Проездом из Гиллингема в Кипелово

«Наша Вологда» продолжает серию материалов об иностранцах, разными путями породнившихся с нашим городом. Читатели уже смогли познакомиться с американским профессором Уильямом Брумфилдом, фотографирующим и изучающим памятники Вологодчины, а также импозантным французом Полем Луареттом, преподающим вологодским студентам свой родной язык. Герой сегодняшней публикации – Грэм Фрауд, английский инженер, женатый на вологжанке.

Путешествие вокруг света

Грэм Фрауд – гражданин Великобритании, ныне – пенсионер, а в прошлом – инженер, возглавлявший компании в самых разных точках мира. Хотя «бывших» инженеров не бывает: прогуливаясь по улицам Вологды, он и сейчас отмечает, что можно было бы усовершенствовать: начиная с ливневок и заканчивая набережной. Но свои наблюдения чаще всего с английским достоинством держит при себе…

Несмотря на свою содержательную биографию, Грэм никогда не дает интервью, с долей иронии относясь к нашей пишущей братии. «Журналисты всегда напишут то, что хотят, а не то, что им говоришь», – улыбается мой собеседник. На интервью «Нашей Вологде» он согласился в знак особого расположения к нашим читателям.

Кстати, с известной иронией Грэм относится и к переводчикам. «Они всегда переводят так, как считают нужным, свои мысли потом просто не узнаешь», – говорит Грэм. И в этом он знает толк: за свою полувековую карьеру успел поработать в двух десятках стран.

Но замечания в адрес представителей отдельных профессий не дают повода подозревать Грэма в презрении к человечеству. Это чрезвычайно приветливый и доброжелательный человек, обожающий готовить и потчующий своих гостей шедеврами кулинарного искусства. Наверное, такими становятся полностью состоявшиеся в жизни люди. А Грэм именно из их числа.

От золотых приисков до АвтоВАЗа

Грэм родился в Гиллингеме, самом северном городе в английском графстве Дорсет, ведущем свое летосчисление с VII века нашей эры. Мама – австралийка, отец – англичанин, офицер военного флота Великобритании. Семья переезжала с места на место с момента, когда Грэму исполнилось полгода. «Я учился в школах по всему миру», – говорит он. Неудивительно, что уже в 17 лет он сам уехал из дома и устроился работать на рыболовецкое судно. Образование получил позже: закончил университет, стал инженером высокой квалификации. Работал во многих крупных мировых компаниях, создавал производства с нуля, налаживал работу станков и оборудования. Говорит, что неважно, какое производство ему нужно было организовать. В любой отрасли три главных компонента: деньги-люди-машины. Остальное – дело техники. Грэм работал на золотых приисках, в шахтах, на фабриках по производству мебели, компаниях, изготавливающих медицинское оборудование, занимался заготовлением древесины. В этом списке почетное место занимает АвтоВАЗ.

Обладая выдающимися организаторскими способностями, Грэм тонко разбирается в технической части вопроса: любой станок может починить или наладить собственноручно. Когда он начинает перечислять страны, где работал, пальцы на руках быстро заканчиваются: Англия, Бразилия, Аргентина, США, Франция, Турция, Ангола, Камерун, Нигерия, страны бывшего СССР – Узбекистан, Туркменистан, Казахстан...

В Россию Грэм впервые приехал работать в 1989 году, на излете перестройки. Хватил и лихих 90-х, и стабильных 2000-х. Налаживал производства на импортном оборудовании в Москве и Новосибирске, Екатеринбурге и Воркуте, Самаре и Томске, Тольятти и Сыктывкаре, он относится к нашему бизнесу с чисто английским юмором (его любимое высказывание: «Бизнес в России ведут секретарши»). Признается: крупные города не по нему. Возможно, потому он и облюбовал тихую Вологду.

Русская литература? Слишком длинно!

С вологжанкой Евгенией Грэм вместе уже больше двадцати лет. Они познакомились в конце 1990-х, когда Грэм приехал в Вологду менеджером лесозаготовительного производства в Кипелово. Знакомство, лежащее в русле деловых отношений, вскоре переросло во взаимную симпатию. Дефектолог и логопед Евгения Ивановна – по первому образованию преподаватель английского языка. Само собой получилось, что она стала личным переводчиком мужа. Вообще, мистер Фрауд самого высокого мнения о русских женщинах: «Они лучшие в мире», – уверен он. И добавляет: «Хорошо выглядят и трудолюбивы».

За годы жизни в России Грэм так и не овладел «великим и могучим»: по словам жены, это ему просто не нужно. «Дома мы с ним говорим по-английски. Когда он работал, всегда был переводчик. Так что необходимости изучать язык не было», – говорит Евгения Ивановна. Однако по-русски Грэм все понимает, чувствует тонкие языковые нюансы и ценит русский юмор, уверяя, что он похож на английский. А вот американцев недолюбливает: «Я не понимаю их язык, я не понимаю их юмор, я вообще не понимаю их в жизни», – говорит Грэм, несколько лет работавший в США. Россия и Англия гораздо больше похожи, считает он.

А вот русскую литературу Грэм не оценил: «Verylong», что в переводе означает «Очень длинная». И поясняет, почему иностранцам затруднительно читать русские книги: «У ваших героев слишком много имен. На одной странице человек назван так, через две страницы его называют по-другому, – и кажется, что это новый персонаж». Наташа-Наташенька-Натуся – эти нюансы, привычные русскому сознанию, иностранцы не улавливают и испытывают понятный дискомфорт при чтении.

Улицы, набережная и дороги

Что английскому инженеру нравится в Вологде? Расположение наших улиц – это, он считает, благодаря извилистой реке, протекающей по городу. Грэму не нравится классическая американская «нарезка» улиц: строгая параллельность и перпендикулярность. В вологодской «неупорядоченности» есть свое очарование. Невысокая этажность городского центра также вызывает его симпатию: благодаря этому кажется, что на улицах больше людей. Вообще, Грэм считает, что многие российские города очень похожи (он приводит в пример Новосибирск, Томск, Тольятти), но Вологда отличается от них. «Очень спокойный город, потому что нет большого производства. Спокойный и безопасный», – в устах сдержанного англичанина это следует расценивать как комплимент.

Мы не удержались и спросили мнение английского инженера по поводу набережной Вологды, на тему реконструкции которой последний год идут нешуточные споры среди горожан. Грэма, как технаря, в первую очередь интересует не красота, а качество работ. «Качество работ, ведущихся на набережной, непонятное: весной пойдет лед, и что от нее останется?» – риторически спрашивает он. Неутомим Грэм Фрауд и в критике российских (и особенно вологодских) дорог: «А у вас есть дороги?» – полушутя-полусерьезно переспрашивает он на наш вопрос, апеллируя к известному афоризму, что в России одни направления. И едко замечает, что если бы все деньги, которые выделяются на дороги, использовались на дороги, то было бы десять супермагистралей от Москвы до Владивостока. «Даже МКАД сделан на полметра уже, чем ему положено быть по спецификации», – добавляет дотошный англичанин.

По-честному Грэм отвечает и на наш вопрос о качестве российских продуктов. Не очень приятно слышать это от иностранца, но на правду обижаться не след: наши продтовары, по его мнению, не соответствуют цене. Причиной Грэм считает постоянное российское стремление удешевить товар и низкий контроль за качеством. В Европе эта работа налажена гораздо жестче.

Но все эти нюансы в целом не критичны, по мнению Грэма. Во всяком случае, они его не напрягают. Он всегда за ра­циональный подход к делу: не хочешь здесь жить – не живи. Живешь – относись ко всему спокойно и толерантно.

Счастливый билет

Сейчас Грэм – английский пенсионер, женатый на русской женщине, и живет в буквальном смысле на три дома. Половину времени в году он проводит в России, половину – за ее пределами: на родине в Англии (там он занимается своим здоровьем – в 70 лет это все-таки актуально) и в Португалии, где несколько лет назад купил себе небольшой загородный дом.

Анализируя свою жизнь, Грэм говорит, что она удалась: он жил и работал во многих странах, на многих предприятиях – и работа была для него одним из главных наслаждений. Выйдя на пенсию, он не сидит спокойно: во всех трех точках его обитания идет перманентный ремонт и обустройство.

На вопрос, не желает ли он сменить английскую прописку на вологодскую, Грэм уклончиво замечает: «Родиться в Англии – это вытащить счастливый билет». Что ж, каждому – свое…

Любовь Александрова

Фото автора

Поделиться
Отправить
Класснуть