Рыцарь и башни

Армения не за горами
Все началось несколько лет назад, когда в порыве тоски по солнечной Армении Атом Григорян решил возвести легендарную гору Арарат под окнами собственной дачи в Нефедово. Рассказывает, летом в жару принесли с Кубенского озера камни, обтесали их, готовились к покраске. Хребет получился совсем небольшим, буквально по колено. Легли спать, а утром произошло настоящее чудо:
– Мне парни говорят: «Выгляни из окна», – вспоминает Атом. – Арарат снегом покрылся. Я им спросонья: «Какой снег? С ума сошли? Лето на дворе!» Смотрю в окно, а гора вся – белая. Волшебство натуральное. Видимо, когда укладывали, камни были влажными, случился перепад температур ночью. Это был очень трогательный момент.
Теперь зимой всякий раз, когда приезжают гости, Арарат приходится откапывать из-под настоящих вологодских сугробов. Чуть позже рядом появился такой мини-бассейн, вроде как «разлилось» озеро Севан. Душа просила и еще об одном. Тут же, в саду возле дома, поставили знаменитую Крепость ласточки (тоже, конечно, в миниатюре) – аналог ереванского мемориала, посвященного жертвам геноцида армян.
– Так легче, – признается Атом. – Я очень скучаю по Родине, конечно. А вы, что, не скучаете, когда уезжаете? Мне кажется, это естественно.
Он покинул Армению в 1993 году, был вынужден: там не было ни работы, ни перспектив, и мужчина, младший из семи детей, названный отцом в честь армянского рыцаря, отправился в пасмурную Вологду. Занялся строительством. Но сердце требовало творчества.
Эйфелю такое не снилось
По характеру своей работы строительная фирма Атома часто сотрудничает с сельскохозяйственными предприятиями. Он признается, каждый раз, когда видел, сколько старого металла сдают в приемные пункты, становилось не по себе. Атом решил выкупать ненужный металл.
К тому моменту недалеко от трассы Вологда-Медвежьегорск, сразу после Новленского, мужчина арендовал гектар земли. Спустя два месяца на месте «вырос» символ Парижа. 18,5 метра ввысь.
– Разбирали, например, сушилку под Грязовцом, – делится Григорян, – несколько тонн металла привезли. Материал пошел на изготовление Эйфелевой башни. Супруга меня поддержала. Мы же потом под башней, было дело, целовались и фотографировались.
Но Атому было мало. Дома обложился чертежами: на бумаге-миллиметровке чертил другие башни. Следующая по задумке была – Пизанская. Атом говорит:
– Я своим строителям все в подробностях рисую, каждый элемент. Откуда я все это умею? Советская школа – самая лучшая в мире! У меня по черчению всегда пятерка была. А еще есть одна замечательная штука, интернет называется. Там можно найти все.
Пизанская башня поменьше: 7 метров, но «падает» ровно на столько, на сколько и настоящая, – на 3 градуса 54 минуты. Третья, Останкинская, башня получилась самой высокой, почти 20 метров.
– Мне на юбилей дети подарили путевку в Таиланд, – рассказывает Атом. – После осталось несколько часов в Москве. Думали, что посмотреть. Я предложил поехать в Останкино и был заворожен. Там же подошел к знающим людям, попросил план здания, чертежи. Дома разобрался и во что бы то ни стало решил делать.
Сейчас территория импровизированного парка миниатюр огорожена – в целях безопасности. Но раньше, рассказывает Атом, в день по 20-30 машин сворачивали сюда, чтобы рассмотреть творения.
Пожить в Ноевом ковчеге
На три башни уже ушло порядка 100 тонн металла, под снегом ждут своего часа еще груды железа. Атом твердо решил, что к 2020 году здесь развернется большой тематический парк и придорожный сервис. Будет роща, скамейки. У каждой башни – стенд с информацией. А провести ночь можно будет в Ноевом ковчеге – большой гостинице. А аллею башен продолжит Биг-Бен. Вот с ним есть трудности, признается Григорян:
– Большой вопрос с часами. Нужно, чтобы они, во-первых, круглый год работали. Во-вторых, в холод и дождь не ломались. У нас в Вологодской области ничего такого не делают. Нашли в интернете мастера в Санкт-Петербурге. Но там они очень дорогие. Часы обойдутся в три раза дороже, чем сам Биг-Бен. Но что-нибудь придумаем, сделаем.
И самая масштабная во всех смыслах мечта бизнесмена – Башня Халифа, как в Дубае. Самое высокое здание в мире, как будто выточенное из сталагмитов, здесь, в Нефедово, будет размером с 11-этажный дом. Мужчина рассказывает:
– Надо делать. Такого ведь нигде нет в области. Я вообще сейчас понимаю, что в этой жизни реально все, надо только немного поста­раться.
Ирония истории в том, что из всех башен, которые построил и задумал, рыцарь Атом вживую видел лишь одну, Останкинскую. Мужчина смеется:
– А кто не хочет мир посмотреть? Очень хочу. Но нет пока возможности. Хочу на пенсии, как европейцы, скататься. Надо ведь прикинуть, правильно ли построил сам.
Ольга Омелина

Фото из личного архива героя материала

Поделиться
Отправить
Класснуть