Юрий Подгаецкий: властелин судьбы 

Этот человек пришел в профессию журналиста, когда ему было уже под 50 лет. Пришел неожиданно для близких и для самого себя, пройдя до этого такой богатый жизненный путь, что всего и не расскажешь. От воспитателя в детском доме до слесаря на железной дороге – все испытал…

– Ничего особенного в моей судьбе нет, – считает скромный Подгаецкий. – Обычная биография советского человека: школа, армия, училище, вуз. Родился в узбекском городе Коканде, в будущем году отмечу 60 лет. Родители были педагогами: мама – учителем русского языка в национальной узбекской школе, папа – учителем скрипичного мастерства в музыкальной школе. Мы с сестрой Ириной росли в интеллигентной педагогической семье, где все говорили на правильном русском языке. Спасибо родителям.

– В те годы не было принято говорить о национальных проблемах. Солнечный Узбекистан нам преподносили политкорректно, как столицу хлопка, фруктов и плова. И лишь после распада СССР мы узнали другую сторону жизни в этих краях: повальную коррупцию, нищету, не­приязнь к иноверцам.

– Для меня Узбекистан остался в памяти преимущественно добрыми воспоминаниями. Мы жили в центре Коканда в многонациональном квартале. И во дворе, и в классе, где я учился, были представители самых разных народов – узбеки, русские, татары, евреи, греки, армяне. И мы никогда не делили друг друга по национальному признаку. Все жили как одна семья. И учителя в нашей школе были прекрасные. Они привили мне любовь к русскому языку, литературе, географии, истории. Всему, без чего немыслима профессия журналиста. Но до этого было еще очень, очень долго…

– А потом наступил 1992 год, и Советский Союз развалился на части…

– До этого я успел закончить в Коканде ПТУ и получил диплом помощника машиниста тепловоза. Но так сложилось, что места на тепловозе мне не нашлось, и полтора года до армии я работал слесарем. Работа тяжелая, ночные смены, по уши в грязи и мазуте, невыносимая жара в дизельном помещении, особенно летом, когда даже на улице под сорок градусов жары. Потом была срочная служба в армии, попал в железнодорожные войска. Сначала служил в Волгограде и даже принимал присягу на знаменитом Мамаевом кургане, а потом перевели на Вологодчину, в Рыбкино. Здесь и дослуживал.

– Как вам показался наш край после знойного юга?

– Очень понравились люди – открытые, отзывчивые. Особая атмосфера, архитектура поразили сразу – на юге почти нет деревянных строений. Но к холоду привыкнуть до сих пор не могу. Даже сейчас, летом, сижу за письменным столом в утепленной куртке.

– Долгие годы вы проработали в Вологдагорводоканале. И вдруг стали журналистом. Что за странная метаморфоза?

– Давайте по порядку. После службы я остался в Вологде, женился. И вот краем уха услышал о вакансии в многотиражной газете «На стройке». Редактором тогда был Николай Николаевич Беляев, и он принимал меня на работу с опаской: опыта нет, да еще и не местный. Но все-таки рискнул, спасибо ему за это!

Первое задание было – написать о бригадире строителей по фамилии Малиновский. На всю жизнь я запомнил этот момент: Вологда интенсивно строилась, и бригадир вместе со своими ребятами возводил жилую девятиэтажку на улице Ленинградской. К моему удивлению, у меня сразу получилось найти с этими суровыми людьми общий язык. Так я и стал журналистом.

Вроде все стало налаживаться, но в 1984 году по семейным обстоятельствам мне пришлось вместе с семьей вернуться в Коканд. Семь лет мы там прожили. За это время я закончил педагогический институт, успел поработать в детском доме, учителем русского языка.

– А тут и СССР рухнул, да?

– В конце 80-х ситуация в Узбекистане стала понемногу накаляться. Мы продали свою квартиру-двушку за бесценок и снова уехали в Вологду.

В начале девяностых здесь было непросто. Талонная система на товары и продукты, ни жилья, ни работы. Предприятия закрывались десятками. Газеты-многотиражки тоже закрывались: они стали не нужны. Я нашел работу на Горводоканале. Думал, что временно, но задержался на 14 с половиной лет. Одновременно приходилось подрабатывать продажей книг и открыток, чтобы накопить на квартиру.

Работал коагулянтщиком. Это такой рабочий, занятый очисткой и осветлением водопроводной воды специальным химическим реагентом – коагулянтом. Он похож на желтый кристаллический сахар. Его привозили кусками, даже некрупными глыбами, и в сыпучем виде засыпали в баки. Включали воздуходувки для перемешивания коагулянта с водой, работали дозаторы. В общем, абсолютно нетворческая и малоинтересная, хотя и очень нужная городу работа. Позже я даже газетную статью об этой необычной профессии написал. Но мечту о том, чтобы вернуться в газету, никогда не оставлял.

– И вот весной 2007 года в возрасте 47 лет вы окончательно выбрали свою стезю журналиста. Это был смелый шаг! И газета – уже не многотиражная, а самая настоящая городская, да еще административная!

– «Вологодские новости» были тогда прекрасной газетой, коллектив творческий и работоспособный. Исполняющая обязанности редактора Валентина Токаревских, а потом ее преемница Светлана Ананьева поначалу правили меня нещадно. Честно говоря, я тогда и с компьютером не был знаком. Но всему научился, правда, не сразу.

Больше всего мне нравились знакомства с людьми разных профессий, которые поначалу встречали меня неодобрительно, не понимали, зачем про них писать. Но потом, когда материал выходил, многие были довольны! Потихоньку я стал писать на экологические, коммунальные темы. Работа подарила мне встречи с массой уникальных людей: к примеру, учитель биологии третьей школы Виктор Лебедев организовал очень бурную природоохранную работу среди учеников, заражал этим окружающих в микрорайоне Бывалово и даже придумал акцию по учету соловьев в городе! Мы выезжали с коллегами в Великий Устюг, когда историческому парку Булдакова грозила опасность вырубки, и отстояли этот очаг живой природы! Когда видишь плоды своего труда – чувствуешь удовлетворение.

– Я читала ваши материалы в жанре «Журналист меняет профессию». Увлекательно!

– Да, мне пришлось немало поработать в проектах «Журналист меняет профессию» и «На собственной шкуре». На несколько дней перевоплощался в сапожника, дворника, геммолога (специалиста по драгоценным камням), участкового полицейского, помощника водителя мусоровоза, инспектора ГИМС на Онежском озере и даже… помощника доярки! Корова Зорька, которую я вручную доил, успела меня полюбить и на прощание так смачно лизнула мне колено, что мокрые брюки пришлось сушить. А доярка меня просветила, что буренка таким манером признала меня «своим парнем».

Понимаю, что все эти репортерские опыты журналист обычно проходит в начале карьеры, но что же тут поделаешь, если мой старт оказался таким запоздалым. Приходилось нагонять…

– Не скромничайте, Юра! Профессиональных наград вы получили столько, что иному журналисту и в сладком сне не приснится. Во Всероссийском конкурсе МЧС «Созвездие мужества» вы были единственным вологжанином, кому удалось одержать победу на всех этапах. В 2018 году вы стали лауреатом областного конкурса на лучшее освещение вопросов физической культуры, спорта и здорового образа жизни. Победили в номинации «Лучший портретный очерк», заняли второе место в номинации «Лучший репортаж» и третье место в номинации «Событие года». Подобного результата в истории конкурса никто еще не добивался. Можно только позавидовать.

– На самом деле секрет очень прост. Понимаете, я искренне люблю людей, о которых приходится писать. Особенно люблю и уважаю людей труда. Горжусь ими, помню каждого. Ведь после городской газеты я работал в двух областных, а с 2012 года – в газете «Маяк» Вологодского района. Это газета с традициями, в ней всегда трудились люди, глубоко знающие проблемы экономики, сельского хозяйства, жизнь и быт селян. Поэтому самое главное – не бояться взяться за тему, не опускать руки, если что-то не сразу получается, и работать, работать, работать…

– Выходит, что вам опять пришлось «менять профессию». Сельский район – это уже не стройка, не городские проблемы, тут совсем другая специфика, другие темы, командировки по расквашенным сельским дорогам, а иногда и без дорог…

– Все верно. Скучать мне не приходится. Вологодский район – это десять сельских поселений, они все разные, в разных условиях существуют, с разным стандартом благосостояния. Общее в одном – люди везде добрые, открытые, отзывчивые, гостеприимные. С ними интересно общаться, с ними хочется подружиться. Хотя в моем возрасте, говорят, с друзьями чаще расстаются, чем обретают новых…

– Итак, все задуманное исполнилось. Вы известный журналист, уважаемый и авторитетный. Что дальше?

– Планов у меня еще очень много. Научиться бы писать быстрее, чтобы все успеть…

Татьяна Охотникова

Фото автора

Поделиться
Отправить
Класснуть

Другие новости

Общество
​Вологодская область может занять второе место в конкурсе National Geographic
Культура
​Череповецкий режиссер приглашает на «Последний рывок»
Отдохни
​Мексиканский соус Гуакамоле
Спорт
​Кубки вологодского веломарафона уехали в Иваново и Санкт-Петербург
Общество
​Отопительный сезон начнется завтра в Вологде
Культура
​Минкультуры советует школьникам слушать «Нирвану» и смотреть «9 роту»
Отдохни
Праздник дня 16 сентября
Общество
​На Вологодчине выбрали лучшие подворья
Общество
​Вологодский городской отдел СК РФ ждет граждан на личный прием
Спорт
​600 вологжан приняли участие в Первенстве Вологды по спортивному ориентированию
Блогосфера
Олег Кувшинников: "Решение властей Чехии о переносе памятника маршала Конева - циничное"
Общество
​Вологодскому продавцу грозит штраф за продажу пиратских дисков Трофима