вторых, на самом ООО «висит» уголовное дело о массовых невыплатах зарплат, и не факт, что владельцы не сочтут более выгодным вариантом очередное банкротство. По сведениям следственного управления СК РФ по Вологодской области, предварительно задолженность перед работниками составляет 13,9 млн рублей, в числе пострадавших – 477 человек.
Последняя новость о бывшем хранителе имущества птицефабрики пришла незадолго до выхода номера в печать: в офисах «Паритет Вятки» в Москве, Шекснинском и Вологодском районах прошли обыски, была изъята финансовая документация. Причем с частью бумаг произошла совсем уж детективная история: действующие сотрудники ООО пытались перевезти их на «Газели» из Шексны под Вологду, машина была перехвачена полицией. Местонахождение директора «Паритет Вятки» Юрия Дудко достоверно неизвестно, по некоторым сведениям, он может находиться на Украине.
В такой ситуации процессы передачи и продажи имущества, расчетов с рабочими по долгам могут затянуться в Шексне не на один год. Вологжанам же остается только ждать, когда на их прилавках снова появится мясо птицы местного производства.
Олег Нечаев

Поделиться
Отправить
Класснуть