Палитра красок на пол-литра водки

Вологжане негодуют: в шаговой доступности от общеобразовательной школы № 20 открылся новый магазин с алкогольным ассортиментом. Возмутительно, конечно, но должно же в нашем городе хоть что-то открываться?!

Для более позитивного настроя начну с анекдота – не слишком свежего, но всегда актуального. Приходит мужик домой – мрачный такой, глаза потухшие. «Ты чего, пап?» – спрашивает его сын-подросток. «С работы уволили…» – отвечает мужик. «Это значит, что ты теперь будешь меньше пить?» – «Нет, сынок, это значит, что ты теперь будешь меньше есть».

Анекдот этот может показаться смешным только тем, кто никогда не терял работу. Для тех, кто работу терял, он скорее из разряда «черного юмора», когда улыбка больше напоминает гримасу от зубной боли. Неудивительно, что вспомнилась мне эта байка по такому поводу, как открытие в Вологде очередного магазина спиртных напитков. И не столь даже важно, что открыт он «лицом к лицу» со школой: досадно, но ладно, переживем. Проблема шире: торговля спиртным – едва ли не единственная отрасль вологодской экономики, которая не просто выживает, а преуспевает (иначе магазины с соответствующим ассортиментом не вырастали бы на каждом шагу, как грибы после летнего дождя). «Где стол был яств, там гроб стоит», – сказал бы старик Державин…

Сегодня уже трудно поверить, что когда-то Вологду считали высокоразвитым индустриальным городом; что здесь работали не заводишки местного значения, а отраслевые флагманы общенационального уровня; что здесь производили все на свете – от корпусной мебели до навесного сельхозоборудования, от станков для машиностроения до современных троллейбусов. Даже те из предприятий, кто не «врезал дуба» в первые же годы рыночных реформ, скукожились наподобие бальзаковской шагреневой кожи, утратив значительную часть своих былых производственных мощностей и былого персонала.

Но стоит ли в таком случае удивляться, что в условиях затяжной стагнации реального сектора люди выбирают любые возможности заработка, которые им пока еще доступны, в том числе и продажу спиртных напитков? По крайней мере будем радоваться, что они не сидят на паперти, не подкарауливают прохожих в подворотне и не строят баррикады.

К слову, органы власти всех уровней и ветвей с завидной регулярностью пытаются подорвать экономические основы и в этой сфере деятельности, ограничивая внутрисуточное время продаж и произвольно вводя «выходные дни», когда реализация спиртного в розничной торговле запрещена. Понятно, что это наносит ощутимый ущерб и бизнесу, и бюджету, недополучающему значительные средства в виде акцизных и других обязательных платежей, но чиновников это не волнует: их зарплаты и бонусы от наполнения бюджета не зависят.

Но это лишь одна часть проблемы – сугубо экономическая. Наша прогрессивная общественность, как видно, просто не может обойтись без образа врага. И торговцы спиртным на эту роль подходят как нельзя лучше. Так и встает перед глазами карикатура из арсенала революционных агитаторов и пропагандистов: толстый буржуин в черном цилиндре и смокинге с крючковатым носом и отвратительным алчным оскалом, восседающий на огромной бочке со шнапсом.

Наверное, есть среди продавцов «огненной воды» и такие типы. Скажу больше: такие типы есть в любом виде бизнеса, да и вообще повсеместно. Проблема, однако, в том, что ни один из них, даже самый жадный и циничный, не в состоянии насильно влить в нас не то что пресловутую пол-литру, но даже скромную рюмку вместительностью 50 граммов. Так что, как говорил великий баснописец, «чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»

Как вы думаете, когда наше дитя наблюдает, как шумная компания его родни за большим праздничным столом поглощает дары Бахуса – рюмка за рюмкой, бутылка за бутылкой, – не является ли это более разрушительным примером, чем какой-то магазин со спиртным напротив школы? В такой магазин малолетке и заходить бесполезно: все равно ничего не продадут. А вот во время шумного домашнего застолья, когда участвующие через часок-другой уже и повод не вспомнят, наше нежное, ранимое дитя втихомолку и нальет, и выпьет, и «сильную» русскую речь послушает, и анекдотец «ниже пояса» (который потом, глядишь, с большим знанием дела перескажет одноклассникам).

Да что там застолье! Достаточно нашему отпрыску включить телевизор или заглянуть в собственный смартфон (айфон, планшет, ноутбук – неважно), чтобы получить эффект, вполне сравнимый со стопарем чего-нибудь покрепче. И что тут поделаешь? Так устроена молодость: она не знает усталости в познании мира, неукротима в использовании плодов этого познания и при всем при том не терпит диктата ни от ровесников, ни от представителей старшего поколения.

И всякий раз, когда нам кажется, что мы лучше знаем, что им нужно, а что не нужно, что им на пользу, а что во вред, – всякий раз, когда мы попадаем в плен этого заблуждения, давайте чуток напряжем память и вспомним себя в их возрасте. Да, у нас не было гаджетов и множества других соблазнов новой эпохи, но разве мы не портили нервы родителям и учителям, разве мы не дрались со сверстниками, не обижали слабых, не выслуживались перед сильными? Увы, увы, увы…

Именно поэтому я особенно люблю стихотворение Александра Галича, где есть такие слова: «Не бойтесь хвалы, не бойтесь хулы, не бойтесь мора и глада, а бойтесь единственно только того, кто скажет: «Я знаю, как надо!»

Михаил Скляр

Фото gorodvo.ru