О верующих и нехристях

Любовь матери
Виктор Куликов не верил в Бога. Он не верил ни во что, кроме любви: с детства его слепо любила мама, и к его 44-м годам он не нажил ничего, кроме этого материнского всепрощения. Профессия столяра его уже не кормила, правда, от случая к случаю до травмы перебивался на мебельных предприятиях Вологды.
– Витюше не повезло, – сетует на судьбу мать Куликова Елена Аркадьевна. – На пилораме в 2010 году серьезно повредил руку, была операция, но рука плохо срослась. И на работу его никуда не брали.
Убитая горем мать припомнила, как трудно сходился сын с женщинами. И все же однажды судьба улыбнулась ему: в 2011 году познакомился со Светланой, рабочей пилорамы. Она была разведенной, имела ребенка, но обрадованная мать пустила молодых с малышом в свою квартиру – в надежде на будущее семейное счастье сына. Но и тут Куликова постигла беда: через два года, 21 сентября 2013 года, Светлана умерла от рака, малыша забрали родители его отца, и Виктор опять почувствовал себя никому не нужным. Вместо поиска новой, лучшей доли он выбрал простой путь: стал пить.
Но мать не оставляла его. 21 сентября 2018 года приехала к нему домой и позвала на кладбище: была годовщина смерти единственной в жизни Виктора женщины. Они вызвали такси и поехали на кладбище в Прилуки. Там они положили цветы на могилу, но Виктор неожиданно вспомнил, что ему надо навестить друга, и попросил у матери 100 рублей. Она дала деньги, и на том они расстались: больше живым сына Елена Аркадьевна не видела. 22 сентября ей позвонил товарищ сына и сказал: «Ваш Витя умер. Его нашли на автобусной остановке в Прилуках».
«Не верю, что Он есть…»
– Я приехал в тот вечер из Вологды в Прилуки, – рассказал на суде случайный свидетель Игорь Петров. – Выйдя из автобуса, заметил, что внутри павильона-остановки на улице Колхозной на земле в луже крови вверх лицом лежит человек.
Петров рассказал, что, посветив фонариком от телефона, он понял, что человек мертв. Рядом лежала широкополая соломенная шляпа. Петров вызвал скорую, бригада которой через десять минут констатировала смерть незнакомца. Позже его личность установят полицейские и сразу опросят всех его приятелей-собутыльников.
– Мы с товарищем встретили Виктора на кладбище, – рассказал приятель убитого Николай Андреев. – Куликов шел к автобусной остановке. Расставшись с ним, оглянулись и увидели, что к Виктору приблизился человек в красной куртке и большой шляпе, это – трудник из Котласа, живет в ночлежке и работает в Спасо-Прилуцком монастыре в трапезной. Его тут все знают.
– Я этого Куликова раньше не видел, – рассказал сразу во всем признавшийся Олег Фокин. – Но он почему-то стал приставать с разговорами о Боге: мол, Бога нет, иначе он бы не позволил бы ему, Куликову, так плохо жить. Я же в Бога верю.
Фокину эти разговоры очень не понравились. Переубеждать своего визави он особо не стал, в ответ сразу ударил Куликова кулаком в лицо, а когда тот упал, продолжил пинать по голове ногами. Как вернулся в монастырь и лег спать, и сам не помнил. Через полчаса его разбудили сотрудники полиции.
Судебно-медицинская экспертиза насчитала на трупе Куликова с десяток ударов.
«Закрытая черепно-мозговая травма, диффузное аксональное повреждение ткани головного мозга, субарахноидальные кровоизлияния на внутренних поверхностях обеих теменных долей» – так записано в акте медиков. Из него следует, что из головы противника Фокин сделал отбивную: повреждены буквально все органы – глаза, уши, мозг, расплющены кости черепа, сломан нос и разорваны щеки и губы.
Уголовное дело по части 4 статьи 111 УК РФ передано в прокуратуру. Ближайшие пятнадцать лет бывший трудник монастырской трапезной может провести в колонии строгого режима.
Илья Постников

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть