Отмаркируют всех: производители лаптей и валенок могут навсегда исчезнуть с рынка

Вологодские ремесленники, занимающиеся кустарным изготовлением обуви, бьют тревогу. Причина - обязательная маркировка обуви, которая начнет действовать с 1 июля 2020 года.

- Маркировка обуви необходима для того, чтобы обеспечить прозрачность обувного рынка для государства и потребителя, повысить уровень собираемости налогов и гарантировать покупателям легальность приобретаемых товаров, - пояснил руководитель Центра поддержки предпринимательства АНО «Мой бизнес» Сергей Шмельков.

С 1 июля вся обувь, которая выпускается в нашей стране, будет регистрироваться в национальной системе цифровой маркировки «Честный знак». Если для крупных обувных производств маркировка – лишь незначительные дополнительные расходы, которые позже отразятся на цене обуви, то для ремесленников, которые плетут лапти, катают валенки или шьют чуни – это равносильно смерти.

- Входной билет в это новшество - 200 000 рублей. Эту сумму необходимо потратить только на оборудование для маркировки, - пояснил вологодский ремесленник Андрей Зимин.Также нужна сертификация на каждый вид продукции. Если, к примеру, я изготавливаю шерстяные бурки для взрослых и детей, то на каждый вид нужен свой сертификат. Один сертификат – в среднем 50 000 рублей. Плюс придется нанимать на работу IT-шника, который будет отдельно заниматься маркировкой. Это еще в районе 25000 рублей в месяц. Итого только в первый год – нужно потратить около 700 000 рублей. Ни одному мелкому производителю такую сумму не потянуть.

Первый тревожный звонок для «кустарей» прозвенел, когда вводили маркировку на шубную продукцию. К производителям шуб тогда отнесли и тех скорняжных мастеровых, которые шили из кусочков овчины безрукавки – душегрейки. В результате они совсем исчезли с рынка. Сейчас очередь добралась до обувщиков.

«Маркировочный удар» они ощутили уже в полной мере. Дело в том, что единичная продукция ремесленников продается в основном в небольших магазинах смешанной торговли. Однако продавцы, опасаясь штрафных санкций со стороны Роспотребнадзора, отказываются брать продукцию на реализацию.

- Вообще, все это напоминает передел рынка, когда более мелких производителей просто выдавливают с него, - уверен Зимин. - Однако нужно понимать, что никакой «Зенден» не будет производить валенки или другую продукцию из валяной шерсти. Хотя в наших северных широтах, особенно в деревнях валенки – это настоящее спасение от морозов. А если взять крайний север? Куда там пойдешь без пим из оленьего меха. Такое ощущение, что кто-то просто хочет расправиться с мелким бизнесом.

Еще пару лет назад, когда впервые на государственном уровне заговорили о маркировке обуви, местные ремесленники начали писать письма в Минпромторг, чтобы чиновники разъяснили, приравняют ли «кустарей» к промышленным обувным гигантам.

«Проектом распоряжения правительства РФ дополнен пункт перечня отдельных товаров сноской следующего содержания: «За исключением продуктов труда ремесленников, определяемых законодательством РФ…», - получил ответ из Минпромторга Андрей Зимин.

То есть представители министерства дали понять, что продукция ремесленников не попадает в перечень маркируемых товаров. Но тут возникает полная неразбериха на законодательном уровне. Дело в том, что в Вологодской области официально предприятиями народно-художественных промыслов (читай ремесленными), признаны лишь 4 производства - «Снежинка», «Финифть», «Северная чернь» и «Надежда». Частные мастера, которые считают себя ремесленниками, таковыми законодательно не являются. В России, как оказалось, вообще нет закона, определяющего, кто может считать себя ремесленником. То есть обычные обувные «кустари», которые изготавливают штучные валенки, лапти или унты, оказались на одной ступеньке с «Зенденом», «Карри», «Рикером» и т.д.

Неоднократно письма в Минпромторг направлял и депутат Государственной Думы от Вологодской области Евгений Шулепов. Депутат предложил министру Денису Мантурову ряд предложений, которые, на его взгляд, могли бы решить эту проблему. Евгений Шулепов, вчастности, просил провести срочный мониторинг проблем, возникающих у субъектов малого предпринимательства в связи с введением обязательной маркировки обуви. Еще одни пункт – ввести для малых производств упрощенный вариант маркировки. Также депутат просил установить предельные цены на программное обеспечение для работы с маркированными товарами и ввести мораторий на привлечение к ответственности сроком на 1 год и т.д. Однако Минпромторг снова пространно ответил, что предприятия народно-художественных промыслов «исключены из указанного перечня товаров».

Получив такой ответ, Евгений Шулепов обратился с аналогичной просьбой уже к премьер-министру Михаилу Мишустину.

- Надо понимать, что народная культура – это не просто валенки и сарафанчики. Это жизнь деревни, села и сохранение кода нации, - уверен депутат. - Человек, начиная делать что-то своими руками, вдруг вспоминает, что он может! Понимание того, что мы на многое способны, ведет к великому подъему творческого потенциала русского народа! Появляется гордость за себя и за окружающих людей. А гордость непременно порождает чувство уверенности в своих силах, в том, что мы умеем и можем, а следовательно, в состоянии не просто горшки лепить, а выстраивать целые стратегии развития городов. Если перед русским поставить четкие цели, то для него ничего невозможного нет, он преодолеет все. Через возрождение ремесла, через возрождение этой памяти приходит осознание того, кто мы и что мы можем.

- Как вы собираетесь поступить с мастерами - ремесленниками? С малыми кустарными производствами, где люди себе на жизнь и на хлеб зарабатывают собственными руками, - говорит в видеообращении к правительству Андрей Зимин. - Вы понимаете, что мы не комбинаты. У нас нет таких денег, нет людей, нет времени, у нас нет даже образования такого для маркировки. Мы не являемся народными художественными промыслами, защищенными государством. Но мы являемся носителями уникальных ремесел, уникальных традиций, культурного наследия нашей страны. Но вы от нас отвернулись.

Кстати, маркировочная учесть ожидает в скором времени и текстильную отрасль. В народном ремесле текстиль – это вышитые полотенца, лоскутные одеяла, авторская одежда, тряпичные куклы, авторская одежда и даже кружево. Маркировка текстильной продукции будет означать неминуемую гибель этого огромного ремесленного пласта.
Уже сейчас из-за карантинных мероприятий ремесленники в полной мере ощутили сильный удар. В городах нет туристов, которые являются главными покупателями их продукции. Закрываются сувенирные магазины, не работают летние ярмарки, где также продавалась львиная доля изделий ремесленников. Маркировка продукции будет для них «контрольным в голову».

Крайняя, правда, очень слабая надежда у ремесленников остается на 25 июня, когда в формате ВКС пройдет встреча производителей обувной продукции с представителями Минпромторга. Хотя сильных иллюзий от этой встречи вологодские «кустари» не питают, однако свою позицию до представителей министерства постараются донести.

- Посмотрите на произведения ремесленников. Из обычного подручного материала – из веточек, тряпочек, кусочков шерсти, бересты, глины – они делают совершенно невероятные вещи, - рассуждает Евгений Шулепов. – Это наш национальный код. Именно поэтому нужно сделать все возможное, чтобы сохранить ремесло и настоящих народных мастеров.
Поделиться
Отправить
Класснуть