И вас сосчитали

Майские закончились. Но праздник весны и труда в самом разгаре. Посевная кампания на Вологодчине началась рано. Но сколько тех, кто сеет и пашет? Летом 2016 года в стране прошла вторая Всероссийская сельскохозяйственная перепись. Для подведения итогов специалистам Росстата понадобилось два с половиной года. Выводы поместились в восемь увесистых томов, 11 книг. Многие показатели по сравнению с предыдущей переписью - «снизились», «сократились», «уменьшились», «упали». Но так ли все плохо?

Хочется жить лучше, строить больше…

– Нами получена максимально полная картина состояния и структуры сельского хозяйства, – рассказал «Нашей Вологде» руководитель Вологдастата Анатолий Лысов. – Итоги переписи используются для оценки продовольственной безопасности страны, разработки прогнозов и программ развития сельского хозяйства и импортозамещения продовольственных товаров собственной продукцией.

В нашем регионе переписью охватили три сотни сельхозорганизаций, более 1200 фермеров, 313 тысяч личных подсобных хозяйств, около 1000 некоммерческих садоводческих, дачных объединений.

Итак, за 10 лет работающих на земле сельхозорганизаций стало больше: их доля увеличилась с 66 до 75%. Однако уменьшилось число крестьянских фермерских хозяйств. И даже от личных садов и огородов вологжане стали отказываться: их доля снизилась с 77 до 68%. Сократились и земельные площади сельскохозяйственного назначения, причем сократились на более чем внушительные 69%. Хотя немало успешных хозяйств нарастили свои наделы.

Во время сельхозпереписи в Вологодской области работало около 630 переписчиков. Из них в Вологодском районе – 87, в Вологде – 4. Каждый переписчик обошел от 460 до 644 объектов.

Комментирует директор СХПК «Присухонское» Александр Казаков:

– У нас так посевные площади только увеличиваются. За последние 10 лет – в два раза с 900 до 1950 гектаров. Двадцать лет работаю в сельском хозяйстве, руковожу СХПК 15 лет и постоянно стараюсь наращивать производственные объемы. С 2008 года увеличились надои с пяти до восьми тонн молока с коро-вы в год. Добавились 48 дойных коров, общее поголовье выросло. Построили новый телятник и откормочный комплекс. Работают 150 человек, средняя зарплата 39 тысяч рублей. Сбыт – на Вологодский молкомбинат. Упадка нет, как видите. Но хочется жить лучше, еще расширяться, увеличить посевные площади. Кредиты дорогие. В сентябре 2018 года пустили новый комплекс по производству кормов с мощностью 1000 тонн в месяц. Это для нас многовато, пока нужно вполовину меньше, построили с запасом, вложили в целом 40 миллионов рублей.

Жить можно?

Получается, что хозяйствам, которые стремятся к развитию, удается это сделать, помех нет. Сельхозплощади уменьшаются за счет распавшихся и ликвидировавшихся землепользователей. А новоявленные организации не спешат обзавестись масштабными площадями. Таким образом меньше стало пашни, сенокосов, пастбищ.

Комментирует глава крупного фермерского предприятия в деревне Сметанино Верховажского района Александр Мызин:

– Сегодня у меня в хозяйстве более 800 коров, треть из них – дойная. Немало земель под посевами льна. Я 26 лет руковожу хозяйством, не хотелось бы, чтобы оно погибло. У нас работают 35 человек, средняя зарплата 19-21 тысяча рублей в месяц. Но работать в сегодняшних условиях крайне сложно: перед селянами банки захлопнули двери, кредитов почти не получить. Кредитные деньги стали крайне дорогими, помощи ждать неоткуда. Настроение у меня хорошее – хоть и трудно, но работаем, лишь бы не было помех. Если раньше были проблемы со сбытом молока и льна, то сегодня вся продукция расходится на внутреннем рынке – жить можно!

В этом году в области планируется произвести не менее 226 тысяч тонн зерна, 60 тысяч тонн картофеля, 10 тысяч тонн овощей и 3600 тонн льноволокна.

Трудно, но ведь на столе – все свое…

Судя по итогам переписи, поголовье сельскохозяйственных животных снизилось по всем видам. Крупного рогатого скота стало меньше на 32%, коров – на 30%, свиней – на 30%, овец и коз – на 51%, птицы – на 26%.

Комментирует хозяйка личного подсобного хозяйства деревни Устье Тотемского района Елена Харинская, 50 лет:

– Почти 30 лет постоянно держу коров, телят, свиней, были и лошади, кролики. Несколько лет назад серьезно занялись с мужем птицей, купили три инкубатора для выведения из яиц разных пород: индюков, куриц, гусей, уток, индоуток. Все получается! И так интересно! Одновременно бывало по 400-500 птиц на дворе. Это невероятный труд. 25 соток картошки – скотине надо много корма. Плюс, конечно, все растет на деревьях, грядках и в теплицах: овощи и зелень, яблоки и ягоды, море цветов. Люблю экспериментировать. Зато почти все, кроме хлеба, – свое. Молоко, масло, творог, консервы. Переписчику из нашего села показала все без утайки.

Первая советская сельскохозяйственная перепись состоялась в 1920 году в условиях разрухи и охватила только 72% населения. Переписывались крестьянские общества, коммуны, артели и совхозы, даже хутора и усадьбы, владения частных лиц, железнодорожные будки, лесные сторожки.

Моя дача – моя крепость!

– Россияне исторически являются «аграрно привязанными» людьми, такого количества дач нет ни в одной стране мира, – говорит директор Ситуационного центра соцэкономразвития РЭУ им. Плеханова Павел Смелов.

Переписчики Людмила и Любовь с ученым не могут не согласиться. По долгу службы они работали в Вологодском районе. У Любови на участке попадались и те, кто в наших северных землях выращивает экзотические культуры.

– Я была в кооперативах «Журавушка», «Деревенька», «Родничок», «Геолог», «Колос». Смотрела, как используется земля, – рассказывает женщина. – Спрашивала количество соток, что на них растет, сколько земли под газоном, есть ли необрабатываемая земля. Вместе с хозяином шагами мерили, проходили каждый метр земли. Считали грядки лука, чеснока… Встречали меня очень радушно, общаться за все время отказался только один пожилой мужчина, вспомнил, как в 50-е годы ХХ века после какой-то инвентаризации домашних животных якобы обложили налогом. Люди угощали яблоками, делились опытом выращивания, показывали диковинные культуры – виноград, дыню, арбуз, помидор «Черный принц», китайский огурец, даже дали семян. Среди редких культур я видела абрикос, черешню, гранат, инжир и алычу. Радовало то, что домики и участки очень ухоженные, трава выкошена, у некоторых даже на дворе цыплята и куры, индюки. Сложнее было с коттеджами с высокими заборами. Люди рассказывали, что все выращенное они не продают, а раздают по родным и знакомым и, конечно, едят сами.

В ХIХ веке проводилось несколько подворных переписей. В то время делался упор на описание и подсчет сельских орудий труда.

Людмиле выпали для работы деревни Чашниково и Пудега. Поселок Алексино, дачные кооперативы «Солнечный», «Колосок».

– В хозяйствах – море цветов, люди обихаживают участки с любовью! – восхищалась переписчица. – Меня встречали председатели кооперативов, вели по участкам. В деревнях мало коров, зато есть индюки, курицы. В одной деревне, к примеру, я увидела даже павлина! Он так кричал перед дождем! Нет запустения, встречали доброжелательно, ведь люди были готовы.

Ирина Полетаева

Поделиться
Отправить
Класснуть