То берег левый нужен им, то берег правый...

Не возьму на себя смелость давать рекомендации архитекторам и градозащитникам: это было бы непозволительной дерзостью с моей стороны. В то же время никто не лишит меня собственного мнения по этому вопросу.
Начнем с того, что тема обустройства набережной возникла не на пустом месте. Пасторальный взгляд на реку, неспешно несущую воды свои в естественных природных берегах, – это явное искажение реальной действительности. Река Вологда образца десятых годов двадцать первого века вообще мало напоминает реку. В языке индейского племени сиу есть выразительное словосочетание «мис шури», что означает «грязный поток». Согласитесь, как будто бы про реку Вологду сказано!
Пресловутые естественные берега нашей главной водной артерии своим состоянием вполне соответствуют качеству речной воды. Любимое место прогулок бродячих собак и кошек, популярная «поляна» для гулянок криминальной публики и лиц без определенного места жительства, поросшая неухоженным густым кустарником земля – это дивное местечко стало не столько достопримечательностью, сколько пятном на репутации областной столицы.
Принятие решительных мер долго откладывали. Менялись общественно-политические формации, приходили и уходили команды управления городом, но взяться за такую трудоемкую и дорогостоящую работу никто не решался. А когда несколько лет назад наконец-то перешли от слов к делу, то выбрали далеко не самый удачный вариант, нарядив реку в каменный сюртук…
Что ж, не ошибается в пути только тот, кто бодро марширует на месте. Тем более что проблемы градостроительства, в том числе обустройство набережных, вызывают острую общественную дискуссию не только в Вологде, да и не только в России.
Яркий пример – история с набережной Хафен-сити в немецком городе Гамбурге. Здесь, на территории бывшей промзоны, было решено создать комбинацию элитного жилмассива и общественных пространств – оригинального сквера с «лунным» пейзажем, выставочного центра, художественной площадки для граффитистов, детского городка развлечений.
Модернизацию Хафен-сити проводили с большим размахом и огромными затратами. Причем работящие и пунктуальные немцы, сумевшие за считанные годы восстановить разрушенную послевоенную Германию, на сей раз явно не торопились. На реконструкцию набережной Хафен-сити потребовалось… около двадцати лет, а на финише весь этот амбициозный проект увенчался грандиозным скандалом, который оставил без рабочего места немало ответственных муниципальных служащих города Гамбурга.
Дело в том, что жилье в районе набережной Хафен-сити оказалось слишком дорогим (по сей день заселена от силы одна квартира из пяти построенных), соответственно и общественные пространства пользуются незначительным спросом со стороны горожан. Выручают многочисленные иностранные туристы (в прошлом году двухмиллионный Гамбург посетило около трех миллионов туристов почти из ста стран мира), но даже с учетом этого фактора инвесторы понесли существенные убытки…
Есть, разумеется, и примеры иного рода. В частности, 5-километровая набережная Ла Рамбла в испанском городе Барселоне.
Любопытно, но тридцать лет назад не было ни малейшего намека на эту набережную: здесь, на берегу Средиземного моря, вольготно раскинулся Барселонский торговый порт – с десятками причалов, железнодорожными подъездными путями, складами, погрузочными кранами и другими привычными атрибутами приморской территории. Но в конце 80-х годов прошлого века МОК избрал Барселону местом проведения летних Олимпийских игр 1992 года, и воодушевленные барселонцы стали спешно приводить свой город в порядок. Порт демонтировали «под ноль», а на его месте появилась красивейшая набережная Испании – с десятками маленьких гостиниц, ресторанов, сувенирных лавок, художественных салонов; выделенными дорожками для велосипедистов и скутеристов; мини-пляжами. Так столица Каталонии, считавшаяся главным индустриальным и портовым центром Королевства Испания, добавила к своим титулам еще и титул крупного туристического центра…
Примеров преображения целых городов при помощи набережных достаточно много. Но вопрос, в общем-то, не в этом. Как известно, нет пророка в своем Отечестве. Еще меньше шансов найти пророка в чужом Отечестве. Когда серьезные вопросы градостроительства решаются на сугубо бюрократическом уровне, без широкого общественного обсуждения, как это делается сегодня в граде Вологде, возможность ошибочного решения резко возрастает.
Не нами придумано: «Одна голова хорошо, а две лучше». Если же в поиске оптимального решения участвуют не одна и не две, а сотни и тысячи голов, то эффект может оказаться просто удивительным!

Михаил Скляр

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть