«Том Сойер Фест» и крыса на веревочке

Государство целеустремленно перекладывает свои собственные обязанности на плечи волонтеров.

Поклонники замечательного американского писателя Марка Твена наверняка помнят уморительный эпизод из его романа «Том Сойер». Шкодливый подросток из глухой провинции наказан за одну из своих бесчисленных проделок: его заставили покрасить забор. Друзья Тома потешаются над ним, но предприимчивый мальчуган находит прекрасный выход из положения. Он умело внушает юным лоботрясам, что покраска забора – это нечто вроде поощрения. Доверчивые ребята просят, чтобы он дал и им покрасить, но Том уже не согласен уступить эту высокую честь задарма. Он «продает» свое постылое занятие за всякие мальчишечьи сокровища вроде недоеденного яблока, поломанной губной гармошки и дохлой крысы, привязанной на веревочку.

Никакими другими трудовыми подвигами главный герой романа не отличился, посему несложно сделать вывод, что общественное движение «Том Сойер Фест», нацеленное на восстановление объектов исторического наследия, получило свое название именно в честь этой мелкой аферы. А ведь не зря сказано: как корабль назовешь, так он и поплывет…

Впрочем, давайте посмотрим на ситуацию с разных сторон. Само по себе бескорыстное стремление граждан участвовать в работе по сохранению исторической среды не может вызвать никаких отрицательных эмоций. Неудивительно, что с 2015 года, когда первый «фест» (сленговое сокращение от слова «фестиваль») был организован энтузиастами города Самары, движение прокатилось буквально по всей стране – от заполярного Лабытнанги до забайкальской Читы. Не стала исключением и Вологда: в прошлом году волонтеры работали на объекте, известном среди местных градозащитников как «дом Бутыриной» (ул. Благовещенская, 22), а в нынешнем году список пополнил «дом Алаева» (пр. Победы, 32).

Проблема в другом. Общественное движение, используя выражение Максима Горького, – «это прекрасно, это звучит гордо!». Но разве могут энтузиасты заменить квалифицированных специалистов-реставраторов, которые должны работать над восстановлением старинных архитектурных сооружений?

Нет, не могут. Да, собственно, и не пытаются. Вот как описывала прошлогодний «Том Сойер Фест» газета «Премьер»: «Бригады (волонтеров, работающих в «Доме Бутыриной». – Прим. ред.) не только красили, но и пели, проводили семинары и творческие встречи, устраивали чаепития и строили планы на будущее». И далее: «Мы будем готовить, бегать на рынок за виноградом, играть на гитарах, смотреть диафильмы…»

Не знаю, как вам, а мне вся эта тусовочная атмосфера мало напоминает серьезную работу. Ребята общаются, приятно проводят время, между делом ошкуривая и подкрашивая старые стены, но при чем здесь восстановление исторического наследия?

Удивляюсь, похоже, не только я. И предметом удивления становятся не только вологодские объекты «Том Сойер Феста». Известный татарстанский публицист, лидер общественного партнерства «Город без границ» Искандер Ясавеев в подобном же стиле оценивает качество проводимых работ в негласной столице движения – Казани. Здесь в прошлом году волонтеры «Том Сойер Феста» работали сразу на семи исторических объектах.

– «Фест», в сущности, заменил собой градозащитное движение, но эта замена не является адекватной, – считает Ясавеев. – С каждым новым сезоном («Том Сойер Феста». – Прим. ред.) возникает все больше вопросов. Почему чаще всего работы ограничиваются только фасадами и фронтальными боковыми стенами домов? Почему в числе избранных только дома «первой линии», которые хорошо видны с оживленных улиц, но совсем нет зданий, расположенных внутри кварталов, даже если они по своей исторической ценности гораздо выше? Не способствует ли этот фестиваль переводу проблемы из сферы градозащиты в сферу пропаганды отдельных личностей, стремящихся использовать благородную цель в интересах своей политической или административной карьеры?

Точнее не скажешь. И в этом смысле наша областная столица вряд ли сильно отличается от столицы Татарстана. Во всяком случае, вышеупомянутые вологодские дома по ул. Благовещенской, 22, и пр. Победы, 32, тоже находятся на «первой линии» бойких городских магистралей. И их приведение в пристойный вид, которое осуществляется «вприкуску» с чаепитием, пением под гитару и просмотром диафильмов, едва ли отличается фундаментальным содержанием: тут больше шума, чем дела.

И все же к самим волонтерам претензий нет. Не сомневаюсь, что речь идет о честных и порядочных людях, которые искренне любят свой город и столь же искренне стремятся, чтобы он выглядел лучше. Да, они не профессиональные реставраторы, но они по-своему привлекают внимание общественности к проблеме гибнущих памятников истории и архитектуры.

Куда более двусмысленную позицию занимают представители власти, ответственные за этот участок работы. Чем-то они мне напоминают Тома Сойера, который уступил своим простодушным сверстникам право красить его забор, получив взамен целую кучу подарков.

И пусть презентованные Тому вещицы были весьма неказисты (одна дохлая крыса на веревочке чего стоит) – суть не в этом. Понятно, что сравнение современного российского управленца с мальчишкой из штата Миссури, жившим без малого двести лет назад, будет страдать условностью. Но уж очень похожа тактика паразитирования на чужом труде! Ведь Том Сойер не просто заставил юных олухов работать вместо себя – он выдал результаты их работы за свои собственные, получив в награду от строгой тетушки Полли сверхурочную прогулку. Таким же образом какое-нибудь должностное лицо из городской администрации внесет в свой квартальный отчет информацию о том, что оно (лицо) организовало группу волонтеров на выполнение ремонтно-восстановительных работ по адресу имярек, выдав им кисти и краски. Разница в том, что вместо огрызка яблока, дохлой крысы и прочей дряни нынешний продолжатель дела Тома Сойера получит жалованье, которого хватит не на одно яблоко, а на целую тонну, если не на две.

Между тем польза от всего этого дела, даже если она и есть, вполне сопоставима с вредом. Дело в том, что для реальной реставрации нужен проект, созданный профессионалами и надлежащим образом согласованный на уровне регионального управления охраны памятников. После того, как проект согласован, нужна лицензированная фирма, способная провести работы таким образом, чтобы исключить любой ущерб объекту. Когда и эта задача решена, надо наладить поэтапный контроль за работой и определить срок ее окончательного завершения. И если хотя бы одно из всех названных условий не соблюдено, мы имеем дело не с реальной работой по восстановлению исторического наследия, а с «симуляцией» подобной работы.

«Подшпаклевать или подкрасить – это еще не спасение (для исторического сооружения. – Прим. ред.), – пишет еще один оппонент движения «Том Сойер Фест», политолог Дмитрий Лобойко. – Это все равно что открытый перелом конечности густо замазать гримом и врача не вызывать. Марафет наведешь, но болеть-то один черт не перестанет!»

Михаил Скляр

Фото yandex.ru

Поделиться
Отправить
Класснуть

Другие новости

Общество
​Вологодская область может занять второе место в конкурсе National Geographic
Культура
​Череповецкий режиссер приглашает на «Последний рывок»
Отдохни
​Мексиканский соус Гуакамоле
Спорт
​Кубки вологодского веломарафона уехали в Иваново и Санкт-Петербург
Общество
​Отопительный сезон начнется завтра в Вологде
Культура
​Минкультуры советует школьникам слушать «Нирвану» и смотреть «9 роту»
Отдохни
Праздник дня 16 сентября
Общество
​На Вологодчине выбрали лучшие подворья
Общество
​Вологодский городской отдел СК РФ ждет граждан на личный прием
Спорт
​600 вологжан приняли участие в Первенстве Вологды по спортивному ориентированию
Блогосфера
Олег Кувшинников: "Решение властей Чехии о переносе памятника маршала Конева - циничное"
Общество
​Вологодскому продавцу грозит штраф за продажу пиратских дисков Трофима