Мигранты: свежая кровь?

Совсем недавно из Вологодской области за границу Российской Федерации принудительно выдворили шесть жителей Китая. Все они трудились на одном из предприятий в Вологде без разрешения на работу. Это далеко не первый случай, когда мигрантов приходится выпроваживать домой. С начала года Вологодский областной суд принял около 200 решений о выдворении. И, тем не менее, иностранных граждан сейчас часто встречаешь на улицах города: по данным УМВД, постоянно, на законных основаниях, в Вологодской области проживает 12 000 мигрантов.

Родина – СССР

Баходиржона Кадирова новые знакомые в Вологде зовут просто – Борис. В родном Узбекистане с работой трудно, а у мужчины семья: четверо детей. Сначала работал в Москве электриком. Трудолюбие и хорошие навыки оценило руководство. На Вологодчину Бориса-Баходиржона перевели с повышением.

Если перечислять специальности, которыми он владеет, наберется список из двух десятков пунктов. Дом построить в одиночку – да, вполне реальная задача. Скоро он получит гражданство по областной программе переселения «Соотечественники» и обязательно воплотит все свои планы. Причем характер настолько пробивной, подход грамотный, а трудолюбие так неугасимо, что Борис готов дать фору урожденным местным.

– У меня желание завести свое сельскохозяйственное предприятие. Начать с нуля и сделать все самому, – говорит Баходиржон Кадиров.

Те, кто его знает, не сомневаются: задуманное он выполнит. Но это благополучный пример, а сколько их таких, неблагополучных!

Охота к перемене мест

Каждый год из-за рубежа на Вологодчину въезжает от 23 до 24 тысяч человек. Этот поток практически не меняется на протяжении последних пяти лет. А постоянно на территории области находится примерно 12 000 иностранцев. В основном к нам едут граждане Узбекистана, Украины, Таджикистана, Белоруссии, Армении и прочих бывших республик СССР. И далеко не все они приезжают с мыслью поселиться здесь навсегда.

– Временные мигранты, как правило, приезжают на сезонные работы. В основном летом. Каждый год, с июня по август, происходит всплеск запросов на въезд. Мигранты оформляют разрешительный патент на трудовую деятельность. С начала 2019 года в области оформлено 1,5 тысячи патентов. Это на 60% больше, чем в прошлом году, – поясняет заместитель начальника Управления по вопросам миграции Ирина Шевчук.

Заграница не поможет. Этой весной в Вологде на улице Воркутинской поздно вечером наряд ППС заметил странного пешехода. Мужчина нетрезвой походкой шел прямо по проезжей части. Ситуация была опасной, и полицейские остановили выпивоху и, конечно, проверили документы. И здесь правоохранителей ждал сюрприз: пешеход находился в федеральном розыске от Республики Беларусь. Выяснилось, что так далеко белорус уехал, пытаясь скрыться от алиментов. Должник был отправлен на родину.

Но не все приезжие считают нужным выполнять требования миграционного законодательства. С начала года Управлением по вопросам миграции выявлено свыше 1800 нарушений. 200 человек были депортированы.

Самое частое нарушение – отсутствие разрешения на работу: как правило, этим пользуются недобросовестные работодатели: зарплата таким сотрудникам платится неофициально, а значит, и налоги отчислять не надо. К тому же рабочий, у которого не все документы в порядке, будет более послушным и сговорчивым. Но тут надо помнить, что за такой проступок накажут и организацию тоже, как принимающую сторону. С начала года в области к ответственности по этому пункту было привлечено больше сотни работодателей.

Нехорошая квартира

Чтобы все было по правилам, иностранцу необходимо зарегистрироваться по адресу, где он собирается проживать, чтобы получить все остальные документы и разрешения. И вот эту графу некоторые вологжане используют как «золотую жилу», фиктивно прописывая в своих квартирах порой десятки мигрантов. Никто из них там жить никогда не будет, но хозяин получит свою плату за регистрацию.

– Такие «резиновые» квартиры нам известны. Их сейчас порядка 80 в области. И все они под контролем. В этом году по подобным махинациям возбуждено 50 уголовных дел. Надо добавить, что количество таких квартир за последнее время снизилось, – поясняет начальник Управления по вопросам миграции Ольга Южакова.

Причем нарушением будет являться, даже когда в квартире прописан всего один иностранец: если в реальности он не собирается там проживать, регистрация все равно считается фиктивной.

Пожалуйте на выход

Иностранному гражданину, нарушившему закон, могут предложить самостоятельно покинуть пределы страны в указанный срок. Но выдворение может быть и принудительным. В этом случае мигрантов сначала привозят в центр временной изоляции иностранных граждан. Это не тюремное заведение. Условия скорее гостиничные. Работать постояльцев здесь никто не заставляет, да и по закону это не положено. Иностранцы здесь могут скрашивать досуг чтением, просмотром ТВ. Могут свободно перемещаться по внутренней территории центра, но вот выйти наружу самовольно им не позволят.

– Здесь иностранные граждане примерно находятся две недели: пока идет процесс. Некоторые ведь пытаются обжаловать решение о выдворении. Ну а после вступления его в силу в сопровождении судебных приставов доставляются в аэропорт Москвы, – рассказывает начальник центра временной изоляции иностранных граждан Эдуард Мельников.

Депортированным иностранцам будет запрещен въезд в страну сроком на пять лет, а то и больше. Правда, за недешевый перелет заплатит наше государство.

Гранит науки

Еще одна категория «временных» – путешественники, гости и студенты. Так, в Вологодском государственном университете в 2018 году за парты в аудиториях сели 90 иностранных студентов. Это граждане Таджикистана, Узбекистана, Украины, Вьетнама и других стран. Есть и такие экзотические страны, как Республика Экваториальная Гвинея и Афганистан.

– Всех дольше не мог привыкнуть к местному климату. У меня на родине температура воздуха стабильная – примерно 28 градусов выше нуля, а тут она меняется, и часто бывает холодно. Но меня это не расстраивает. Я здесь привык и нашел много друзей из разных институтов ВоГУ, – рассказывает Пантелеон Айото Нзанг, житель Экваториальной Гвинеи.

Россия будет платить пенсии иностранцам. Такое соглашение планируется подписать между участниками Евразийского экономического союза. Речь в документе идет о трудовых мигрантах из стран ЕАЭС: Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии. Причем государство, в котором мигрант работал и делал отчисления в Пенсионный фонд, будет выплачивать ему пенсию и по его возвращении на родину, то есть пенсия будет «следовать» за пенсионером.

Новая кровь

Мигранты – это еще и новая кровь страны. Часть из них принимают гражданство и становятся полноправными гражданами. Но перед этим они должны выполнить еще одно из требований законодательства, причем это многие делают с удовольствием: все претенденты на гражданство приносят присягу.

Эта церемония всегда проходит в торжественной обстановке в присутствии полицейского руководства. Наши будущие соотечественники обещают соблюдать верность новой родине, выполнять законы, нести обязанности, уважать традиции и культуру.

Обратная сторона

– Самый незащищенный народ – мигранты. Если что-то случилось, к кому они пойдут? Только к нам, – переживает председатель таджикской культурной автономии Авзалшо Дороншоев. – Пока работают, они нужны работодателям. А как заболел – выкинули на улицу и все. Никто о мигранте, если он не может больше работать, не будет заботиться. Только мы помогаем. Ищем деньги, чтобы отправить на родину. Помогаем в лечении. Бывало даже гробы отправляли на родину. Потому что, кроме нас, хоронить некому.

Авзалшо Мулкамонович поясняет: сейчас в Вологде мигрантов, в том числе и таджиков, стало намного меньше. Законодательство в этом плане очень сложное. Выполнить все требования не так-то легко. И те, кого депортируют за нарушения на родину, уже не стремятся обратно. Приток рабочей силы все чаще устремляется в другое русло – Южную Корею. Там проще зацепиться, да и зарплата выше.

Тех же, кто хочет остаться в Вологде, диаспора старается поддержать по мере сил. В первую очередь помогают с изучением языка – это одно из главных требований к иностранцам, желающим задержаться в России. Ищут работу, жилье, обеспечивают юридическую помощь

– Стоит таджик, с женой, с ребенком, не бузит, алкоголь не распивает, все равно к нему подойдут и проверят документы. И выросший в Вологде ребенок смотрит на все это и спрашивает: папа, ты что, не русский? – усмехается Авзалшо.

Но, тем не менее, русских таджики считают очень близким для себя народом.

– Так как нас русские понимают, ни в одном государстве нас не понимают. Это самый родной для нас народ. Мы вместе выросли. Мы вместе войну выиграли. Старики, которые жили в Советском Союзе, они всегда с теплотой вспоминают те периоды жизни, которые у них прошли в России, – делится Авзалшо Дороншоев.

Татьяна Рыжкова

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть