​«Адскую скважину» в Белозерске назвали уникальным в мире явлением

Скважина в Белозерске, которая затопила больше десятка хозяйств, вызвала в городе режим ЧС и уже получила у местных жителей прозвище «адской», может оказаться куда более серьезной проблемой, чем кажется на первый взгляд. Питерское издание Фонтанка.ру опубликовало комментарии специалистов, из которых следует, что город — или, по крайней мере, его часть — рискует уйти под воду.

Напомним, начался этот инцидент довольно банально: из Ленобласти в дом на улице Шукшина в Белозерске приехала дачница Наталия Огурцова. Летом прошлого года она попыталась решить для себя вопрос водоснабжения. Далее первопричиной случившегося катаклизма смело можно назвать известный русский «авось». Белозерск - город с опасным ландшафтом, где уже случались непредвиденные подтопления (правда, их обычно быстро ликвидировали), объявления о бурении скважин сомнительными умельцами можно найти на ближайшем заборе, и наконец, местным властям до геологии — примерно как автору этих строк до квантовой. Кстати, к общей колонке питерской дачнице не дала подключиться как раз администрация, а к другим сетям — соседи: опасались, что «не хватит напора воды», вот и пришлось женщине самостоятельно решать проблему с источником.
ЧП оказалось даже не обычным бедствием, а по-своему уникальным. Первый бурильщик Наталии Огурцовой из Бабаево испугался, когда на глубине всего 20 метров потоками хлынула вода, и вместо того, чтобы зацементировать обсадку (возможно, это помогло бы избежать ЧС), спешно покинул сомнительный объект.

Прибывшие следом представители фирмы «Аквамарин» вскрыли скважину, из которой неожиданно забил фонтан, заливший их собственную технику. Фирма от дальнейших работ отказалась. Когда начало топить в общей сложности 12 домов на трех улицах (Шукшина, Коммунистической и Луначарского), глава Белозерска Евгений Шашкин ввел режим чрезвычайной ситуации.

Самое интересное, что прямых виновников «чрезвычайщины», по сути, не нашлось. Формально федеральные законы не запрещают бурить скважины глубиной до 100 метров без согласования с властями. Правда, в Вологодской области существуют дополнительные правила: для бурения нужны разрешение районных властей и археологические изыскания. Но даже сами чиновники признают, что эта норма фактически никогда не действовала.

Вся дальнейшая эпопея напоминает русскую поговорку «бодался теленок с дубом». В роли «теленка» в данном случае попытался выступить псковский предприниматель Анатолий Смаковский. Нескольких месяцев с попытками заткнуть (или, говоря более научно — затампонировать) злополучную скважину обошлись бюджету района в 2,9 миллиона рублей, сейчас район взял кредит еще в 20 млн., при собственном бюджете в 400 млн. Контракт с подрядчиком пока заключен на 10,4 млн. рублей. Как говорит руководитель администрации Денис Соловьев, эти деньги муниципалитет рассчитывает вернуть: область уже пообещала компенсировать затраты на ликвидацию ЧС. Для полноты картины над скважиной отслужили молебен, однако стихия не поддалась. Работы то и дело останавливали для уточнения сметы, дом Наталии Огурцовой пришлось снести, но местные жители сообщают, что на участке совсем недавно образовались новые трещины.

Одним из специалистов, которые вплотную занялись проблемой нежданного потопа в Белозерске, стала кандидат технических наук, доцент кафедры бурения скважин Горного университета Санкт-Петербурга Елена Цыгельнюк. Как считает женщина-ученый, особенность «адской скважины» в том, что ее пробурили на редкость «удачно»: как раз в этом месте расположены три тектонических трещины, массив пропитанных водой известняков, и в придачу так называемый карст — пустоты в породах, заполненные водой. Поскольку скважину вовремя не забетонировали, в этом месте образовалась карстовая воронка. Питерские журналисты дают ироничный, но отнюдь не оптимистичный прогноз развития ситуации: вода из скважины «может течь приблизительно вечно».

«Этот регион входит в первую категорию карстоопасности, – уточнила «Фонтанке» Цыгельнюк.Там вообще нельзя бурить скважины. В августе из скважины в Белозерске изливалось 400 кубов воды в час (сейчас эту цифру удалось уменьшить до 170 кубометров в сутки — прим. авт.), это очень много. Я подключилась к решению проблемы в октябре, когда произошло обрушение карста и возникла карстовая воронка. Никто в мире такими воронками не занимается: с карстом не борются, его наблюдают. Если карст приходит в движение, огораживают и выселяют целые жилые массивы. Весь город не уйдет под воду, но несколько районов могут».

По ее мнению, чтобы восстановить водонапорный горизонт (проще говоря, поставить воде преграду), необходима целая система приблизительно из 200 скважин, с промежутком в метр, заполненных полиуретановыми смолами. Стоимость одной такой скважины — порядка миллиона рублей. Ни районный, ни областной бюджет, как прикидывают ученые, таких расходов не потянет — впору обращаться на федеральный уровень.

В правительстве области считают, что ученая нагнетает ситуацию, поскольку исследования еще не проведены. Тем не менее, весной власти намерены вплотную заняться злополучной скважиной. Главное, чтобы до этого счастливого момента часть Белозерска не превратилась в небольшое озеро.

Олег Родионов

Поделиться
Отправить
Класснуть