Наш дорогой вуз

Число бюджетных мест в вузах стремительно сокращается каждый год. Власти и руководители школ бьют тревогу: с эдакими темпами провала через 5-10 лет образование постигнет та же участь, что и медицину. Кадровый голод в здравоохранении вынудил местные власти принимать долговременную затратную программу, которая только-только начала приносить результаты.

Преподаватели и отдельные профессора ВоГУ считают, что сегодня вузовское образование достигло дна и падать больше некуда. Они бьют тревогу и открыто говорят: за последние 5-10 лет система подготовки кадров для школ едва не погибла. Еще шаг – и она улетит в пропасть. Остальные осторожно помалкивают. Они видят, как пустеют кафедры: от прежних 20 преподавателей на каждой едва ли осталось по 10 человек, и почти никто из них не занят на полную ставку. Не прикусишь язык – запросто вылетишь на улицу, особенно если тебе за 50.

В апреле прошлого года Вологду потрясла история 69-летнего преподавателя бывшего политеха. Узнав о том, что с ним не заключили очередной контракт, мужчина выбросился из окна многоэтажки. Потеряв работу, такие люди не видят смысла дальнейшей жизни. Как видим, все очень серьезно. Попробуем исследовать вопрос на примере нашего ВоГУ. Только что он прошел аттестацию, которая проходила довольно тяжело в течение целого года.

***

Я поступила на филологический факультет тогдашнего Вологодского пединститута в 1980 году. Плановый набор будущих учителей русского языка и литературы был тогда почти всегда стандартным – три группы по 25 человек, поток 75 студентов. До диплома дошли человек 60, это терпимо. Школ в нашем регионе было раза в два больше, чем сегодня. Спустя 30 лет с окончания вуза мы встретились, и наши преподаватели (а они почти все в 2014 году еще работали) спросили: «А кто из вас всю жизнь отработал в школе?» Встали 15 человек. С бесконечным уважением все смотрели на бывших однокурсниц: на такие подвиги мы оказались неспособны. Кто-то «задержался в школе» на 10-15 лет. Но, подчиняясь системе государственного распределения, мы все как минимум отработали в школах три года. Рассмотрим ситуацию сегодня, спустя двадцать лет с начала реформ в сфере образования.

Кадровый голод

Каждое утро директор школы № 11 Вологды Наталья Асеева встает с головной болью: «Где взять учителей?» Их в школе не хватает около десятка.

– Сейчас остаются нераспределенными 30 часов физики, 25 – литературы, нужен учитель русского языка, начальных классов – более 32 часов, – сообщила она корреспонденту «Нашей Вологды». – Постоянно подаю заявки в Управление образования, но там и без этого знают проблему – наша школа не единственная в таком положении.

А недавно одна учительница начальных классов ушла в декрет, еще двое – уволились. Срочно нужны учителя на два класса. Наталья Асеева категорически против практики, когда годами педагоги начальной школы работают в две смены – к примеру, на первой смене первый класс, на второй – третий. Тут уж о качестве образования говорить не приходится.

Кстати, именно в одиннадцатой школе работает самый старый на сегодня педагог – 77-летний учитель физики Нина Федоровна Докшина.

Таблица вакансий в школах на конец мая 2019 года, на сайте Управления образования Вологды, показывает всю картину неблагополучия кадровой ситуации в нынешней общеобразовательной школе. Основная нехватка учителей физики, музыки, математики, иностранного языка.

К примеру, в школу №21 нужны трудовик, учителя информатики, иностранного, математики, всего четыре вакансии. В школе «Созвучие» вакансий пять: требуются учителя труда, физкультуры, математики, информатики. В школе №20 не хватает музыканта и учителя иностранного языка. В 26-й пока «бесхозны» 30 часов в неделю английского, 28 – математики.

Появятся ли все эти люди в школах 1 сентября? Большой вопрос.

Роман Рюмин, директор Вологодского технического колледжа: Если с кадрами общеобразовательных дисциплин в нашем учебном заведении пока терпимо, то мне страшно представить, что будет, если вдруг все преподаватели специальных дисциплин решат уволиться. Более половины этих людей – стажисты старше 50-60 лет, и сейчас таких спецов днем с огнем не сыщешь. А ведь в СССР для профессиональных училищ готовили кадры и в нашем политехе, и в техникуме имени Зверева. И такое положение наблюдается во всех колледжах и техникумах.

На дне?

Под руководством нынешнего директора института истории и филологии (теперь так называется то, что более привычно раньше звалось факультетами) Василия Саблина три кафедры – русского языка и литературы (к ней же примыкает подготовка будущих журналистов), истории и иностранных языков. Доктор наук, профессор Василий Анатольевич в вузе всю жизнь – начиная с истфака, который он закончил сорок лет назад.

Саблин уповает на новые инициативы областной власти: курс на целевое обучение, который был декларирован недавно. Только так, по его мнению, возможно спасти стремительно хиреющее высшее образование в регионе. Однако пока ни один целевик места в вузе не получил.

– Сегодня, наоборот, идет сокращение – и контрольных цифр приема, и, соответственно, преподавателей, – рассказал «Нашей Вологде» Саблин. – К примеру, вместо 20 человек на наших кафедрах осталось по 8-10 преподавателей, и почти никто из них не занят на полную ставку. Мы вынуждены руководствоваться цифрами набора, которые спускает нам государство. Ситуация патовая. Мы достигли такого дна, где еще не бывали. И дальше – только уничтожение системы вузовского образования. Сегодня на первом курсе, к примеру, историков – 20, филологов – 23, журналистов набрали 10 (не факт, что все доучатся). Платных не наберем – людям дорого. На иностранном языке – 20, включая 10 платников. История с правом – 34 человека (из них 10 платных). На будущий учебный год журналистов вообще не набираем. Правда, на 2020-й выделено аж 15 мест на журналистику.

Однако Саблин выразил слабую надежду – ситуация начинает чуть-чуть выправляться. Подрастают цифры приема. Ну а куда еще дальше их снижать?

Такого же мнения преподаватель кафедры русского языка Татьяна Овсянникова. Татьяна Галактионовна также воспитанница этого вуза и 15 лет была деканом филологического факуль­тета:

– В последние пять лет цифры приема неуклонно падали. Об этом надо беспокоиться всем. Вспомните, когда обрушились в 90-е детсады. Создавалось ощущение, что о будущем не задумывались, что власти решили, что дети больше не родятся. Прошло 15-20 лет, и все поняли, что система дошкольного образования на коленях. Сады стали строить, но как медленно разворачивается навстречу людям государственная машина! А ведь если в садах есть сегодня дети 6-7 лет, завтра они придут в школы. А готовы ли школы принять их? Учителя сегодня уходят из школ – по разным причинам, и заменить их некем. К примеру, так случилось в школе

№ 8 два года назад: посреди учебного года уволились сразу две наши выпускницы после полугода работы – была почти катастрофа. Найти в середине учебного года подготовленных специалистов почти невозможно. Что делать? Создавать условия для молодых специалистов, «заманивать» их на работу, обещать им преференции.

Общее количество бюджетных мест в российских вузах: 2018 г. - 597 616, 2019 г. - 518 398.

Есть надежда

А что же руководство? Исполняющий обязанности ректора Вячеслав Приятелев видит все эти проблемы. Но сегодня он может вздохнуть свободно: Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки

(Рособрнадзор) опубликовала приказ, согласно которому Вологодский государственный университет считается прошедшим государственную аккредитацию на шесть лет. В этот период Вологодский гос­университет будет проводить подготовку студентов по 55 направлениям.

– Это наша общая победа и это наше общее достижение, которое дает нам основание и задел для дальнейшего развития ВоГУ как крупнейшего вуза Вологодской области, – заявил руководитель вуза.

На вопрос корреспондента «Нашей Вологды» о динамике цифр приема Вячеслав Викторович ответил:

– Статистика приема на педагогическом направлении на самом деле долгие годы падала. К примеру, в 2017 году нам дали план – 1212 человек. В 2018 г. – 1167. Но в этом году прием вырос и составил 1197 абитуриентов. В 2020 году ожидается еще скачок роста, мы наберем 1274 человека. Впервые за пять лет нам выделили 18 мест в аспирантурах на всех направлениях.

Количество зачисленных студентов на филологический факультет ВоГУ:
2005 год – 126 человек,
2006 год – 112 человек,
2007 год – 114 человек,
2008 год – 79 человек,
2009 год – 61 человек,
2010 год – 77 человек,
2011 год – 43 человека,
2012 год – 53 человека,
2013 год – 37 человек,
2014 год – 73 человека,
2015 год – 45 человек,
2016 год – 66 человек,
2017 год – 60 человек,
2018 год – 53 человека.

Россия

А что в российских вузах? Полным ходом идет приемная кампания. Родители абитуриентов жалуются, что платное обучение дорого, а другого варианта часто не остается – бюджет светит немногим. Что происходит с бюджетными местами в российских вузах?

По словам руководителя столичного Института развития образования Ирины Абанкиной, существующий федеральный стандарт (на 10 тысяч юношей и девушек – 800 бюджетных мест) выполняется. Но недавних школьников больше, чем бесплатных мест, в два раза. Кроме того, количество бюджетных мест в каждом вузе зависит от его места в рейтинге: чем выше, тем на большее финансирование вуз может рассчитывать.

Однако многие преподаватели вузов не видят в таком распределении хоть какой-нибудь системы.

– Никто точно не знает, сколько потребуется через 5-6 лет педагогов, а сколько медиков, – говорит руководитель Всероссийского фонда образования и противник ЕГЭ Сергей Комков. – Раньше этим вопросом занимался Госплан, сегодня такой структуры не существует. Бюджетные места, а стало быть, и государственное финансирование, выделяются вузам навскидку и часто исходя из того, какие отношения сложились между их руководством и Минобр­науки. Если у ректора хорошие отношения с чиновниками из министерства, значит, он может выбить больше мест.

Почем гранит науки?

Плата за один курс обучения

  • МГИМО, факультет международных отношений – 530 000 рублей.
  • МГУ, экономический факультет, менеджмент – 380 000 рублей.
  • МГАХИ (Московский государственный академический художественный институт), архитектура – 266 000 рублей.
  • СПбГУ, организация туристской деятельности – 227 000 рублей.
  • Томский государственный университет, прикладная информатика – 125 000 рублей.
  • Нижегородский государственный лингвистический университет, переводческий факультет – 115 000 рублей.
  • Хабаровский государственный университет экономики и права, юриспруденция – 112 000 рублей.
  • Владимирский государственный университет, реклама и связи с общественностью – 104 000 рублей.
  • Брянский государственный университет, экология и природопользование – 81 000 рублей.
  • Шуйский филиал Ивановского госуниверситета, факультет педагогики и психологии – 79 000 рублей.

Ирина Полетаева

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть