Вологодский Куинджи

И, как выясняется, в Вологде, в областной картинной галерее, есть свой похищенный Куинджи. Его работу «Днепр» ищут уже три десятилетия.

К слову, тремя днями ранее, 24 января 2019 года, около 16.30 в храме Александра Невского неизвестные украли икону Святой Татианы, но об этом чуть позже.
Внесезонная страсть. Именно так называют в полиции хищения художественных ценностей из храмов, музеев, галерей и у коллекционеров-частников. Эта страсть – воровать картины, иконы – не поддается анализу, выстроить кривую «сезонных всплесков», как, к примеру, в сфере дачных краж, невозможно. Также нельзя составить портрет «среднего» вора ценностей – его нет.
408 – именно столько, по данным полиции, предметов искусства украдено в Вологодской области за последние 15 лет.
«Днепр» – птица редкая!

[caption id="attachment_9048" align="alignright" width="300"] Архип Куинджи. «Ай-Петри».[/caption]

Этюд «Днепр» кисти мастера мирового масштаба Куинджи был украден из Вологодской картинной галереи еще в 90-х годах ХХ века. В отличие от московского Куинджи, вологодский был украден незаметно: просто в 2011 году проводилась плановая проверка, специалисты не нашли «Днепр», хотя он был описан и никому официально не выдавался. Работа размером 11 на 17,5 см, датируемая концом XIX века, оценивается в полторы сотни тысяч долларов. Так как она все-таки могла исчезнуть, и что за этим кроется? Собственное расследование «НВ» открыло немало любопытного.
– Когда она точно пропала – теперь уже никто не знает, но очень давно, более 20 лет назад, – призналась «Нашей Вологде» хранитель фондов ВОКГ Любовь Соснина. – Об этом уже писано-переписано, зачем ворошить прошлое? – Соснина уверена: полотно никогда уже не вернется обратно.
– Мне очень больно об этом говорить, – признался в разговоре с корреспондентом «НВ» руководивший галереей в течение 37 лет (до конца 2017 года) Владимир Воропанов. Сейчас он – старший научный сотрудник на полставки, но все, что касается ВОКГ, он воспринимает с болью и опасением. – Я с 1976 года работаю в галерее. По факту пропажи полотна Куинджи возбуждались уголовные дела, два раза начиналось и оба раза закрывалось следствие, в квартирах у меня и у Сосниной проводились обыски. Следствие приостановлено в связи с отсутствием подозреваемых. Полиции и нам неизвестно время ее исчезновения, не установлены обстоятельства исчезновения.
Владимир Валентинович признался также, что при той неразберихе, которая царила при бесчисленных переездах фондов из здания в здание, немудрено, что многое может просто затеряться.
К примеру, недавно огромный книжный фонд редчайших изданий, который Воропанов собрал по крупицам по городам России и мира, в спешке пришлось разделить, эвакуировать, распихав по коробкам, в Дом Корбакова, в колледж искусств, в новое здание галерии на Мира, 34. Пришлось привлечь для погрузки курсантов института экономики и права. Воропанов сетует, мол, даже при переезде Третьяковки несколько лет назад, когда ее сотрудники по камерам отслеживали действия перевозчика, даже тогда не обошлось без краж.
– Что уж говорить про нашу бесценную библиотеку в тысячи редчайших томов? – печально спрашивал он. – Сейчас она никому не нужна, лежит заштабелированная. Конечно, Лев Трайнин бережет ее, но все же училище – не музей. Я 42 года отдал этому делу, а оказалось оно никому не нужно, а теперь еще и про пропавшие картины спрашиваете, пытаетесь уличить. Наши работники? Никогда и никто не мог бы продать работу Куинджи и другие.
Однако, возможно, не все так невинно: на условии анонимности сотрудник галереи, ушедший оттуда около 10 лет назад, пролил возможный свет на потенциальные тайны ВОКГ:
– Как-то пришел ранним утром в Дом Шаламова неожиданно в картотеку по каким-то делам. Удивился, что ключи от него с вечера не были сданы. Внутри сидели трое сотрудников (фамилии) и еще человек. Видно, они здесь и ночевали. Увидев меня, смутились, косо взглянули. А мужчина – «из богатеньких», не сотрудник, встал напротив одной картины (название) и сказал, обращаясь к одной из дам: «А вот эту ты мне так и не продала!..» Я поспешил удалиться и с тех пор никому про это не говорил. Про пропавшие картины нам было сказано: «Исчезли во время переезда». Но это же бред! Из Дома Шаламова на Кремлевскую площадь, 10 (именно теперь там фонды хранения) – пол­квартала. Куда там пропадать? Эти картины были во вспомогательных фондах, такие списать легче, чем из основного хранения. Кстати, в те же времена пропала картина самого дорогого в мире Айвазовского «Вид на Ниагарский водопад», ее уже все забыли.
Наш источник подчеркнул: он ничего не утверждает, возможно, он неверно истолковал ситуацию и ни на кого не хочет кинуть тень. Но все же зарубка в памяти осталась.
Украденные образа
Однако воруют не только картины. Факты воровства икон, в основном из храмов, также зачастую становятся громкими. Из самых свежих примеров – Шуйско-Смоленская икона Божией Матери, написанная в Вологде летом 1654 года, пропала из Исторического музея Москвы в январе 2019 года. Однако музейщики не спешат официально подтверждать печальный факт: только после всей процедуры сверки они смогут сказать точно, что украдено.
В декабре 2014 года в деревне Устье Тотемского района из храма Покрова Пресвятой Богородицы похитили несколько ценных икон. В том числе с бесценными деревянными окладами XV-XVI веков. А также раритет, который оценен экспертом в 1,2 млн рублей.
Тогда воров не смогли поймать по горячим следам. Вернуть святыни удалось благодаря работе оперативников и следователей Костромской области. Они вышли на московского коллекционера, который пояснил, что купил иконы у незнакомых ему людей. И в прошлом году собиратель культурных ценностей провел на свои средства их частичную реставрацию. А узнав, что иконы украденные, он безвозмездно вернул их в православную общину Усть-Печенеги.
Однако через два года двое жителей Тверской области вновь проникли в храм Покрова Пресвятой Богородицы и снова похитили те же самые шесть икон. Воров поймали и осудили на 4 и 6 лет, иконы опять вернулись на законное место. Надо сказать, что старая церковь Покрова – едва ли не единственная, не закрывавшая перед прихожанами двери почти все время с 1917 года, ее очень любят местные жители:
– В 1937 году, когда репрессировали храмы и священников, местные унесли все иконы и церковную утварь домой, – рассказал «НВ» 55-летний коренной устьянин Николай Харинский. – Но уже в 1942 году Сталин разрешил молиться, и ни одна святыня не пропала – все жители вернули ценности в храм, и так он был спасен от раз­грабления.
Харинский уверен: его родной церкви Покрова не везет давно. Еще в 70-е годы служитель храма уехал на новое место, а с ним пропали ценные иконы. Но время было другое, и искать их не стали. В краже последних лет, он уверен, замешаны знающие люди, имевшие доступ в его стены. Глазастые деревенские приметили и чужую машину, и двух мужчин, которые стояли два часа на морозе, нагрызли ворох семечек, шелуха так и осталась в сугробе, накидали десятки окурков. Значит, кого-то ждали – знакомого, местного?.. Почему-то именно в этот момент в храме неожиданно (и однажды в истории села) отказала сигнализация. В результате машина с иконами уехала, о взломе узнали только на следующее утро. Вопросы, вопросы…
Не только духовные ценности
В феврале 2009 года в полицию пришел житель деревни Софронцево Устюженского района. Он рассказал, что в его дом совершили проникновение и похитили икону стоимостью 5000 рублей. В тот же день 18-летнего вора задержали – он случайно проезжал по району на автомобиле и заметил дом без света.
В ночь на 23 мая 1994 года в сторожку при храме в Устюжне вошли трое неизвестных, вкололи снотворное сторожу и украли семь самых ценных икон. Эта кража долго оставалась нераскрытой и была самой крупной и дерзкой в криминальной истории Вологодчины. Общая стоимость похищенного, теперь уже государственного имущества, составила два миллиона долларов, наиболее дорогостоящей была икона «Богоматерь Одигитрия», иконы «Борис и Глеб» и «Сошествие в ад» XV века.
«Одигитрия» была опознана в 2005 году одним из лондонских специалистов по древнерусской живописи, а также сотрудниками полиции. Однако судьба ее оказалась непростой, и в Устюжну она пока так и не вернулась. А икону «Борис и Глеб» удалось обнаружить в Германии и вернуть в Россию в 2000 году.
Известна на весь мир история с десятью иконами, похищенными в Великом Устюге. Бесследно пропав в 1984 году, они всплыли в частной коллекции Михаила Абрамова, который купил их в Швейцарии в 2007 году за 50 миллионов рублей. Все оказались в прекрасном состоянии. В итоге Абрамову пришлось с ними расстаться, о чем он очень сожалел.
В ночь на 11 января 2015 года 16 икон за ночь украли из двух храмов в Шекснинском районе. Вызов в дежурную часть поступил из храма Ильи Пророка в селе Чаромское. Оттуда пропали семь икон. Причем эту церковь грабили уже в третий раз.
Тогда же воры проникли в храм Рождества Пресвятой Богородицы, внутрь через окно алтаря, и похитили 9 старинных икон на деревянной основе. Все они достались храму от прихожан. Особо почитаемой была икона Благовещения – когда ее освящали в храме, вспыхнул яркий свет. Прихожане отметили, что образ не просто светился, а от него исходило тепло. Не менее ценными являются и другие похищенные иконы – Трех святых, Архистратига Михаила, Николая Чудотворца и Александра Невского, Смоленской Божией матери, Христа Спасителя, Казанской Божией матери, Николая Чудотворца. Пока они не найдены.
Внесезонная страсть
По словам специалистов, каждый год в России только в государственных хранилищах совершается в среднем 50-70 краж произведений искусства. В электронной регистрационно-поисковой базе данных Росохранкультуры числятся украденными 9400 предметов. Их украли из музеев, архивов, библиотек и храмов.
За последние восемь лет было обнаружено за рубежом и возвращено в Россию свыше пяти тысяч художественных ценностей, икон и архивных материалов, похищенных и незаконно вывезенных, общей стоимостью более 35 млн долларов.
Рассказывает Марина Суслова, сотрудник пресс-службы УМВД России по Вологодской области:
– С 2004 года на разыскном учете антиквариата в Вологодском областном УМВД России состоят 408 предметов исторической, культурной, художественной ценности. Иконы – 370, холодного оружия – 7, бытовых предметов – 8, предметов культовых обрядов – 67, часов – 1, картин – 14. Из них 166 похищены у граждан, 6 – в молитвенных домах, 17 – в музеях, 6 – в часовнях, 21 – в храмах. B течение 24 часов c момента регистрации краж ценностей в 2011 году найдены 3, в 2012-м – 3 ; в 2013-м – 2; в 2014-м – 4 ; в 2015-м – 2). Всего 14.


***
Когда материал уже был готов к печати, служительница храма А. Невского в Вологде Александра сообщила нам, что пропавшая икона Татьяны Великомученицы, написанная иконописцем Анатолием Зубовым, оценена сотрудниками храма в 7000 рублей. Почти сразу вор перешел в соседний храм – Покрова на торгу и там украл еще одну икону. Заявление об этом в полицию написано 24 января.
– Некий мужчина, предположительно вор, запечатлен на камере храма Покрова на торгу. Он отчетливо виден, – сказала Александра. – Это небогоугодное дело, большой грех.
Ирина Полетаева

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть