100 историй

Несколько лет назад задумался: «Что бы я хотел сказать людям через фотографию?» Как ответ на этот вопрос придумал первые фотопроекты. Каждый объединен одной темой, а какой – видно из названий:
«Работающая молодежь»,
«Свадебные примерки»,
«Счастливы вместе»,
«Кстати говоря»,
«Союз художников»,
«Юность не имеет возраста»,
«Максималисты»,
«Наставления»,
«Коллеги»,
«Кадры»,
«А капелла»,
«Слово за слово»,
«Байкеры»,
«Тотьма в лицах»,
«Реальная любовь»,
«Когда подарки были настоящими»,
«Вологда – большая деревня»,
«Ты нужен, какой есть»,
«Закулисье».
Мне нравится выражение: «Если фотограф работает только на заказ – он ремесленник, если снимает и то, что душа просит, – он художник!» А мимо меня столько проходит интересных людей, которые заслуживают внимания. Так что в конце концов придумал фотопроект «100 историй». Хочу за год отснять 100 человек – это мой «челенж», эксперимент, испытание. Фото плюс небольшая словесная зарисовка. Но я не рассказываю глубокие истории.
– Почему не написали про это или то, – спрашивают меня часто, и я отвечаю:
– Спросите у этого героя сами. Найдите этого человека и встретьтесь – это моя цель!
Все мои герои харизматичны. А еще у каждого есть многоговорящее место, которое характеризует его увлечение, само рассказывает историю человека. Это могут быть дом, чердак, подвал, гараж, наполненные его внутренним миром. Нужна фактура, гранж, треш, борщ, кладезь безвкусицы и сокровищницы стиля! Я кайфую от мастерских с бардаком и от кабин дальнобойщиков в цыганском стиле. У меня нет коммерческого интереса в таких съемках – только общение и творчество.

Мы - стружка
Лапин Николай Васильевич занимается храмовой и декоративно-прикладной резьбой, член Союза художников.
Мы встретились в светлой мастерской Дома художников, где и сейчас идет большая работа. Он очень скромный и сначала предупредил, что будет работать, но мы все время разговаривали))
– Николай Васильевич, подрастают молодые резчики?
– Откуда? Для того чтобы обрасти инструментами и начальными навыками, нужно 7-8 лет. Ко мне обращаются: возьми на обучение подростка. Я спрашиваю, а в художку он ходил? Что вы сделали для подготовки?
– Что самое интересное в вашем творчестве? Быть в мастерской целыми днями?
– Нет)) самое интересное придумать и нарисовать, остальное рутина. Резчик должен владеть несколькими профессиями. Свои работы делаю сам полностью.
– Где можно увидеть ваши работы?
– В церкви Святителя Николая во Владычной Слободе, прихожанином которой я являюсь. Это вторая после Собора каменная церковь, которой в этом году исполнится 350 лет. Да не только в этом храме. Храмы Александра Невского, Константина и Елены, одним словом, во многих церквях.
– У вас недавно была большая выставка – вы же Мастер!
– Вот посмотришь на старых мастеров и понимаешь – мы стружка.
Я ушел, а он остался творить!

 

Запах жизни
Катя Хоботова, наша вологодская сказительница, культурный феномен и организатор «ТомСойерФест Вологда» (фестиваль восстановления исторической среды. Участники – волонтеры, которые своими руками на спонсорские средства приводят в порядок значимые для городской архитектуры деревянные дома. Так, в Вологде был покрашен фасад дома на ул. Благовещенской. – Прим. ред.).
Теплый, вкусный дом в центре города на Благовещенской. Наверное, с привидениями и уж точно – с историей. Такая архитектурная богема – с запахом уходящей жизни.
Катя всегда улыбается и смотрит куда-то в сторону – мечтательница.
– Катя, что ты любишь? Как тебя порадовать?
– Люблю старые газеты. Очень старые, дореволюционные!
– А что ненавидишь?
– Когда мужчины плюются и сморкаются без платка, вот так... (показывает с отвраще­нием).
– А куда бы ты хотела сходить в старой Вологде?
– В типографию, трактиры, в кинотеатр на барже и в вагоне...

 

Поднимай паруса!
Филипп Шанти – мечтатель с лицом полярника и путешественник, как будто друг Жак-Ива Кусто. Запах тайги, огня, масла, мягкий тембр и разговоры о поездках, ценностях и свободе!
Он вело-гуру, вдохновитель больших велопутешествий. Одно из них – из Вологды в Амстердам, на фестиваль парусных судов. Но главное, Филипп – организатор веломастерской INDIEVELO, где восстанавливает ретровелосипеды. Да не просто восстанавливает, он их одушевляет! Любит, когда ручную работу ценят и заботятся о его творениях.

Говорит, больно отдавать заказные модели. Сам никогда не закрасит родную фирменную краску Olmo Vitalicio Seguros (винтажный итальянский командный велосипед ручной работы. – Прим. ред.) – велосипеда, в котором прекрасно все – от линий до истории.

Поделиться
Отправить
Класснуть