«Огня, кричат, огня!» Пришли с огнем…

Кто сказал, что огонь и вода несовместимы? В нашем городе сезон дождей органично совпал со стремительным увеличением количества пожаров: догорают бренные останки деревянной Вологды…

Обожаю баснописца Крылова: любая строка так и просится в заголовок! Вот и строка из басни «Волк на псарне» оказалась как нельзя кстати: «Огня, кричат, огня! Пришли с огнем».

Жаль, что только этот фрагмент и можно использовать. Потому что во всем остальном знаменитая басня Ивана Андреевича Крылова соотносится с реальной вологодской действительностью примерно так, как созерцание портрета Джоконды с очистительной клизмой.

Вы, конечно, помните, как там было дело. Глухой ночью матерый волк перепутал овчарню с псарней и оказался один на один с целой сворой свирепых сторожевых собак. На истошный собачий лай прибежали люди во главе с ловчим (организатором охоты для богатых царедворцев). Этот самый ловчий в ответ на жалобный волчий скулеж только усмехнулся «и тут же выпустил на волка гончих стаю».

А что у нас? Незваный ночной гость пришел, сделал свое подлое дело и исчез безнаказанным. А «ловчие» и «гончие» (читай, дознаватели и следователи) собьются с ног в поисках злоумышленников, но с высокой вероятностью не найдут ни исполнителей, ни заказчиков поджога. Так что фраза «Ты сер, а я, приятель, сед», которую произносит мудрый ловчий, в нашем случае должна выглядеть с точностью до наоборот: «Ты сед, а я, приятель, сер»…

А ведь еще за сто лет до рождения Иисуса Христа знаменитый римский оратор Марк Туллий Цицерон многократно обращался к судьям с одной и той же фразой: «Cui prodest?» (в переводе с латыни – «Кому выгодно?»). Кому выгодно сжигать старые вологодские дома, чтобы на их месте построить новые? Неужели этот вопрос настолько сложен, что на него нельзя найти ответ?

Мне кажется, ответ лежит на поверхности. Даже если существует проблема с идентификацией поджигателя, то проблемы с идентификацией заказчика поджога, как правило, нет. Заказчик достаточно быстро обнаружит свои намерения, претендуя на приобретение участка земли под пожарищем.

Есть ли вероятность совпадения, когда участок пытается приобрести вполне законопослушный гражданин, не имеющий даже косвенного отношения к «красному петуху»? Такая вероятность, бесспорно, есть. Именно поэтому недопустимо призывать к расправе над теми, кто может показаться организатором поджога. Существует некая «золотая середина» между слепой местью и тривиальным ничегонеделанием: надо ввести режим долговременного эмбарго на покупку, аренду и любое хозяйственное применение участков земли под пожарищами. Логика предельно проста: нет смысла жечь, вступая в конфликт с законом, если нет возможности воспользоваться плодами поджога.

Подобный мораторий в нашем городе некоторое время действовал, но затем был отменен. Результат налицо: только за пару последних недель в Вологде горели четыре дома исторической застройки: на Герцена, 44; Гоголя, 116; и два дома на Набережной VI Армии – 33-й и 81-й.

Признаюсь откровенно, я не отношусь к фанатичным поборникам старины. Будучи убежденным материалистом, исхожу из того, что все на этом свете имеет свое начало и свой финал. Или, как сказано в мудрой книге Экклезиаста, «все проходит, пройдет и это». Поэтому для меня проблема участившихся возгораний с отчетливым криминальным подтекстом имеет не только сугубо градозащитный характер.

Меня искренне тревожит общая атмосфера какого-то анархического бардака, в которую Вологда погрузилась по самые маковки своих церквей. Власть у нас как будто не работает, а дорабатывает, заблаговременно упаковав чемоданы. Подданные как будто не живут, а доживают, не обращая на окружающий мир никакого внимания. И все вместе дружно лишают свою малую родину надежды на то, что завтра будет лучше, чем сегодня.

«Завтра будет лучше, чем послезавтра», – съязвил как-то известный публицист перестроечного призыва Василий Селюнин. В другие времена это было сказано и по другому поводу, но и сегодня звучит свежо

Михаил Скляр

На снимке: Вологда выгорающая... Пожар в доме на ул. Герцена, 44.

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть