Двойной долг

Вологодских льнопроизводителей заставляют дважды платить за одну и ту же технику. Речь идет о сумме почти в 50 миллионов рублей!

Сельхозпредприятия уже не один год судятся с ГП ВО «Агропродагентство», находящимся в стадии банкротства, а также с АО КБ «Северный кредит», которое было лишено лицензии почти два года назад и также проходит процедуру банкротства. Под раздачу попали как минимум пять хозяйств, чья деятельность связана с выращиванием или переработкой льна, – ПК колхоз «Пожарское» Бабаевского района, СПК «Пригородный плюс» Устюженского района, ООО «Славянская новь» Шекснинского района, крестьянское хозяйство Александра Мызина Верховажского района, а также ООО «АПК ‘‘Вологодчина’’».

Навязанные кредиты

Авантюрная схема, в которую оказались втянуты сельхозпредприятия, была реализована «Агропродагентством» и КБ «Северный кредит».

Несколько лет назад хозяйства через «Агропродагентство» взяли в лизинг различную технику для переработки льна. По данным на 2014 год, ПК колхоз «Пожарское» оставался должен «Агропродагентству» порядка 4 млн рублей, крестьянское хозяйство Мызина – чуть более 6 млн рублей, «Славянская новь» – почти 10 млн рублей. Самая большая сумма лизинговых обязательств – почти 20 млн рублей – приходилась на АПК «Вологодчина».

– Мы исправно платили по лизингу, но в 2014 году нас пригласили в департамент сельского хозяйства, где предложили другую схему расчета, – рассказал председатель «Пожарского» Евгений Яковлев. – Нам сказали, что нужно взять заем в «Северном кредите» и погасить долги перед «Агропрод­агентством». Нам эта схема показалась достаточно странной, и мы отказались. Но нас еще неоднократно приглашали для разговора, намекая, мол, если мы не возьмем заем в «Северном кредите», нам откажут в финансовой поддержке на следующий год. В итоге пришлось согласиться.

Но кредитная схема оказалась очень запутанной. В «Северном кредите» пояснили, что подобные финансовые операции проводятся через некое вологодское ООО «Октава». Фермеров вынудили согласиться на сделку с этой малопонятной конторой. В итоге между хозяйствами и «Октавой» были заключены договоры уступки прав требований, по которым фермеры уступили права требований к «Агропродагентству», вытекающие из кредитного договора между «Агентством» и «Северным кредитом».

Деньги через «Октаву» ушли на счета «Агропродагентства», а колхозники начали выплачивать кредиты банку. Но чуть позже выяснилось, что «Агропродагентство» на момент заключения сделок было объявлено банкротом и не имело права осуществлять никаких финансовых операций. Заявление о банкротстве «Агропродагентства» было принято Арбитражным судом в ноябре 2014 года. С мая 2017 года предприятие находится в стадии ликвидации.

Исчезнувшие деньги

Как только было объявлено о банкротстве «Агропродагентства», его конкурсный управляющий обратился в суд о признании сделок недействительными, и представители Фемиды встали на его сторону. То есть деньги «Агропродагентству» были выплачены, но фактически суд признал, что никаких сделок не было.

По странному стечению обстоятельств, ООО «Октава» практически сразу после перевода денег было ликвидировано, проработав менее года. Все документы по финансовым операциям исчезли вместе с фирмой.

– Мы оказались в непонятной ситуации, с двойной финансовой нагрузкой, – растерян руководитель крестьянского хозяйства Александр Мызин. – Поскольку сделки были признаны недействительными, мы остались должны «Агропродагентству» по договору лизинга и одновременно были обязаны выплачивать кредит «Северному кредиту». Доказать, что деньги по договору лизинга «Агропродагентству» были проплачены, мы не могли, поскольку «Октава», через которую проводились финансовые операции, бесследно исчезла…

Впрочем, в открытых источниках информации о вологодском ООО «Октава» оказалось предостаточно. К примеру, обнаружилось, что ее бывший руководитель Елена Правдивец является руководителем 948 различных компаний, которые либо обанкротились, либо самоликвидировались. По всей видимости, эти компании и создавались исключительно для проведения подобных финансовых операций, а сразу после перевода денег «однодневки» исчезали.

– Авантюрная схема была просчитана очень тонко, – пояснил адвокат Владимир Иванов. – С юридической точки зрения к ней подкопаться сложно. Поскольку сделка между «Октавой» и «Агропрод­агентством» признана недействительной, теоретически деньги нужно взыскивать с «Октавы», но этой фирмы больше не существует. На прошлой неделе руководители хозяйств написали заявление в управление экономической безопасности УМВД России по Вологодской области с требованием возбудить уголовное дело по факту мошенничества в отношении бывшего руководства «Северного кредита». Если правоохранительные органы возбудят уголовное дело, то фермеров признают потерпевшими и финансовые операции по кредитным обязательствам перед «Северным кредитом» будут приостановлены.

Под угрозой ареста

В настоящее время конкурсный управляющий банка через службу судебных приставов требует возврата денежных средств.

– На прошлой неделе ко мне приезжали приставы и заявляли о полном аресте всех счетов хозяйства и даже об аресте моего личного автомобиля, – рассказал председатель ПК колхоз «Пожарское» Евгений Яковлев. – Правда, вместе с адвокатом мы настояли на том, что их действия незаконны, и приставы отстали. Но я думаю, что ненадолго. Как только вступит в силу решение суда об аресте счетов, они, скорей всего, снова пожалуют…

Примечательно, что из пяти хозяйств, которые оказались втянуты в эту комбинацию, два – «Славянская новь» и АПК «Вологодчина» – сами проходят процедуру банкротства. К ним конкурсный управляющий «Северного кредита» не предъявляет никаких претензий. В то же время с руководителей действующих предприятий постоянно требуют погашения кредита.

– Представители «Северного кредита» фактически поставили нас на грань выживания, – рассуждает Евгений Яковлев. – Предприятиям не потянуть двойную финансовую нагрузку, и сейчас речь идет о прекращении деятельности сельхозпроизводителей. Окажутся без работы десятки людей в разных районах области.

Пройдя несколько судов, руководитель «Пожарского» все же погасил задолженность перед «Агропродагентством», однако отказывается платить деньги «Северному кредиту».

– Мои кредитные обязательства перед банком составляли 3,9 миллиона рублей, – рассказал руководитель СПК «Пригородный плюс» Петр Бушманов. – С учетом набежавших процентов сумма уже перевалила за 4 миллиона рублей. Мы прошли больше пяти судов, но пока решения принимаются не в нашу пользу. В «Пригородном плюс» техника по переработке льна, в частности французская теребилка, до сих пор остается в залоге. Сейчас у нас вся надежда только на правоохранительные органы, от которых мы требуем возбуждения уголовного дела в отношении руководства «Северного кредита».

Помимо участия в судах, которые длятся уже практически три года, сельхозпроизводители пишут обращения в следственный комитет, прокуратуру и полицию. Главным фигурантом этой аферы фермеры считают «Северный кредит», поскольку именно представители банка навязали им эту схему.

Фермеры также рассчитывают на правовую помощь областного правительства. В последнее время много говорится о поддержке сельхозпроизводителей как на региональном, так и на федеральном уровне. Поэтому поддержка предприятий, которые занимаются выращиванием и переработкой льна – одного из самых нерентабельных направлений сельского хозяйства, в этой ситуации была бы очень кстати.

Роман Шорохов

Поделиться
Отправить
Класснуть