Поездка в сорок первый год

80-летний сын возложил венок своему навеки 36-летнему отцу. Известный вологодский хирург Владимир Александрович Раздрогин отыскал отца в братской могиле в Белоруссии. Его друг, не менее известный предприниматель Михаил Петрович Коноплев, нашел в этой стране «следы» погибшего дяди. О поисках, длиной в несколько десятилетий, друзья рассказали журналисту «Нашей Вологды».

А началось все с расстроенного звонка старшей сестры Михаила Петровича.

В списках погибших значится

Петрович – из большой крестьянской семьи. Только братьев и сестер девять человек. Да у них не по одному наследнику. Для всех для них он – помощник, советчик, отдушина в разговоре.

Как-то старшая сестра Людмила поделилась своим сожалением: односельчане в День Победы прошли своим Бессмертным полком – пронесли портреты погибших во время войны земляков. После их помянули в действующем храме. Все состоялось по-людски!

Людмила тоже была там. Как зритель. Но могла бы пройти с фотографией погибшего на войне ее и Михаила дяди Василия. Она почти ничего о нем не знала, кроме того, что ушел на фронт из их деревни Липово, откуда они сами. Ушел – и канул. В семье помнили, что осенью 1941 года пришла из военкомата бумага. Родственников известили, что рядовой Коноплев В.В. пропал без вести. В 1946-м на Василия поступила уже похоронка – погиб смертью храбрых. Место и дата гибели не были указаны.

– Она поделилась своей обидой с приятельницей, – говорит Михаил Петрович, – и та прочитала в «Книге памяти Вологодской области», что рядовой Коноплев В.В. погиб и похоронен в Брестской крепости.

Михаил Петрович решил выяснить, на самом ли деле его дядя погиб смертью храбрых именно в этом легендарном месте.

– Первым делом я обратился к военкому Вологодской области с заявлением уточнить сведения о погибшем родственнике, – продолжил Михаил Петрович. – Указал место его службы: Северо-Западный фронт, 262-я стрелковая дивизия, звание – рядовой. Мне ответили, «в списках погибших значится». Но где и когда конкретно убит, не уточнили. Надо думать, в Бресте.

Мужчина собрался туда, чтобы, как говорится, на месте поискать захоронение дяди. Поехал не один. У друга – известного вологодского хирурга Владимира Александровича Раздрогина – 4 июля 1941 года погиб и похоронен в братской могиле отец в Белоруссии, и он захотел там побывать. В «поисковый» отряд влился их общий товарищ подполковник в отставке Виктор Павлючук. Служил когда-то в «красных казармах» в Вологде. Он – родом из Белоруссии, когда услышал, что туда собрались его приятели, «загорелся»:

– Брест – моя родина. Зачем одни поедете? Поехали вместе! Там в моей деревне, в родительском доме переночуем. Оттуда до крепости – рукой подать.

Все сложилось, как нельзя лучше: без приключений, с приятными разговорами добрались до брестской земли. Отдохнули в доме гостеприимного Виктора. Потом отправились в Брестскую крепость.

Тамошние музейные сотрудники занимаются поисковой работой. Они подтвердили, что в крепости погиб и захоронен Василий Васильевич Коноплев из деревни Липово Никольского уезда Вологодской губернии. Василий Петрович обрадовался, но… Выяснилось тут же, что этот Коноплев В.В. – 1914 года рождения, а его дядя – 1920-го!

Это – не могло быть ошибкой. Действительно был еще один Коноплев другого года рождения. Дело в том, что в Липово испокон веков жили Коноплевы – коренная местная фамилия. Многие мужчины ушли защищать Родину. И два Василия Васильевича – тоже.

Сотрудницы музея успокоили Петровича:

– Не волнуйтесь. Приходите завтра, найдем и вашего дядю.

Велик опыт поиска у этих тружениц памяти! Они обрадовали Коноплева: «Ваш дядя похоронен на Валдае».

Вернувшись домой, Михаил Петрович пошел по второму кругу. Обратился в областной комиссариат с той же просьбой: установить, где родственник похоронен. Оттуда направили запрос военному комиссару Ленинградской области. Ответили, что Коноплев В.В. был убит 20 сентября 1941 года. Место первичного захоронения: Ленинградская область, Лычковский район, деревня Кирилловщина.

Нет сейчас в Ленинградской области такого места. Теперь оно входит в Новгородскую область – в состав Семеновщинского сельского поселения Валдайского района. Сделали и туда запрос. Глава поселения Кожевникова Л.И. написала: «Имя рядового Коноплева Василия Васильевича, который погиб 20 сентября 1941 года, внесено в список учетной карточки воинского захоронения – паспорта захороненных в братской могиле д. Сухая Нива Валдайского района Новгородской области. На мемориальную доску имя вашего дяди Коноплева В.В. будет внесено к 9 мая 2019 года». То есть в этом году. Обещали прислать фото…

Точное место захоронения установлено. Известны и детали боя у этого местечка. Бои в сентябре и октябре под Сухой Нивой имели важное оперативное значение. Они содействовали обороне Ленинграда и в значительной мере помогли сорвать планы гитлеровского командования по воссоединению немецких войск с финскими.

«Тысячи воинов навсегда остались в политой кровью валдайской земле. И она приняла их до срока убитых, – юношей по возрасту, солдат по ратному делу. Родину грудью прикрыли и не ведали, что станут великими». Эти «жгучие» слова принадлежат З.В. Даниловой – жительнице Сухой Нивы.

Петрович собирается туда в нынешние майские праздники.

– Я хочу привезти оттуда землю и положить ее на могилу жены Василия, – говорит Михаил Петрович. – И еще мечтаю проехать по местам, где воевал, получил ранение, но выжил мой батя, – это тоже необходимо мне и моим родным.

Шел тринадцатый день войны

Владимиру Александровичу Раздрогину повезло сразу. В поисковой группе музея данные об отце подтвердились. Отец – Раздрогин Александр  Федорович.

Точное место захоронения мать Владимира Александровича узнала в 1975 году – посылала запрос в военкомат, где находилась часть мужа. Оказалось, ее Александр нашел вечный покой в братской могиле в лесу, у той самой Селибы, где давал последний бой фашистам. В ответе уточнили: «списков на могиле нет».

В Селибе, на 13-й день войны, в который погиб комиссар Александр Раздрогин, шли жестокие бои. Жительница этого местечка Раиса Александровна Паркалова вспоминала, к ним приходили солдаты, офицеры, предупреждали, что возле деревни будет линия фронта, будет бой. Нужно срочно оставлять дома, чтобы спасти жизнь. «Было вырыто очень много окопов. Некоторые сохранились до сих пор». Нельзя исключать, что среди военных в то жестокое время находился и комиссар Александр Федорович Раздрогин. Скорее всего, шел в первых рядах.

Селибу немцам сдали после второй атаки. Александр Раздрогин полег смертью храбрых, верный воинскому долгу, как сказано в посмертном извещении.

До гибели успел эвакуировать семью. Владимиру Александровичу к началу войны было два с половиной года. Жили в Слуцке. Помнит, так бомбили, что крошились стекла. По голове стукнуло – весь в крови! Отец примчался из летних лагерей домой на несколько минут.

– Бегали, собирались, куда-то ехали…

Больше ни дети, ни жена его не видели.

Сын – Раздрогин Владимир Александрович.

Доктор Раздрогин всегда хотел побывать там, где покоится отец! В пору СССР был на съезде врачей в Минске. Зашел в музей Великой Отечественной войны узнать, как можно добраться до Селибы, карты не было, место считалось секретным. Коллеги не советовали – нужно 40 километров плыть на лодке. Одному не сдюжить такой путь. А тут его друг Михаил Петрович Коноплев объявил, что едет в Брест искать следы погибшего родного дяди. Вместе, надеялся, доберутся.

Добрались!

– Могила находится в глухом лесу вместе с еще несколькими, – говорит Владимир Александрович. – Ухоженные, тропинки выметены, кругом – чистота. Я этим был тронут. Белорусы по-настоящему берегут память людей, которые их защитили во время войны ценой своей жизни.

Набрал землицы на могилку матери и брата. Говорит, почувствовал и грусть, и облегчение. Уходя, еще раз взглянул на скромный обелиск, где теперь закрепили список пяти захороненных. Среди них – Раздрогин Александр Федорович…

Побывали мужчины и в местах, где когда-то жили Раздрогины. Там сейчас дислоцируется воинская часть. Просто туда не пройдешь.

– Командир части полковник встретил нас по-доброму, – говорит Владимир Александрович. – Дал сопровождение. Не передать, что я пережил. Да и мои спутники были потрясены. Как бы в 41-й вернулись.

Владимир Александрович, соединенный памятью и сердцем с отцовской могилой, вольется в ряды «Бессмертного полка» 9 Мая. А рядом с ним пойдет с фотографией своего отца жена – Тамара Ильинична Лета, тоже известный доктор в нашем городе. Она же – дочь Героя

Советского Союза Ильи Кузьмича Леты, воевавшего на территории другой советской республики – в Украине.

Детям советских солдат есть чем гордиться, что передавать потомкам!

Мелания Дунаева

Фото из личных архивов героев

Поделиться
Отправить
Класснуть

Другие новости

Экономика
Полмиллиарда рублей потратят вологодские власти на ликвидацию трех свалок
Отдохни
Праздник дня 12 ноября
Афиша
​15 ноября пройдут «Беседы о родном языке»
Культура
​Король соуса: в Череповце определили лучшего среди студентов-поваров
Спорт
​«Веселый слон» побывал в Вологде
Культура
​Падеграс, полонез и менуэт
Блогосфера
​Александр Сазонов: Дух места. Чагода
Афиша
​14 ноября открытие выставки, посвященной памяти фотографа и краеведа Леонида Старикова
Общество
​В СМИ гадают о кандидатах на кресло мэра Вологды
Афиша
​«Телефон здоровья» будет работать для вологжан 13 и 14 ноября
Блогосфера
​Александр Быков: Заигрался в Наполеона
Общество
​В Вологде напишут «Тотальный диктант - 2020»