Вепсы. Долгий путь домой

Они растворились среди россиян, казалось бы, без остатка и проросли множеством своих песен, традиций и слов. Мы покупаем в магазине рогульки, находим на карте поселок Пондола – и не задумываемся, что произносим слова, которые являются диалектами прибалтийской ветви финно-угорской языковой группы. А попросту – вепсов. Этот коренной малочисленный народ проживает на территории нашей области издавна.

Сейчас их насчитывается всего 412 человек. Но богатству традиций, сохраненных ими, может позавидовать любая нация.

В феврале в Правительстве Вологодской области была зарегистрирована организация коренных малочисленных народов Вологодской области – «Общество вепсской культуры». Для нашего региона это первый такой опыт. Организация находится в Бабаевском районе и объединяет вепсов именно этой территории, которые живут в сельских поселениях Пяжозерское и Вепсское национальное. В Вологодской области вепсы также живут и в Вытегорском районе, в сельском поселении Оштинское.
Elokaz purd (живой родник)
Председателем вновь образованной организации стала Ольга Николаевна Смирнова, коренная вепсянка, учитель музыки в Борисово-Судской средней школе. Человек, который много сделал для сохранения своей народности.
Все свое дошкольное детство Ольга Смирнова разговаривала исключительно на вепсском языке. Ведь в ее традиционно вепсском селе Пяжозеро все жители общались на своем, родном наречии. Жили дружно: ловили неводом рыбу в озерах, их много вокруг села, и это помогало сельчанам прокормиться. Из улова мама пекла вкусные курники (kurnik), так по-вепсски называются пироги с рыбной начинкой. Папа играл на гармошке. И все во всем и всегда старались поддерживать друг друга. Ольга – второй ребенок в большой крестьянской семье (всего – пятеро детей). Она вспоминает: к работе по хозяйству присоединилась очень рано: хотелось помочь старшему брату.
– Самая горячая пора была летом: сенокос, огород, смотреть за младшими. На сенокос ходили за семь километров на реку. Косить научилась в пятом классе. Когда повзрослела, то даже взрослые мужчины удивлялись моему мастерству в косьбе, настолько широк был прокос, – рассказывает Ольга Смирнова.
Но детство брало свое: вернувшись домой после тяжелой работы, дети бежали играть. Развлечения в вепсской деревне у ребятни были такие же, как у всех: футбол (маленькая Оля всегда стояла на воротах), а еще играли в вой­нушку.
– Мы, как настоящие солдаты, с деревянными автоматами и пистолетами делились на немцев и красных и разрабатывали целые военные игры. Даже в лесу строили шалаши и вышки на деревьях, – вспоминает Ольга.
Играли вместе с городскими, приезжими, ребятами. От них и перенимали русский язык. Но по-настоящему русский выучили в начальной школе, которая находилась в их деревне. А вот с переходом в 4-й класс все изменилось.
Шепотом на родном языке
Родные слова для Ольги вдруг оказались под запретом, когда пришлось ездить за 15 километров в Пяжелскую среднюю школу. И там учителя приучали их разговаривать только на русском: шли 70-е годы, страна стремилась в светлое будущее, и устаревший, как тогда считалось, язык казался неуместным. Даже в интернате, где жили дети с поселков, за этим следили воспитатели. Поэтому школьники-вепсы, когда скучали по дому, говорили между собой шепотом и тайком, оглядываясь, чтобы не слышали старшие. И со временем родные слова стали забываться.
Интерес к народным традициям неожиданно вспыхнул в конце 80-х. Тогда в Бабаевском районе стали проходить первые фестивали вепсской культуры. Ольга с удовольствием участвовала в них. Но прошло еще с десяток лет, прежде чем началось настоящее возвращение к истокам.
– В 2000 году я поехала в Карелию, в Петрозаводск, по обмену опытом. Познакомилась с работой Центра национальных культур, побывала в двух вепсских национальных школах, в Шелтозерском музее, Национальном театре. И я увидела, на каком уровне там поднята вепсская культура, какие там праздники проходят, какие существуют коллективы – и взрослые, и детские. Как легко там говорят на вепсском языке! Я практически плакала! Хотелось доказать, что у нас есть много всего, что нужно возродить и охранить. Мне хотелось внести свою лепту в сохранение традиций вепсов нашего региона. Вернулась домой и просто загорелась желанием создать свой вепсский коллектив, – вспоминает Ольга Смирнова, ныне – председатель «Общества вепсской культуры».
Милые сердцу
Ольга создала фольклорный коллектив на базе Борисово-Судского Дома культуры, где в то время работала художественным руководителем. Первыми участниками стали одноклассницы дочери Светланы. На тот момент в вепсском коллективе она была единственной вепсянкой. Но дело было не в национальности, а в интересе детей к народным традициям. Ансамбль назвали «Касткуйне», что в переводе на русский означает «росинка».
Сначала в репертуаре были только короткие мелодичные четверостишия, которые Ольга привезла из Петрозаводска. Ей очень хотелось петь свои, такие милые сердцу песни, которые слышала в детстве на деревенских праздниках, но годы забвения сделали свое дело: не сохранилось ни строчки на родном наречии. Остались только русские варианты вепсских песен. Но даже эти крохи надо было сначала найти.
– У нас в районе руководителем Бабаевского районного Центра народной культуры работал Алексей Кукушкин, и он предоставил записи экспедиций, которые когда-то давно ездили по районам, собирали фольклор. И я его попросила найти среди записей песни именно Бабаевского района. Он нашел несколько. Затем я созвонилась с Ниной Григорьевной Зайцевой, профессором из института языка и литературы Республики Карелия, она родом с нашей стороны, с Войлахты, и попросила ее перевести вот эти песни на литературный вепсский язык. И уже потом сама адаптировала переведенный текст на наш, местный, пяжозерский диалект, и вот так у нас появились в репертуаре родные песни, – делится Ольга Смирнова.
Со временем ансамбль разросся. Ребята здесь не просто поют, они узнают историю вепсского народа, язык, сказки, национальные пляски, игры. Они изучают литературу о вепсском костюме, опрашивают старожилов, своими руками шьют национальные костюмы по всем правилам: изо льна, с вепсской вышивкой и плетеным поясом.
Ансамбль участвовал во многих конкурсах и фестивалях – региональных, всероссийских, международных. Дети возвращались домой с наградами. Так что когда первый состав вырос и закончил школу, родители уговорили Ольгу набрать следующий. Таким образом, в декабре 2019 года фольклорный ансамбль «Касткуйне» отметит уже 19 лет.
Сохраняя истоки
Общественная организация должна поднять работу по сохранению народных традиций на новый уровень. Хотя в Бабаевском районе она и до этого велась достаточно активно. Еще в 1992 году в Куйской основной школе вепсский язык вернулся в расписание. Известно, что в 1937 году, когда в школе было два первых класса, преподавание в одном велось на вепсском языке.
А с 2008 года Куйская школа стала центром сохранения и развития национальной вепсской культуры. Это было уже настоящее учреждение с соответствующим названием. История племен, которые когда-то давно поселились здесь и создали деревни, их традиции, говор, манера одеваться стали магнитом даже для тех, у кого не было в роду вепсов. Все больше людей присоединялись к фольклорным праздникам и фестивалям. Благодаря такому подъему в 2016 году центр стал уже межрайонным учреждением: теперь его назвали Ресурсный центр по сохранению и развитию культурного и языкового наследия вепсского народа. Он объединил в себе сразу несколько образовательных и культурных учреждений: Тимошинскую, Куйскую, Борисовскую, Пяжелскую школы и Пяжозерскую библиотеку. А вепсские кружки и внеурочная программа появились и в других поселениях. Преподавание в них ведется по учебникам на вепсском языке, по специальной учебной программе.
– Сохранение вепсской культуры – это во многом заслуга энтузиастов. Все добрые дела в нашей жизни начинаются с любви к родному дому, к отцу и матери, ко всем людям, которые окружают нас. Эту любовь мы воспитываем с рождения в семье, в традициях и обычаях того народа, к которому тяготеют наши корни, – рассказывает руководитель Ресурсного центра Людмила Загуляева.
Но, наверное, главное условие сохранения языка – возможность общаться на нем в жизни. Этому как раз способствуют фестивали и конкурсы, которые устраивает центр. Так, большой межшкольный этнокультурный фестиваль «Живой родник» («Elokaz purd») в этом марте прошел уже в пятый раз. Участниками его становятся детские фольклорные коллективы. Их теперь много в районе. Участники ставят музыкальные номера, изучают историю, устраивают викторины, а вепсские слова беспрестанно звучат и в зале, и на сцене. И, конечно, готовят национальные блюда – их рецепты сохранились до сих пор в вепсских семьях.
ПИрги и кОросты
Преподаватель Куйской средней школы Ольга Балабан свой родной язык выучила… в институте. Ольга родилась в вепсской семье, но вот девочку с детства учили разговаривать только на русском: в 70-х вепсский язык был не в чести. Однако корни дали о себе знать. К тому же, когда девушка закончила школу, в Карельском педагогическом институте как раз открылась кафедра карельских – вепсских языков. Ольга попала в первый набор.
С детства Ольга помнит большие блины из ржаной муки, какие пекла ей бабушка. Они готовились на углях перед устьем печи. Из теста лепились комки, а затем раскатывались. Толщина блина должна быть не больше 3 мм. Пожаренные, они смазывались маслом с одной стороны и складывались в стопку, затем из них скручивали трубочки с начинкой – пшенной кашей с топленым маслом. Так получается вепское национальное блюдо – кОросты (кorostad).
– Прототип современной шавермы, – смеется преподаватель Куйской средней школы Ольга Балабан.
Ее мама и сейчас любит готовить вепсские блюда: сущик – уха из сушеной рыбы. Готовится так же, как обычная, в русской печи. Только рыба берется исключительно сушеная – в таком виде она хранится после улова. А еще есть пИрги – пироги для зятя. Другое их название – сладкие пироги, мagedad pirgad (магедад пиргад). Начинкой для них является сахарный песок, который в печке превращается в карамель.
Семейные традиции помогают педагогу в работе с детьми. В Тимошинской школе вепсский язык преподается с 5 по 9 класс. А после урока дети занимаются творчеством – они участники детского фольклорного коллектива «Линдуйжед», ее руководитель Елена Шалаева, учитель вепсского языка. Педагоги сами создают народные костюмы.
– У детей несколько нарядов: сарафаны и юбки с кофтами. Причем вепсы чаще всего носили юбки в клетку. Цветовая гамма в основном бело-черно-красная. У мальчиков рубахи двух видов красные и белые, – рассказывает Ольга Балабан.
Верная помощница Ольги – дочь Диана. Девочка уже учится в колледже. Но в свободное время выезжает со школьным ансамблем на концерты. Так что связь поколений в этом районе не прерывается.
Из трех регионов страны, где живут вепсы, больше всего их в Карелии: около 3,5 тысячи человек. В Ленинградской области значительно меньше. А на Вологодчине всего 412 человек, но, судя по делам, это такая могучая кучка – люди, которым многое по плечу. Во всяком случае, вепсское слово «рогулька» (robil’kad) на Вологодчине, в отличие от других областей, уже не требует перевода.
Татьяна Рыжкова

Поделиться
Отправить
Класснуть

Другие новости

Афиша
Яркую сказку из русского фольклора покажет ансамбль «Солнцеворот»
Происшествия
Дочь не смогла спасти отца во время пожара в Вологодском районе
Отдохни
​Каша черная, каша белая
Общество
Гороскоп на 10 июля
Погода
Погода 10 июля
Общество
Тепловой удар: жильцы нового дома уже полгода не могут въехать в свои квартиры
Происшествия
Двое вологжан пострадали в автомобильной аварии около финской границы
Общество
Объявят ли 13 июля о снятии ограничений в Вологодской области
Общество
Вологда транзитная: летом город посетят несколько путешественников - экстремалов
Криминал
Врач, бизнесмен, бандит? Хабаровского губернатора подозревают в заказных убийствах
Культура
Родовой некрополь чагодощенских дворян стал объектом культурного наследия
Общество
Вологодчина попала в ТОП-3 регионов по числу оформленных больничных