Дым отечества

В понедельник, 20 мая, около 8 вечера, когда многие горожане возвращались домой с работы, в центре Вологды вспыхнули сразу два деревянных расселенных дома. Дым был виден во всех районах города. В тушении была задействована практически вся пожарная техника города. С начала года по счету это уже девятое и десятое возгорания в бесхозных домах. В январе в одном из таких пожаров погиб человек.

Нескучный вечер

Эти пожары наделали немало шума среди жителей города: оба сгоревших здания находятся в центре, где всегда многолюдно. Первым вспыхнул расселенный деревянный двухэтажный дом на ул. Мира, 25. Это возле храма святителя Николая на Глинках. Тушить его прибыли сразу девять пожарных машин. Из-за такого скопления техники движение на улице Мира оказалось затруднено.

Буквально следом за ним загорелся одноэтажный дом на улице Орлова, расположенный за зданием вечерней школы. Огонь очень быстро охватил всю поверхность дома, превратив его в пылающий костер. Зрелище моментально собрало толпу зевак. Прибывшие пожарные тушили огонь до 10 вечера.

К счастью, в этот раз в пламени никто не погиб и не пострадал. Пожарным также удалось предотвратить распространение огня на соседние дома: сильный ветер и сухая погода могли спровоцировать куда более крупный пожар.

Двойной поджог?

Оба дома были расселены какое-то время назад и подлежат сносу. Оба простояли почти век и давно уже выработали свой ресурс. Дом на Мира, 25, построили еще в 1907 году. Последние жители съехали оттуда четыре года назад. По некоторым сведениям, аварийный дом должны были снести еще до 31 декабря 2015 года.

«Прожила в нем 17 лет. И все эти годы твердили, что будут строить на его месте ЗАГС, но так и не построили», – написала в соцсетях одна из бывших жительниц дома.

Летом 2018 года дом уже горел, и тогда причиной пожара был назван поджог.

Дом на Орлова, 6, еще старше. Он построен в 1883 году. Тоже был признан аварийным и тоже расселен.

Пожарные дознаватели пока не делятся подробностями расследования: специалистам еще понадобятся некоторые экспертизы и время. Но уже сейчас с определенной точностью говорят: в обоих случаях был поджог.

Угроза 2-го уровня

С начала 2019 года это уже девятый случай, когда загораются бесхозные дома. А в течение 2018 года пожарным пришлось выезжать на тушение «расселенок» 16 раз.

Каждый такой случай – это в первую очередь угроза населению. Ведь здания находятся в жилом фонде, и совсем рядом с ними другие дома – жилые. Перекинуться на соседние строения огонь может за считанные секунды: искры от пожара, трескающийся шифер, а рядом дощатые хозпостройки, деревья, сухая трава. К тому же пластиковые окна, которые сейчас стоят почти в каждой квартире, очень не устойчивы к пламени и при высокой температуре начинают плавиться.

– Самый сложный пожар, на моей памяти, был в 2018 году, на улице Рабочей, летом. Горел расселенный дом, во дворах. Совсем рядом находились жилой деревянный дом и кирпичная пятиэтажка. Была угроза переброса пламени. Пожару присвоили второй уровень опасности. (Самый сложный 3-й. Обычно это масштабные промышленные пожары. – Прим. ред.) Выехал практически весь гарнизон. Эвакуировали людей из соседних домов, – вспоминает Игорь Росляков, начальник отдела надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС России по г. Вологде.

Печальный учет

Но самое печальное – в огне гибнут люди. Так, в июне 2018 года в пожаре на Зосимовской, 39а, при разборе сгоревшего дома спасатели обнаружили сразу три трупа. Все погибшие – лица без определенного места жительства. Скорее всего, они погибли из-за собственной неосторожности.

2019-й тоже начался с людских потерь. 6 января на Набережной VI Армии в доме № 31 в огне погиб 63-летний мужчина. В этом случае причиной также стало неосторожное обращение с огнем.

Одна из мер предотвратить возгорания – постоянный мониторинг расселенных домов. Пожарные совместно с администрацией города и полицией составили график обхода бесхозных зданий. В списке около 100 объектов. Непрошеных гостей из таких построек эвакуирует полиция. Администрация заколачивает окна и двери, чтобы не было доступа. Однако спустя некоторое время все повторяется.

– Заколоченные окна защитят только разве от детей, которые не смогут залезть туда. А лицам без определенного места жительства это не проблема. К тому же им так даже лучше: окна заколочены и из них не дует, – поясняет начальник отдела надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС России по Вологде Игорь Росляков.

Пожарные говорят: при тушении всегда видно, бывают ли в здании люди. Например, в том случае на Набережной VI Армии, 31, где погиб человек, было видно, что он жил там уже длительное время: в обгоревшей комнате находились стол, стулья, диван другие вещи. Если бы не трагедия, он мог оставаться там еще сколько угодно долго.

Единственная мера, которая поможет изменить ситуацию, – это снос всех бесхозных домов. Их сейчас в городе более 100 объектов. Мы пытались узнать у администрации города, как ведется работа в этом направлении. Но пока ответа не получили.

Снести нельзя поджечь

В этом году в 6 из 10 случаев причиной значится – поджог. А в прошлом эту причину назвали в 13 из 16 случаев. Пожарные говорят: то, что дом именно подожгли, можно понять сразу: как правило, постройка загорается одновременно в нескольких местах, и огонь быстро охватывает большую площадь. Более точную картину устанавливает специальная мобильная лаборатория, специалисты которой возьмут пробы на использование горючих веществ.

Сложнее найти тех, кто это устроил. Хотя вологжане для себя уже давно сделали вывод: расселенные дома жгут, чтобы освободить место под постройку.

В администрации города пытались решить проблему с другой стороны. В сентябре 2018 года в городе принимается мораторий на продажу земельных участков, на которых после 1 июня 2018 года произошли пожары в расселенных домах.

– Таким образом, если пожары действительно являются попыткой освободить участок, она окажется бесполезной. Там ничего нельзя будет построить и извлечь из этого прибыль. Исключив подобную мотивацию, мы сможем навести порядок в этом вопросе, – пояснял тогда мэр Вологды Сергей Воропанов.

По словам пожарных, после принятия этого решения количество сгоревших расселенок действительно пошло на спад, что косвенно доказывает правоту решения. Однако положительная динамика была недолгой – новый всплеск поджогов начался этой весной.

К тому же непоколебимость самого моратория тоже под сомнением. Так, два горевших расселенных дома все-таки появились в списках на аукцион. Журналисты НьюсВо приводят два адреса, где участки хотели продать, – это Козленская, 17а и Набережная VI Армии, 149.

Ждем ответа, как соловей лета

Редакция газеты «Наша Вологда» направила запрос в администрацию города с просьбой разъяснить эту ситуацию.

По закону ответить чиновники должны в течение месяца. Возможно, за это время пожарные на вызов выедут не единожды: на сегодняшний день в Вологде насчитывается более ста бесхозных домов.

Елена Смиренникова, координатор градозащитного движения «Настоящая Вологда»: – Вместо того, чтобы принимать меры, администрация города предпочитает разводить руками и игнорировать собственные решения: участки под сгоревшими домами выставляются на продажу, несмотря на мораторий. Между тем в программе расселения из ветхого и аварийного жилья предусмотрена альтернатива: дома можно не только сносить, но и реконструировать, превращать их в комфортное жилье. Тем более что на снос муниципалитет тратит немалые деньги, которые можно было бы направить на ремонт. Однако этот вариант как будто не замечают. И сценарий повторяется: дом пустует, затем горит, потом место зачищается, и участок продается под застройку.

Татьяна Рыжкова

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть