У нас, как в Париже, только дома пониже

Взглянуть на Вологду глазами коренного парижанина – такую возможность представляет своим читателям «Наша Вологда». Выпускник парижской Сорбонны Поль Луаретт, с марта этого года живущий в нашем городе и преподающий французский язык студентам ВоГУ, рассказал, где в Вологде можно найти уголок Парижа, почему французы не едят салат оливье и какой подарок можно привезти из Вологды французским друзьям.

Полиглот из Парижа

38-летний экстравагантный француз, коренной парижанин, вот уже четыре месяца живет в Вологде и преподает французский язык студентам Вологодского госуниверситета.

Поль из тех, кому в советское время точно бы приклеили ярлык космополита. В путешествиях по миру он живет и работает. Так, до Вологды он успел пожить в Австрии, Германии, Италии, Китае, Индии, США. Квартировал в Москве и Санкт-Петербурге.

– В Европе мы все немножечко космополиты, это нормально – путешествовать. Интернет всегда под рукой, я будто недалеко от Парижа, – улыбается Поль.

Он говорит на английском, немецком, итальянском, испанском. И в Вологду Поль, по его словам, приехал в том числе и за тем, чтобы совершенствоваться в русском, овладеть которым в полной мере ему не удалось, будучи в российских столицах.

– В Москве я говорил по-французски или по-английски – и поэтому я специально выбрал маленький город, чтобы научиться по-настоящему говорить по-русски.

И за четыре месяца в Вологде он показал большие успехи. Интервью «Нашей Вологде» Луаретт дает по-русски, слегка путаясь в грамматических формах, и только просит задавать вопросы помедленнее, чтобы понять смысл.

Французский первопроходец

В Вологодском государственном университете Поль работает на инязе преподавателем кафедры французского и немецкого языков. Это первый преподаватель-француз в ВоГУ. Три десятилетия в университете работали американцы, уже пятый год преподает испанец. Настоящего француза здесь только мечтали заполучить. Даже обращались во французское консульство с просьбой подыскать кандидатуру, но французов, желающих отправиться преподавать в Вологду, почему-то не находилось.

Тогда решили разместить объявление на интернет-сайте, занимающемся продвижением французского языка, и через два дня по скайпу состоялся разговор с Полем Луареттом.

– Сначала было много писем от франкоговорящих претендентов из других стран, – рассказывает руководитель лингвистического центра ВоГУ Диана Елизбарашвили. – Но когда мне написал истинный француз, да еще с образованием парижской Сорбонны, я уже ни минуты не сомневалась, что нам нужен только Поль.

Это было в конце января, а уже в марте Поль приехал в Вологду. В ВоГУ француза ждал приятный сюрприз – студенты иняза, как оказалось, хорошо знают язык его родины.

– На занятиях мы с ними много говорим о самых разных вещах. Обсуждаем политику, события, происходящие во Франции, – рассказывает Поль.

Кофейня, библиотека и театр

За четыре месяца в Вологде Поль успел ознакомиться с местными достопримечательностями (само слово «достопримечательности» ему никак не дается: слишком длинное) – очень понравился наш Софийский собор и Вологодский кремль.

Побывал француз и в намоленных вологодских монастырях – Кирилло-Белозерском и Ферапонтовом, которые тоже произвели на него большое впечатление.

Вообще, Поль любит искусство во всех его проявлениях: побывал в «Музее для кружева» (дословно); на фабрике «Снежинка» восхищался искусством местных кружевниц; стал постоянным слушателем Вологодской филармонии и несколько раз сходил в областной драматический и камерный театры. Гордится, что чуть-чуть понимал, о чем говорят артисты.

На вопрос, не скучает ли он по Парижу, Поль отвечает, что нет. О Париже в Вологде ему напоминают местные кофейни – в них он начинает почти каждое свое утро.

– В Вологде много красивых кофеен – я люблю там читать и работать. Каждый день я начинаю с чашки эспрессо. Пытаюсь и в Вологде вести парижский (в произношении Поля – «парижанский». – Прим. авт.) образ жизни.

Но первое, что он сделал, приехав в Вологду, – сам, без посторонней помощи записался в областную библиотеку, став впоследствии ее завсегдатаем.

Вообще, Поль предпочитает живое общение виртуальному, а натуральные книги – электронным. Кофейня – библиотека – университет: таким маршрутом движется Луаретт каждое вологодское утро.

Живет он в профилактории ВоГУ на Щетинина – для приезжих преподавателей. Там есть отдельные комнаты со всеми удобствами и большой кухней – все оборудовано и комфортно. На работу в университет ездит на общественном транспорте – уверяет, что доезжает очень быстро даже в час пик (видимо, сравнивает вологодские расстояния с парижскими), а в хорошую погоду ходит из центра пешком. Мол, всего 40 минут – очень быстро!

Лягушки и домашний майонез

Не могли мы не спросить у француза, какие стереотипы о России были им подтверждены или опровергнуты здесь, в Вологде.

– Первый стереотип, о котором я знал, это алкоголь, русская водка. Но он не подтвердился: я познакомился здесь со многими людьми, которые совсем не пьют. Ну, если только чуть-чуть пива.

Медведей на улицах Поль тоже не обнаружил. А вот мнение о жутком российском морозе и снеге вполне оправдалось: приехав в марте, Поль застал все прелести вологодской зимы.

Стереотип о красоте русских женщин Поль деликатно не комментирует. Говорит, что русские девушки похожи на француженок. Может быть, из чувства патриотизма он просто не хочет обижать соплеменниц. Кстати, Поль пока не женат. Рассказывает, что в Европе не модно жениться рано:

– Все мои друзья женились после 40 лет – мы во Франции сначала думаем о карьере и только потом о семье. Когда я узнал, что две мои вологодские студентки уже замужем, то очень удивился: как, в 20 лет?!

Толерантен Поль и к местной кухне. На вопрос, не скучает ли по лягушкам (в ответ на его стереотипы мы включили наши), он с улыбкой отвечает, что свинина не хуже.

По вкусу французу пришлись наши пельмени и красная икра, пироги и вологодское масло. А вот борщ, оливье и селедка под шубой оставили его равнодушным. Борщ – потому что Поль в принципе не ест супы, а салаты – из-за обилия майонеза.

– Мы кушаем только домашний майонез, не покупной, – говорит Поль и уверяет, что сделать домашний майонез проще простого. – Берем яйцо – только желтую его часть (русского слова «желток» Поль не знал, но после нашей подсказки сразу запоминает. – Прим. авт.) и подсолнечное масло. Чуть-чуть соли и перца – и все. Если вы очень сильный, можно взбить руками, но лучше взять миксер (слово «миксер» также пока не знает, поэтому изображает «бзззз». – Прим. авт.). Две минуты! Это очень просто. И вкусно, и дешево. Почему вы покупаете майонез в супермаркете?

Настоящая Россия

Пока у Поля с университетом заключен договор на весь следующий учебный год. На вопрос, что он повезет в подарок французским друзьям, когда придет пора уезжать, Поль, поразмыслив, говорит: иван-чай. А еще – открытки с видами Вологды, которые и сейчас посылает своей семье.

– Это так мило – получить открытку из Вологды, – считает Поль. Он хотел бы побаловать знакомых и вологодским маслом, но справедливо опасается, что не довезет.

Мы спросили у Поля о том, хотел бы он насовсем остаться жить здесь, на что получили честный ответ:

– Видите ли, я из Парижа, и для меня Вологда – чуть-чуть маленький город. Я специально поехал работать именно сюда, потому что после Москвы и Санкт-Петербурга хотел узнать, как живет другая Россия, настоящая Россия. У вас мне очень нравится. Но все-таки потом мне надо будет вернуться в большой город – я уже соскучился по метро.

Остается надежда, что в далеком будущем, когда коренной парижанин, побывавший в самых разных странах мира, выйдет на пенсию и станет писать мемуары, Вологда займет там свое достойное место. Где-то между Венецией и Амстердамом.

Петр Знаменский

Фото автора

Поделиться
Отправить
Класснуть