Бремя первых

Прошедший День космонавтики в очередной раз заставил задуматься о том, почему космический рывок, совершенный СССР в пятидесятые-шестидесятые годы прошлого века, так и не увенчался технологическим лидерством нашей страны.

Одно из моих сильнейших впечатлений от современного российского кинематографа – фильм «Время первых». Эта замечательная картина, снятая на стыке жанров мелодрамы и «экшн», рассказывает о космическом полете, в ходе которого был совершен первый в истории выход человека в открытый космос.

Великолепные актерские работы Владимира Ильина (в роли генерального конструктора Сергея Павловича Королева), Константина Хабенского (в роли нашего земляка – командира экипажа Павла Беляева) и Евгения Миронова (в роли «первопроходца» Алексея Леонова); немыслимые по степени реалистичности съемки; напряженная драматургия сюжета – этот фильм может с полным основанием претендовать на титул лучшего отечественного кинопроизведения на космическую тематику.
Но кроме законной гордости за нашу страну все два часа просмотра меня неотступно преследовала мысль: почему этот в буквальном смысле космический взлет советской индустрии завершился такими невзрачными результатами? Почему в мировом рейтинге высокотехнологичных стран, который ежегодно публикует английский еженедельник «Экономист», по итогам 2018 года Россия заняла лишь 36-е место из 85 участников, опустившись с 2017 года еще на три позиции?
И ладно бы нас опережали только общепризнанные технологические «титаны», вроде США, Германии, Великобритании, Японии, Южной Кореи. Самое обидное, что на крутых виражах истории нас обогнали даже «карликовые» страны, в которых отродясь не было и никогда не будет никакой космической промышленности, в том числе бывшие советские республики Эстония, Литва, Латвия и Беларусь. Как это объяснить?

В фильме, на который я ссылался, есть попытка осмыслить происходящее. Сергей Королев, прошедший через чудовищное испытание ГУЛАГом, с горечью говорит одному из космонавтов, что русский человек силен способностью летать со связанными руками, а развяжи ему руки – сразу падает.

Гипербола, конечно, но очень выразительная. Руганая-переруганая советская экономика подчинялась плану, поэтому была недостаточно мобильна по сравнению с рыночными экономиками, но план позволял ставить перед страной великие задачи (в том числе связанные с космосом) и эффективно их решать. А когда план исчез, на смену ему пришла не скандинавская рыночная экономика с социальным уклоном, на что ориентировались идеологи российских реформ, а дикий латиноамериканский капитализм. Модель, где главенствует не сила права, а право силы. Где безумная роскошь нуворишей соседствует с отчаянной нуждой «генералов песчаных карьеров». Где простой люд из всех видов деятельности предпочитает фиесту (народный праздник) и сиесту (послеобеденный сон).
И если раньше мы умели летать со связанными руками, то сейчас не умеем и этого. Мы просто сидим и ждем, чем все закончится…

Михаил Скляр

Кадр из фильма «Время первых». Константин Хабенский в роли нашего земляка, летчика-космонавта Павла Беляева.

Поделиться
Отправить
Класснуть

Другие новости

Отдохни
​Девичий день или куриные именины?
Культура
​Елка Победы от юных вологжан
Блогосфера
​Ирина Горожанова: Культурный звонок
Общество
​Жители Бывалово две недели ждут обещанной встречи с мэром Вологды
Общество
Вологда попала в список городов с самыми доверчивыми жителями
Афиша
​15 ноября открытие выставки «Художника вечных льдов» Александра Борисова
Общество
​Прожиточный минимум пенсионера увеличится на Вологодчине
Отдохни
Праздник дня 14 ноября
Общество
​Недетские забавы
Афиша
​15 ноября спешите узнать об истории флота от Петра I до наших дней
Культура
​Кубинцы распевают советские песни с вологодским ансамблем «Гран-при»
Афиша
​15 ноября открытие выставки «Деревенская проза»