Вспоминая моряка Попая

Как известно, люди не могут жить без легенд. Одна из таких легенд родилась и выросла на наших глазах, и сегодня она настойчиво пытается выдать себя за истину в последней инстанции.

На минувшей неделе в некоторых СМИ появилась информация, что в овсяной каше с папайей, производимой на вологодском предприятии корпорации «Nestle», выявлены генно-модифицированные компоненты. Изготовители сочли за благо уклониться от публичной полемики, сообщив о приостановке производства и поставки данной продукции в торговые сети.

Понять мотивы, которыми руководствовались при этом в «Nestle», не слишком сложно. Начнем с того, что в нашей стране уже почти три года действует федеральный закон, запрещающий производство продуктов генной инженерии для последующего использования в пищевой промышленности. И хотя запрет не распространяется на сферу потребления, оставляя широкую дорогу для импорта ГМП из-за рубежа, замысел авторов закона понятен: постепенно вытеснить продукты генной инженерии с российских продовольственных прилавков, заменив их натурпродуктами отечественного происхождения.

Впрочем, юридическая сторона вопроса в этом случае носит вторичный характер. Специалисты по АПК не сомневаются, что мораторий рано или поздно будет отменен, поскольку де-факто получается так, что он направлен против отечественных производителей во благо их иностранным конкурентам. Поэтому более существенным представляется тот факт, что генно-модифицированные продукты изрядно скомпрометированы в глазах потребителей.

С момента своего первого явления на свет в лаборатории Стэнфордского университета в пригороде Сан-Франциско (это событие датируется июлем 1972 года), продукты с искусственно измененным генотипом вызывают множество кривотолков в научных кругах. Несмотря на отсутствие экспериментально обоснованных доказательств, некоторые эксперты поспешили причислить генно-модифицированные продукты (чаще речь идет о сое, рапсе и кукурузе) к потенциально опасным для здоровья людей и животных. Высказывались предположения, что ГМП имеют канцерогенный эффект, способствуют возникновению острых аллергических реакций и вызывают невосприимчивость к антибиотикам. А самое серьезное обвинение в адрес продуктов генной инженерии состоит в том, что в отдаленной перспективе они могут привести к глобальной мутации генов, произведя на свет некую видоизмененную популяцию людей.

Однако все это, повторяю, лишено экспериментально обоснованных доказательств. На данный момент ситуация складывается с точностью до наоборот: в странах, где продукты генной инженерии занимают более весомое место в общем обороте продуктов питания, продолжительность жизни и качество здоровья населения заметно выше среднего. Достаточно назвать «призовую тройку» государств с самым высоким удельным весом ГМП в сельскохозяйственном производстве – США, Канада, Бразилия. В то же время отсталые страны Африки и Азии, где ни о какой генной инженерии слыхом не слыхивали, занимают места в нижней части мировых демографических рейтингов.

Что же касается перспективы превращения хомо сапиенс (человека разумного) в хомо монструм (человека-монстра), то на эту тему можно привести забавный, но довольно убедительный пример из жизни. На одном из брифингов отцу-основателю генной инженерии, лауреату Нобелевской премии Полу Бергу задали вопрос: грозят ли человечеству мутации, связанные с использованием ГМП? Американец ответил, что он регулярно лакомится генно-модифицированным картофелем, но в свои 93 года ощущает себя монстром только в тот момент, когда застревает в дорожной пробке…

И вообще, воздействие продуктов питания на людей – особая тема, которая отнюдь не исчерпывается генной инженерией. Мультяшный моряк Попай, помнится, кушал не генно-модифицированную папайю, а обыкновенный шпинат – и тут же превращался в обладателя исполинской силы. А если без шуток, то широко известным фактом является особое воздействие ряда продуктов не только на отдельных людей, но и на целые народы. Хронический алкоголизм у индейцев, эскимосов, эвенков, чукчей и других представителей коренных народов Севера нередко наступает после первой же выпитой рюмки водки, причем полному излечению он практически не поддается.

На мой взгляд, смертельная угроза, исходящая от генно-модифицированных продуктов питания, – это одна из многочисленных легенд, сопровождающих научно-технический прогресс. Не говоря уже о том, что без использования генной инженерии миллиарды людей чуть раньше или чуть позже, но неизбежно оказались бы на грани голодной смерти. Представьте только: человечество прирастает более чем на 320 тысяч человек в сутки, почти на 120 миллионов человек в год (обе цифры являются разницей между числом родившихся и числом умерших). Таким образом, каждый божий день к общемировому демографическому балансу добавляется население такого города, как Вологда; каждый год – население такой страны, как Япония! Прокормить этакую ораву традиционными способами ведения сельского хозяйства просто невозможно!

Неслучайно процесс воздействия на генотип растений и животных, начинавшийся когда-то скромными экспериментами с соевыми бобами, сегодня охватил сотни, если не тысячи представителей флоры и фауны. В списке растительных продуктов, подвергавшихся генной модификации, нашлось место пшенице и сахарной свекле, рису и кабачкам, дыне и томатам, льну и хлопку, многим, многим, многим другим. Среди сельскохозяйственных животных, с которыми плотно поработали биоинженеры, выделяются свиньи и коровы с заметно увеличенной мышечной массой в противовес жировой ткани – настоящая мечта диетолога…

Как ни крути, но не там мы ищем опасность, друзья мои. Надеюсь, не испорчу вам аппетит следующим сообщением: недавно в одном из местных судов рассматривалось дело о продаже на переработку мяса животных, не умерщвленных надлежащим способом в производственных цехах, а умерших своей смертью. При этом все участники сделки знали (или, по крайней мере, догадывались), что они, фигурально говоря, торгуют трупным ядом, но никого это сильно не смутило. Не смутило это и судью, приговорившего поставщика «сырья» к необременительному штрафу (вина переработчиков в этом деле вообще осталась не оцененной).

Так что не стоит нам бояться научно-технического прогресса. Мы способны уморить друг друга до смерти без всякой генной инженерии…

Михаил Скляр

Фото galina-lukas.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть