​Владимир Корытин: «Мне надо спасти свою честь любыми путями»

Ситуация, которая сейчас образовалась на строительном рынке, близка к критической. По новой системе финансирования ряд компаний, которые занимаются строительством многоквартирных домов, могут прекратить свое существование. Так считает генеральный директор ОАО ААК «Вологдаагрострой» Владимир Корытин.

- Пройдет год, прежде чем ситуация с финансированием нормализуется. Но за этот год многие компании, особенно мелкие, могут не выдержать, - уверен Владимир Корытин. - Что произошло? Те, кто строит – сегодня не могут привлекать средства дольщиков. А финансирования банками, которое предусматривалось по закону, нет. В Вологде еще ни одно предприятие не получило кредита от банка.

Наша справка: Корытин Владимир Николаевич. Трудовую деятельность начал в 1984 году прорабом, заместителем начальника специализированной передвижной мехколонны №1123 треста «Во­логдасельстрой». С 1989 года - председатель Совета МЖК объединения «Вологдаагрострой». С 2000 года по настоящее время - генеральный директор ОАО Акционерная агростроительная компания «Вологдаагрострой». Является заместителем руководителя Правления НП «Саморе­гулируемая организация «Строительный комплекс Вологодчины». Почетный строитель Нечерноземагропромстроя, Почетный строитель России.

- Владимир Николаевич, Ваше предприятие в настоящее время работает с каким-либо банком по вопросу кредитования?

- Мы еще в июне подали документы в финансовую организацию «ДОМ.РФ», которая была создана специально для этих целей Центробанком. Но денег до сих пор не получили. Что делают банки? Они просят документы, вплоть до анализов, все наши балансы, счета, бухгалтерию… Потом говорят, что этого мало и просят в залог имущество. Мы единственное среди строительных организаций области акционерное общество. В банке говорят: «давайте все акции в залог и тогда мы вам дадим кредит. Мы даже на это пошли, хотя это и противоречит здравому смыслу. При этом залоговое имущество получилось в три раза больше, чем сумма кредита. Получается, что нас, строителей, нагнули этим 214-м Законом, а банки нет. Что в результате получается? Сегодня я медленно строю, потому что нет финансирования. Люди смотрят, что я медленно строю, и не покупают жилье. Получается замкнутый круг.

- Может, банкам это просто не выгодно?

- Банки на самом деле ничем не рискуют. Потому что банк берет в залог все здание вместе со всеми квартирами. К примеру, мы начинаем строить и автоматически вкладываем в строительство 10% - это земля, проект, первоначальные работы. Условно дом стоит 100 миллионов. Я вложил 10, когда начал строить. Для завершения строительства мне нужен кредит в 90 миллионов рублей. Банк дает деньги тогда, когда мы выполняем определенный объем работ. Я отработал на 5 миллионов, они дали нам эту же сумму. Мы выполнили еще на 10 миллионов, они так же выдали 10 миллионов. При этом у них остаются в залоге все квартиры. Люди будут видеть, что я строю, начнут брать ипотечные кредиты и открывать эскроу – счета. Банк в итоге и на мне зарабатывает, потому что я плачу проценты по кредитам, и на ипотечных кредитах дольщиков.

Если я по какой-то причине остановился и объявляю себя банкротом, у банка в залоге остается этот дом – то, что уже построено и все мое имущество, которое я заложил. Они могут спокойно найти другую строительную организацию, которая завершит строительство. Банк еще и заработает на этом. Так что риска никакого нет.

- Насколько в этом году, после введения новой системы финансирования, уменьшились объемы строительства?

- В этом году в Вологде будет сдано не больше 150.000 квадратных метров жилья. Хотя в планах было порядка 300.000 квадратных метров. Если на примере нашей организации, то последние 3-4 года мы сдавали по 20-25 тысяч квадратных метров. В этом году в лучшем случае сдадим около 7 000 квадратов. В такой ситуации работать практически невозможно.

- Но говорят, что Москва и Питер в объемах строительства ничего не потеряют. Там лучше с финансированием?

- Москва и Питер – для нас не показатель. У нас и у них себестоимость жилья одинаковая, у них даже чуть меньше. Однако стоимость квадратного метра в Москве доходит до 200.000 рублей, а у нас максимум 40.000 рублей. То есть они начали строительство и, чтобы спокойно достроить дом, могут продать 10 % квартир. Нам нужно продать 90% квартир. И такая ситуация примерно одинаковая во многих регионах.

Сейчас все основные строительные предприятия выкручиваются, как могут. Многие демпингуют. Если в этом году еще как-то продержатся, в следующем, вероятно, начнутся банкротства. У меня темпы строительства упали примерно в три раза. Тоже выкручиваюсь, как могу.

- То есть для вас сейчас главное – завершить строительство начатых домов, но о каких-то перспективах на следующий год думать уже не приходится?

- Мне надо сегодня спасти свою честь любыми путями. Если бы это не было связано со строительством жилья, можно было уже подать на банкротство. Но жилье - более ответственный бизнес. Есть физические люди, которые мне доверяют, я не могу это остановить, поэтому и отдаю в залог все имущество, которое было нажито, только бы достроить эти дома. Пока не будет нормального финансирования, планировать нет никого смысла.

- Но ведь, казалось бы, ипотечных программ сейчас множество и банкиры уверяют, что одобряют кредиты едва ли не за сутки. Почему с кредитованием строителей так тянут?

- Ипотека – это ерунда. С ней действительно вопросы решаются быстро. Но если у людей нет денег, они не будут брать ипотеку, чтобы потом отдавать по 15 – 20 тысяч рублей в месяц. Надо делать все, чтобы люди жили лучше. И здесь тоже получается замкнутый круг. К примеру, мы стали меньше строить, и мои работники стали получать в полтора раза меньше. Мне не чем им платить зарплату. Если в 2016 году они получали до 50 000 рублей в месяц, то сегодня – чуть больше 30 000 рублей. Как только падают объемы строительства, везде в городе становится хуже. Даже в продуктовых магазинах стоимость чека становится меньше. На нас завязано все – металлургия, мебель, оргтехника, питание, отделочные материалы. Если мы не строим, народ не покупает. Как только строительная отрасль падает, вся экономика сразу проседает.

- Но ведь существуют госпрограммы по строительству, к примеру, жилья для детей – сирот или по переселению из ветхого и аварийного жилья. Можно воспользоваться ими…

- Они не выгодны, потому что себестоимость квадратного метра выше, чем компенсации государства. Сегодня по этим программам выделяется по 35000 рублей за квадратный метр, причем, надо сдавать квартиры с полной отделкой. Но себестоимость квадрата намного больше. Строители не будут работать себе в убыток. Если и строить по этим программам, цену нужно поднимать минимум до 40000 рублей за квадрат. Сейчас пока относительно спокойно можно себя чувствовать только в программах по социальномустроительству – детских садов и школ, которых на самом деле стали строить больше. Там с финансированием нормально. Все, что связано с домами, просело капитально.

Александр Черняткин

Поделиться
Отправить
Класснуть