Мягкое место

В июне этого года Анна Баушева, ложась на операцию из-за камней в желчном пузыре, даже не подозревала, что невольно станет участницей громкого судебного процесса. После того, как женщина пришла в себя от наркоза, она обнаружила на бедрах глубокие ожоги от больничного оборудования. Сейчас Анна лечится в ожоговом центре в Череповце, но кто именно стал виновником ЧП – пока неясно.
В операционной
Проблемы с желчным пузырем, по словам девушки, преследовали ее давно – первый приступ случился еще тогда, когда она была беременна старшей дочкой Викой (сейчас девочке три года). В этом году вологжанка стала мамой во второй раз,и в апреле, когда младшей Насте исполнилось всего три месяца, приступ повторился.
– Тогда меня отвезли в больницу, предложили госпитализацию, но без операции. Я отказалась – у меня на руках был грудной ребенок, приступ удалось снять обезболивающими лекарствами. В июне все началось снова, и стало ясно, что придется ложиться на операционный стол, – рассказывает Анна Баушева.
Операция проходила 21 июня – на сей раз в городской поликлинике № 2 на улице Северной, в микрорайоне Водники. Как вспоминает Анна, в момент операции случились некие осложнения, и вместо обычных 60-75 минут процесс длился более двух часов. Все это время девушка была под наркозом, а когда очнулась в палате, навестивший ее муж Антон обратил внимание на странные темные пятна размером со спичечный коробок, которые появились у супруги вверху на задней поверхности бедер.
– Врач, который меня оперировал, тогда отшутился: мол, «до свадьбы заживет», – говорит Анна. – Но ожоги оказались очень глубокими. На этих местах у меня во время операции находились электроды. Возможно, все случилось из-за того, что операция затянулась, но ведь врачи в любом случае должны были рассчитать температуру и напряжение!
Операции после операции
«До свадьбы», как обещал врач горбольницы, повреждения у Анны не зажили. В данный момент она лечится в ожоговом центре медсанчасти «Северсталь» в Череповце: девушке пришлось делать операцию по пересадке кожи, иначе следы медицинской ошибки остались бы на всю жизнь. 30 июля Анну прооперировали, срок восстановления — до двух недель. Тем временем в Вологде по факту происшествия завели уголовное дело: как считают в Следственном комитете, речь может идти об «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Статья достаточно серьезная, возможное наказание – крупный штраф или до двух лет лишения свободы.
– По предварительным данным, повреждения могли быть получены в результате воздействия электрохирургического высокочастотного аппарата. Прибор направлен во Всероссийский научно-исследовательский испытательный институт медицинской техники Росздравнадзора. Ранее подобного рода дефектов функционирования прибора, по словам врачей, не случалось, – прокомментировали в ведомстве.

[caption id="attachment_6625" align="alignleft" width="150"] Николай Шалаевский.[/caption]

Как рассказал юрист Николай Шалаевский, представляющий интересы Анны, пока дело находится в процессе расследования: юридически не установлено, насколько серьезный вред был нанесен здоровью вологжанки.
– Это будет сделано после курса лечения в ожоговом центре. Во-первых, есть поврежденные участки на ногах, во-вторых, те части тела, откуда брали кожу для пересадки. Все зависит от того, как кожа приживется, как будет заживать. По окончании лечения мы обратимся к судебно-медицинским экспертам, – поясняет Николай. – Отмечу, что в городской больнице пошли нам навстречу, тоже хотят установить истину. Главный врач (Алексей Плотников, который принес официальные извинения пациентке через местные СМИ. – Прим. авт.) выразил готовность покрыть расходы на лечение Анны. Если вред здоровью окажется легким, это позволит, при условии возмещения убытков, заключить соглашение без суда.
Тем не менее, юрист считает, что историю необходимо довести до логического завершения в интересах не только Анны, но и других пациентов.
– В России пользоваться этими аппаратами запретили, пока не установлена причина происшествия в Вологде. Так что этот инцидент, возможно, позволит предотвратить другие подобные случаи, – говорит Шалаевский.
Не в первый раз?
Кстати, Анна Баушева слышала от врачей в ожоговом центре Череповца: ее случай – далеко не первый, просто так получилось, что именно ее дело получило огласку.
– Врач осмотрела мои ожоги и сказала: «Я видела последствия и похуже», – уверяет девушка.
Как утверждает Николай Шалаевский, возможных виновников ожогов – три. Первый – аппаратура, второй – обслуживающая организация и третий – врачи, работавшие в операционной. И хотя в горбольнице уверены, что раньше оборудование функционировало нормально, практика в России и мире свидетельствует: ожоги – одно из самых частых осложнений при электрохирургических вмешательствах: примерно один случай на сто операций, что, с учетом большого числа пациентов, не такая уж малая величина. Спровоцировать ожог может в том числе конструкция электрода или повышенная проводимость между электродом и телом пациента (например, случайно попавшая влага).
Сама вологжанка, по ее признанию, сейчас сильнее всего переживает о детях, которых видит редко из-за скитаний по больницам.
– За дочками присматривает свекровь, муж старается помогать, но у него частые командировки. Ожоги стали беспокоить меньше – до этого могла сидеть только на краешке стула. Никому не пожелаю через это пройти. Муж считает, что виновных непременно надо найти и наказать, а мне в первую очередь хочется, чтобы больше никто не сталкивался с такими проблемами, – говорит Анна.
Мария Дмитриева

Фото из личного архива, thorax.su

Поделиться
Отправить
Класснуть