Странные игры

Итак, оставшись наедине с 11-летним ребенком, неофициальный папа решил с ним поиграть в какие-то странные игры. Дальнейшие события изложим в версии следователей областного управления СКР, не искажая их свое­образный профессиональный язык: «при этом он непристойно касался (ребенка), совершив тем самым в отношении него действия сексуального характера с использованием беспомощного в силу возраста состояния потерпевшего» (конец цитаты). Сообщение о преступлении поступило в Следственный комитет от сожительницы подозреваемого, которой, в свою очередь, рассказал о случившемся сам ребенок. После этого «папаша» был задержан группой ОМОН и заключен под стражу… При всем моем уважении к Следственному комитету и при всей неприязни к извращенцам любого профиля не могу не сказать, что эта информация вызвала у меня целый ряд вопросов. Судя по мотивировке («непристойно касался» и т. д.), ребенок не подвергся сексуальному насилию. Как в иных случаях складываются взаимоотношения между детьми и взрослыми, даже когда речь идет о родных родителях ребенка, мы знаем. Как зачастую складываются отношения между сожителями, мы тоже знаем. И где же в таком случае гарантии, что обидевшаяся на внебрачного супруга женщина просто не «подставила» его с помощью своего сына-подростка, который наверняка не питает к маминому кавалеру нежных чувств? Нетерпимость к насильникам и педофилам, которую демонстрируют в последнее время следственные и судебные органы, имеет вполне понятную общественную поддержку. Но здесь важно не увлечься и не перейти красную черту, отделяющую борьбу с преступностью от охоты на ведьм. Из отечественной истории известно, как легко разогреть темперамент масс, которые требуют высшей меры сначала для шпионов и диверсантов, затем для убийц и коррупционеров, а потом уже для всех подряд…
Поделиться
Отправить
Класснуть