Сладость не в радость

Сладости и лимонад могут приравнять к алкоголю и табаку. Но только для подростков, не достигших 14 лет. Такое обращение на имя главы Минздрава Вероники Скворцовой подготовил один из самых одиозных депутатов Виталий Милонов. Таким образом, по мнению депутата, государство должно бороться с ожирением в детском возрасте.
Любопытно, что известные вологодские диетологи, выступая в принципе против любых запретов, тем не менее, согласны, что продажи сладкого нужно если не ограничить, то промаркировать по возрасту по аналогии с видео- и печатной продукцией.
В любви к еде не знают меры
Предложение Виталия Милонова состоит в том, чтобы на основании рекомендаций диетологов составить определенный список запрещенных продуктов, которые нельзя продавать детям, не достигшим возраста 14 лет.
– В своей любви к такой «еде» дети не знают меры: имея карманные деньги, они лихо тратят все, что им дают родители, не на овсяные хлопья и молоко, а на настоящую пищевую отраву в манящей и красивой упаковке, – заявил Милонов.
На очередное предложение одного из самых одиозных политиков XXI века, автора инициатив о запрете вещания MTV Russia и об отмене курса теории Дарвина в школах, можно было бы не обращать внимания, если бы не последние данные Роспотребнадзора, которые поставили Вологодскую область в лидеры по количеству детей и подростков с избыточным весом.
Ожирением в нашем регионе страдают 50% мужчин и 60% женщин после 30 лет. Это заболевание диагностировано более чем у 500 детей и 900 подростков. Для сравнения: в среднем по России эти показатели составляют чуть более 360 и 730 заболевших соответственно.
Известный вологодский детский врач-диетолог Майя Жукова тоже отметила, что детей и подростков, страдающих ожирением, в Вологодской области явно стало больше.
– Могу сказать, что на консультацию ко мне с такой проблемой приходят все чаще, – признает врач. – Десять лет назад, например, ничего подобного не было. Приходится признать, что идет рост заболевания.
В свою очередь, руководители образовательных учреждений недоумевают: уже в первых классах учатся дети, страдающие инсулинозависимой формой сахарного диабета 1-го типа.
– Дети приходят в школу и делают себе уколы. И это в 7-8 лет, – говорит директор школы № 41 с многолетним опытом работы Олег Молодцов. – Ко мне приходили родители, и мы даже обсуждали это. Потому что все это стало похоже на какую-то эпидемию. Раньше такое и представить себе было невозможно.
Вологодские врачиэндокринологи, которых спросила «Наша Вологда», называют рост заболеваемости сахарным диабетом «неинфекционной эпидемией», которая наблюдается во всем мире. Однако не связывают это напрямую с большим количеством употребления сладкого, но признают, что ожирение – одна из причин возникновения болезни. По статистике, ожирение является причиной более половины преждевременных смертей среди заболеваний неинфекционного происхождения.
По конфетке
Сладости и газировка в детском возрасте наносят вред. Это диетологи не обсуждают уже давно.
– Рацион питания должен быть сбалансированным. Это птица, рыба, мясо, овощи, молоко, – перечисляет диетолог Майя Жукова. – Сахар – 50 граммов день, не больше. Даже взрослому человеку можно съесть только одну конфету в сутки. Но дети ведь этого не понимают. Я могу сказать, что ребенок ест то, что принято есть в семье. И если родители едят майонез, то и ребенок будет считать это нормой.
Любопытно, что родители, отлично зная, что ребенка нужно ограничивать в сладком… покупают шоколадные батончики и конфеты, чтобы положить с собой в школьный рюкзак. Вот «набор», который «Наша Вологда» попросила показать вологжанку Алену, мать 8-летнего сына. «Киндер-сюрприз», шоколадные вафли, козинаки, пачка круассанов, шоколадные батончики и сок.
– Я покупаю это сыну регулярно, – говорит Алена. – Он не может жить без сладкого. Дома конфеты, в школе – вот это. Но карманных денег не даю.
По словам женщины, она знает, что сладкое вредно, но отказать сыну просто не может. К тому же принято считать, что сладости положительно влияют на умственные процессы.
А вот это заблуждение опровергают ученые из Калифорнийского университета, которые провели испытания в 803 школах-интернатах и 9 колониях для несовершеннолетних. Из рациона питания этих детей изъяли сахар и сладости и заменили их овощами и фруктами. Результаты оказались поразительными: оценки детей выросли в среднем на 1 балл по 5-балльной системе, а 50% всех умственно отсталых детей были признаны здоровыми.
– Я согласен, что школьники привыкли есть то, что употребляют в пищу дома, – говорит Олег Молодцов. – У нас в школе рацион питания утвержден согласно нормам. Раз в 10 дней, например, рыба. Но что происходит? Дети ее не едят. Почти в 100% случаев они отнесут ее «на мойку», а потом купят пиццу в буфете. Чипсы, газировка в школьном буфете к продаже запрещены федеральным законодательством, а вот шоколадные конфеты и шоколад в буфете есть, но я не скажу, что он пользуется спросом. Дети тратят деньги в основном на выпечку.
Мармеладная экономика
Вологодские производители кондитерских изделий немало удивились законодательной инициативе депутата Милонова.
– Законодательно запретить детям продажу сладостей? – недоумевает директор Вологодской кондитерской фабрики Раиса Иванова. – Зачем? И что это за ерунда? Мы десятилетия производим нашу продукцию, и она признана одной из самых качественных. Какой вред она может нанести? А комбинат социального питания Санкт-Петербурга, наоборот, ввел в рацион школьников зефир с морской капустой, который мы поставляем им уже второй год.
– Есть так называемые полезные сладости, – рассказала нам одна из женщин, работающая на производстве цукатов. – Например, цукаты из моркови и свеклы – полезные сладости. Если конфеты и батончики заменить на такие продукты, то они не нанесут вреда детскому организму.
Однако, как оказалось, производство «полезных сладостей» на самом деле большая проблема.
– У нас в линейке товаров мармелад на основе пектина, который полезен всем, составляет всего 0,010%, – говорит финансовый директор Вологодского хлебокомбината Сергей Николаев. – Такие сладости производить совсем невыгодно. Чтобы было понятно, могу привести пример: потребность России в производстве мармелада и прочих продуктов на основе пектина составляет что-то около пяти тысяч тонн. Страна же может производить порядка 100 тонн. Остальное приходится либо закупать, что сразу влияет на цену и спрос, либо заменять другими, вредными составляющими. В итоге на полках федеральных сетей мы видим совсем не то, что написано на упаковке. Поэтому это проблема – произвести полезный продукт и занять свою нишу на рынке. Мы, например, выпускаем мармелад в специальной презентационной коробке. Как маленький уместный презент. Пока это наша ниша.
Диетологи же считают, что запрещать продажи сладкого на законодательном уровне – все-таки слишком кардинальная мера.
– А вот промаркировать такую продукцию имеет смысл, – говорит Майя Жукова. – Указать, с какого возраста и что можно употреблять детям. Если это теоретически возможно, то я согласна с такой законодательной мерой, но против запрета и ограничений, которые в итоге ни к чему не приведут без формирования культуры потребления и образа жизни.
Кстати, такие занятия о культуре питания в школах областной столицы проводятся, но не отдельным курсом, а в рамках ОБЖ и других предметов. И все-таки, как твердят в один голос диетологи и педагоги, в первую очередь на пищевые привычки ребенка влияет семья.
Анна Маслухина

Поделиться
Отправить
Класснуть