Сквозь игольное ушко

Без боли и шрамов
Белый костюм, бахилы, медицинский берет – в коридорах онкодиспансера многие принимают группу журналистов за новых медсестер. Нас ведут в импровизированный наблюдательный пункт. Пациентка уже лежит в операционной, которая хорошо просматривается через небольшое окошко на автоматической двери. Комната с представителями СМИ наполняется медиками.
– Я ассистирую Николаю Васильевичу. На операционном столе  много инструментов, которые необходимо держать, камеру наводить. Операцию не может сделать один человек. Ее делает целая бригада, – настраиваясь на серьезную процедуру, рассказывает доктор Николай Юрченко. Попутно моет руки, надевает медицинскую маску. То же делает и главный оператор, тот самый Николай Васильевич Герасимовский.
Невозмутимый, не зря говорят: «спокойный, как хирург». А между тем впереди операция не самая простая – удаление почки, но без большого разреза, как было принято раньше. Манипуляции врачи будут совершать через небольшие разрезы. Да, трудоемкость процедуры для медиков повышается, зато понижаются риски для самого пациента.
На операционном столе женщина, в ее левой почке обнаружена опухоль, орган придется удалить. Операция серьезная, продлится два часа. Зато встать на ноги вологжанка сможет уже на следующий день, объясняет заведующий отделением Николай Герасимовский:

[caption id="attachment_7496" align="alignleft" width="150"] Николай Герасимовский.[/caption]

– Давайте сравним. Когда применяется открытая хирургия, делается большой разрез, почка ведь находится довольно глубоко. Нужно широко раскрыть брюшную полость. Естественно, после этого процесс реабилитации проходит тяжело: болевой синдром гораздо выше, понадобится больше лекарств, больная дольше обездвижена. И риски послеоперационных осложнений выше, потому что рана больше, все логично. Да и кровопотери при таком разрезе играют роль.
Период нетрудоспособности – около двенадцати недель. Может быть и дольше, все зависит от возраста. Никакой физической активности: велика вероятность возникновения грыжи. Новый же не столь травматичный метод все эти сложности перечеркивает: выписка возможна через 3-4 дня, ходить по палате пациентка сможет уже сутки спустя. Разрез в этом случае все же понадобится, так как опухоль злокачественная, но он будет крохотный: всего два сантиметра против двенадцати – подтверждает Николай Васильевич:
– Мы сделаем небольшой разрез в самом конце операции, потому что это все-таки онкология, нам почка нужна в целости и сохранности, чтобы потом ее изучить, поставить верно диагноз и выработать дальнейшую тактику. Иначе мы не поймем, в какой стадии рак.
Дальше - меньше
В планах закупить новую лапароскопическую стойку, тогда в некоторых случаях можно будет обойтись даже без маленького надреза.
– В ряде случаев, – продолжает Герасимовский, – будет достаточно проколов. При доброкачественных опухолях мы можем применить специальное оборудование, которое позволяет просто измельчить часть органа, пораженную, и удалить ее электроотсосом. Тогда как раньше был вновь необходим все тот же двенадцатисантиметровый разрез. 
Новое, онкоурологическое, отделение в диспансере открылось в июле. Возможностей использовать менее травматичные способы операции стало гораздо больше.
– Это щадящие операции, – рассказывает Сергей Аносенко, главный врач областного онкологического диспансера. – Больному после них не требуется назначение сильнодействующих наркотических препаратов. Мы уже с февраля используем в онкологии интервенционную радиологию – то есть малотравматичные инструменты. Это альтернатива прямому хирургическому вмешательству. При раке шейки матки, например, делаем  эмоболизацию или химэмболизацию. Это внутрисосудистая процедура, в большинстве случаев не нужна даже анестезия. Можем провести также эмболизацию печени, почечных артерий. Это совершенно новый, современный, уровень оказания медицинской помощи.
Внедрение новых методик в диспансере называют лучшим подарком к празднику. 5 октября лечебному учреждению исполнилось 70 лет. И «именинников» теперь гораздо больше, ведь в новом году к команде присоединились восемь новых докторов, в том числе семь онкологов.
Угнаться за прогрессом
Чуть раньше, в марте, во второй областной больнице Череповца таким же щадящим, лапароскопическим, способом впервые удалили селезенку. Операция длилась полтора часа, пациентка поступила с заболеванием крови. Хирург Роман Иконников подтвердил, такая процедура больными переносится в разы легче:
– Восстановление и реабилитация идут гораздо быстрее по сравнению с традиционным вмешательством. Например, наша пациентка уже на шестые сутки после операции была дома, а раньше в стационаре проводили по две недели. Важен и косметический эффект: на коже остаются едва заметные следы размером всего около двух сантиметров.
Врачи научились применять этот метод и в лечении опухолей в печени. Коварный вид рака, поскольку злокачественные клетки распространяются по всему организму. А так как печень – это своего рода фильтр для крови, то они задерживаются там и начинают расти, формируют метастаз. Хирургическим путем избавиться от него сложно, и медики применяют химиоэмболизацию – комбинацию из местной химиотерапии и эмболизации (закупорки сосудов эмболами, для остановки кровоснабжения опухоли, что приводит к ее уменьшению в размерах). 
– В результате происходит двойное воздействие на опухоль, – рассказывает Владимир Шалаев, заведующий кабинетом рентгенохирургических методов диагностики и лечения. – Во-первых, она лишается питания и разрушается, во-вторых, в ней длительное время поддерживается высокая концентрация химиопрепарата, который уничтожает раковые клетки.
Такой метод лечения менее токсичен по сравнению с обычной химиотерапией и не причиняет вреда другим органам. Внедрили врачи второй областной больницы и новый метод лечения межпозвоночной грыжи: в июне медики впервые применили лазерную нуклеопластику.
На операционном столе был молодой человек, 25 лет, долгое время мучился от болей в спине. Наркоз не потребовался. Процедура выполняется под местной анестезией и постоянным рентгеновским контролем через небольшой прокол над местом поражения позвоночника. Длится – около 40 минут. Через пять дней пациент уже покинул больницу.
***
Высокотехнологические операции еще несколько лет назад в регионе делали крайне редко, необходимым оборудованием по области обладали единицы клиник. В 2014-м таких учреждений было всего 4. Сейчас высокотехнологичные методы применяют в 10 больницах. Ежегодно в них проводят более двух тысяч сложнейших операций.
Ольга Омелина
Фото автора

Поделиться
Отправить
Класснуть