Век живи...

Их жизнь – вековая история. В детстве они еще читали при лучине, а сейчас с правнуками играют на компьютерах. Они видели противостояние красных и белых и рукоплескали первому полету человека в космос. Они – долгожители, люди, которые сами являются живой энциклопедией, потому что историю страны знают не по учебникам и книгам, а из своей собственной памяти. В нашей области 34 человека перешагнули столетний юбилей.

Рекорд долголетия принадлежит Череповцу и Соколу. В этих городах живут две женщины, которые отметили 107 лет. Вологодский район в этом отношении тоже показательный. По информации Пенсионного фонда, в городе и районе насчитывается семь человек, которые разменяли второй век.

Оптимизм как секрет долголетия

– У отца было все строго распределено. Мы каждый знали свое дело. Я в школу ходил 1,5 км в соседнюю деревню Воскресенское. Приду после учебы, и нам с братом надо по два ведра воды принести с реки. А гора, на которой дом стоит, большая! Мы на коромыслах носили воду. А потом надо вымыть посуду – у нас большая такая была бочка. Туда все складывали и мыли. А мне всего было семь лет. С такого возраста приучался к работе, – о своем детстве на хуторе Мичуринская гора Константин Степанович Иванов может рассказывать в мельчайших подробностях. И сколько овец было у отца в хозяйстве, и какое задание выполнял каждый из детей в большой семье.

Константин был младшим – седьмым ребенком. Он родился в год революции – 16 мая 1917 года в деревне Новое, что в 20 километрах от Вологды. Мать умерла, когда Косте было три года. За нее на хозяйство встала старшая сестра.

Переехать на хутор из деревни решил отец. Вдоль реки давали землю, и на утесе Ивановы и обустроили свое небольшое, но вполне успешное хозяйство. А потом началось время коллективизации. Скотину со всех дворов забрали в колхозы. Жить стало голодно, и повзрослевшие дети, один за другим, уехали в город.

Первое городское жилье Кости Иванова находилось на Маяковского возле пожарной каланчи. И вот ведь молодость: 1,5 километра в школу казались дальней дорогой. А из города за 20 километров в деревню к девчонкам-подругам бегать каждые выходные – и никакой усталости.

– Отработаешь субботу и идешь вечером. А в понедельник утром уже снова надо было на работу. Любовь-то какая была! – смеется Константин Степанович.

Но мирной жизни пришел конец. На фронт один за другим уходили братья Ивановы. Призвали и Костю в 42-м. Первый бой он принял под Ленинградом на Синявинских болотах. Из 120 бойцов его подразделения в живых остались только семеро. Костя в том бою был ранен, лечился в госпитале, потом снова на фронт, на Волховское направление.

– Мы в атаку шли. И вдруг пехота останавливается. И танки не идут. Почему? Нас двоих послали в разведку узнать причину. Пробираемся к берегу – перелезаем из воронки в воронку, а немец бьет с той стороны. Я второму бойцу говорю: ты уже старый и неповоротливый, посиди здесь. Я шустрый – сбегаю все осмотрю. Добрался до бойцов, которые под машиной прятались. Узнал у них, что первый танк пошел по переправе и провалился в реку. Сам утонул и переправы больше нет. Вот мы вернулись и доложили, – вспоминает в подробностях тот бой ветеран.

После доклада разведчиков командование приняло меры: танки ночью привезли бревен на реку, навели переправу, и бойцы пошли в атаку. За эту вылазку Константин Иванов был награжден орденом Красной Звезды. Его напарнику дали медаль «За отвагу».

День Победы Костя Иванов встретил в Польше в городе Свинемюнде. Вернулся домой, женился. И в жены взял девушку из своей деревни – Валентину. Вместе прожили более 70 лет.

Его жизнь никогда не была скучной. Штукатур по профессии, он объездил всю область. И в Вологде в Софийском соборе тоже довелось поработать. С музеями Константина Степановича связывает еще одна история. Однажды в командировке пошли с приятелем на охоту. Подстрелили рысь. Тушку отдали в Вологодский музей-заповедник. Так что вполне возможно, этот экспонат и сейчас хранится в отделе природы. Несмотря на мирную профессию, его жизнь не была простой, но, как говорят дети, благодаря оптимизму он справился со всеми проблемами. И сейчас в свои 103 года Константин Степанович полон сил и энергии.


Соединяя время

В праздничные дни в квартире Моржевых сходятся сразу несколько поколений. Так принято в этой семье, что дни рождения, юбилеи, памятные даты и важные для семьи и страны праздники отмечают все вместе. Дети приходят к родителям, приводят своих детей. И за одним столом в такие моменты оказываются сразу четыре поколения: бабушка Шура, которой уже 103 года, ее сын, внуки, правнуки.

Общие привычки и таланты, как и схожие черты внешности, в такие моменты становятся особенно заметны. Улыбки на лицах правнуков – отражение бабушкиной юности.

Бабушка Шура – Александра Павловна Сюхина, в девичестве – Борисова, человек, который успел застать три разные России: родилась она еще в Российской империи 12 марта 1916 года. Взрослела, трудилась и растила детей в Советском Союзе в РСФСР. Сейчас на пенсии в Российской Федерации.

Родом Шура из Грязовецкого района. Из трех сестер она младшая. Замуж девушка вышла рано. Почти сразу родился ребенок, и, казалось, вот оно – счастье. Но в 41-м пришла беда – одна на всех, и в октябре уже принесли похоронку, где значилось скупое: «Ваш муж, Иван Сюхин, пропал без вести». Личное горе тонуло в общей беде: в тылу, в Вологде, все трудились для одной цели.

– У бабушки всю жизнь одна профессия – работала тестомесом на хлебокомбинате. Вот только в войну пришлось сменить деятельность: она, как и многие девушки и женщины того времени, отправилась работать санитаркой в госпитале. Им тяжело приходилось – сами вагоны разгружали с ранеными, ухаживали как могли за ними. Писали письма домой под диктовку. Бабушка стала донором крови, чтобы спасать бойцов, – рассказывает Ульяна Моржева, внучка Александры Павловны.

После войны Александра создала новую семью – родила второго сына – Владимира. Сейчас живет вместе с ним. Именно здесь и собирается вся большая родня с долгими беседами за чашкой чая и воспоминаниями, которые охватывают почти весь ХХ век.

В комнате у бабушки Шуры не так много вещей с ее молодости – что-то потерялось, что-то истлело. Только хранится на полках старый альбом с фотографиями. Среди пожелтевших, потрескавшихся карточек – фото первого мужа Ивана. Это фото Шура Сюхина бережет уже почти целый век.


Самая старшая в Никольском районе

Анне Максимовне Чегодаевой 6 июня исполнилось 103 года. Старше во всем Никольском районе никого нет. Живет в своем доме в деревне Куревино, в 37 километрах от райцентра. Дети давно зовут к себе «в города», но Анна Максимовна не соглашается оставить родной дом и деревню, в которой прожила целый век. Здесь в 17 лет встретила она своего суженого – Александра Чегодаева, вместе они вырастили 11 детей.

Легкой жизни у крестьян никогда не было, но, пожалуй, самые страшные времена пришли вместе с Великой Отечественной войной. Муж с другими мужчинами ушел на фронт. А в тылу женщины взяли всю работу на свои плечи: сами впрягались в борону и плуг, пахали землю.

– Как бы трудно ни было – держи корову, корми детей! – писал ей муж с фронта. Анна его наказ выполнила. Кормила и своих детей, и с соседями делилась.

– В войну с продуктами плохо было. Меняли одежду на муку, а муки добуду, бабы приходят и просят накормить. Печь затоплю, кашу наварю, принесу сметаны и кормлю их, – вспоминает Анна Максимовна.

Победу ждали так сильно, что когда она пришла, поначалу Анна не поверила в доброе известие.

– Я поехала пахать, а знакомый мне кричит из окна: война кончилась! Я не верю. А у него телефон дома был установлен. Он мне трубку в окно подает: слушай, мол, сама, раз не веришь. Так потом радовались все!

После победы вернулся домой и муж Анны. Вместе стали работать в колхозе, но однажды на строительстве моста Александр получил травму спины и слег. Анна долго и терпеливо ухаживала за лежачим супругом. Но поправиться Александр уже не смог.

Анна Максимовна и сейчас не жалуется на свою жизнь:

– Все бы ничего, да последние три года зрение сдает. А так бы и сейчас на Куревинский угор вбежала бы! – смеется она.

А сын Василий, который живет ближе всех остальных детей и поэтому постоянно приезжает проведать маму, говорит:

– Мама в молодости любила петь и плясать. И сейчас, как заиграю на гармони, так сразу и запоет!

Сама бабушка Анна смеется в ответ:

– Да. Я веселая всегда была. Потому, наверное, и живу долго.

Татьяна Рыжкова

При содействии никольской районной газеты «Авангард»

Поделиться
Отправить
Класснуть