​Музейный директор Тотьмы

Молодой директор всех музеев Тотьмы активно развивает бренды старинного города.

Почти шесть лет назад директором Тотемского музейного объединения стал 22-летний Алексей Новоселов. С тех пор он с единомышленниками двигается по следам прошлого, пытаясь заново открыть России удивительную историю родного города и дать ему новую жизнь.

— Алексей, Вы раньше работали в Санкт-Петербурге, а затем перебрались в Тотьму. Что подтолкнуло Вас покинуть большой город и уехать в Тотьму?

— Во-первых, я родился и вырос в Тотьме. Здесь живут мои родные. Здесь я учился. Позже я поступил в университет в Вологде, а потом стал жить в Питере.

Во-вторых, вопрос комфорта для меня не принципиален. Я одинаково хорошо себя чувствую и в Тотьме, и в Москве, и в Питере. Мне нравятся и большие города, и глубинка. Тотьма сочетает в себе и то, и другое.

Петербург всё-таки слишком большой город. В нем живет огромное количество людей и там очень сложно найти свое место так, чтобы оно дарило гармонию и способность развиваться. В Тотьме есть где развернуться. Для меня, как человека творческого, это был определенный вызов.

— Но есть другие исторически значимые города - Смоленск, Суздаль, Великий Новгород. Почему Вы выбрали не их?

— Феномен Тотьмы - это совокупность целого ряда исторических течений, которые удивительным образом переплелись в одном городе. Наш бывший начальник отдела туризма не уставал повторять: «Если другим городам нужно создавать какие-то бренды, чтобы привлекать гостей и туристов, то в Тотьме ничего придумывать не нужно, потому что история здесь уже столько всего «напридумывала», что только успевай все это преобразовывать в цельный образ». Хотя мне кажется, что такая культурно-историческая пестрота для нашего города в некотором смысле больше минус, чем плюс. Мы пока не совсем хорошо понимаем, как из всего этого многообразия различных исторических пластов создать единое идейное направление.

Представьте: в Тотьме в свое время активно занимались солеварением, наш город вписан в историю русского мореходства благодаря целым купеческим родам. Есть своя история русско-американских отношений, связанная с фортом Росс в Калифорнии, который основал наш земляк Иван Кусков. Есть удивительный поэт Николай Рубцов. Есть целая традиция своеобразной городской архитектуры, так называемое «тотемское барокко». Все эти направления разные и между собой далеко не всегда перекликаются.

— Почему тогда Тотьма не так известна, как, например, Суздаль или Великий Новгород?

— Город за почти 900 лет истории никогда не был известен на всю страну. Но многие негативные тенденции связаны с советским периодом, который нещадно прошелся по историческому наследию Тотьмы. То, каким наш город был до революции, и то, каким он стал при советской власти - это небо и земля.

До революции значительную часть населения города составляли люди образованные, из интеллигенции. Затем, при большевиках регион в целом был признан неперспективным - не более чем «всесоюзной лесопилкой» - и последовал серьезный социальный и экономический спад. Архитектурное наследие города было в значительной степени утрачено. Многие замечательные храмы разрушили, другие переоборудовали под мастерские и даже винзавод.

Понятно, что ни о каком туризме долгое время и речи быть не могло. Только в перестроечное время многие из малых городов России, не попавших в «Золотое кольцо», стали более-менее открываться для гостей. Эти города начали приводить хоть в какой-то порядок. В том числе повезло и Тотьме: был создан реставрационный участок, получили новую жизнь местные храмы, а краеведы, такие как Станислав Зайцев, вытащили на свет божий историю морских открытий тотьмичей.

— Что входит сейчас в музейное объединение, которое Вы возглавляете?

— В нашем ведении находится семь музеев. Это краеведческий музей, созданный в 1915 году. В музее церковной старины экспонируются деревянные храмовые скульптуры, иконы, церковное облачение.

«Музей мореходов» посвящен очень интересной странице из истории нашего города, когда купцы из Тотьмы массово отправлялись купеческими компаниями в Сибирь, на Алеутские острова добывать пушнину. Последним нашим мореходом стал мещанин Иван Кусков, знаменитый исследователь Аляски, основатель самого южного русского поселения в Америке - крепости Росс (сейчас — Форт-Росс) на территории современной Калифорнии. Ивану Кускову посвящен еще один музей.

В открытом фондохранилище находится коллекция народного быта. Здесь гости могут увидеть наш главный «хит» - комнату прялок, около 600 экземпляров на ограниченной площади. И наконец, музейно-выставочный центр, где мы устраиваем временные выставки и где сейчас организовано творческое пространство для детей и молодежи - «АнтреСОЛЬ».

Седьмой музей нашего объединения находится в селе Никольском. Это место, где воспитывался в детском доме и впоследствии неоднократно гостил поэт Николай Рубцов.

— Многие музеи, сегодня испытывают определенные трудности. Это, мягко говоря, не совсем то, чем интересуется современное подрастающее поколение. Как музей может стать интересным для посетителей?

— Зачастую в глубинке музей не говорит с посетителями на одном языке и потому перестал быть привлекательным для молодежи. Это, конечно, проблема, которая сейчас касается многих малых городов в стране. Из своего личного опыта я знаю очень мало примеров, когда музей в провинции «повернулся лицом» к молодому посетителю, стал модернизировать экспозиции, создавать общественные и культурные пространства, привлекательные именно для молодежи. Это большая беда. Если этим не заниматься всерьез, то будущее малых территорий может оказаться печальным.

Некоторые шаги в этом направлении нам сделать удалось. Во-первых, во все экспедиции, которые мы в прошлом году организовывали по проекту «Тотемское барокко», привлекали школьников из кружка юных краеведов, который был создан при центре дополнительного образования в нашем городе.

Во-вторых, мы создали творческое пространство для детей и молодежи под названием «АнтреСОЛЬ». В здании музейно-выставочного центра выделили один этаж, расставили кресла-мешки: сюда можно прийти и просто попить чай, воспользоваться бесплатным интернетом — это некоторое подобие антикафе. Так мы решили немножко сломать стереотипы молодежи о музее как о месте, где повсюду стоят непонятные пыльные витрины, которые распространяют невозможную скуку.

У меня есть один потрясающий пример. Есть такой город Северодвинск. Его история крохотная и начинается чуть ли не с 1930-х годов. Но при этом музей в городе просто замечательный. В какой-то момент его сотрудники решили обратиться к промышленному наследию Северодвинска, чтобы перезапустить музей. И это сработало, потому что почти все, кто живет сейчас в Северодвинске, так или иначе работали на этом заводе.

Теперь в их музее буквально целые залы, в которых имитируются практически все производственные процессы вплоть до пуска ракеты из субмарины.

Конечно, если музей состоит из простых стендов с пожелтевшими фотографиями, то это никого не заинтересует. Если сами сотрудники музея неравнодушны к его наследию, то даже в самом захолустном городке музей может стать движущей силой. В малом городе музей в какой-то степени заменяет и театр, и филармонию. Этот музейный функционал необходимо понимать и отрабатывать.

Тихон Сысоев

Поделиться
Отправить
Класснуть